Положение в области экономической безопасности (июнь 2014 года).

485

Загрузить документ в PDF.

Риски финансовой нестабильности.

Безусловно, главным событием месяца стало выделение банком ВТБ бридж-кредита Правительству Беларуси в размере USD 2 млрд. Кредит выделяется на очень короткий срок (до сентября текущего года) (источник), и его сумма фактически совпадает с суммой кредитных ресурсов, ранее обещанных Россией и Антикризисным фондом ЕврАзЭС в 2014 году. Так, по словам российского посла Александра Сурикова, межправительственный кредит Беларуси в сумме около USD 1,5 млрд должен быть выделен в июле-августе (источник), а последний транш кредита АФ ЕврАзЭС в сумме USD 440 млн – в сентябре-октябре 2014 года (источник). Однако продолжающееся сокращение и без того небольших золото-валютных резервов (далее по тексту ЗВР) (источник) заставило Правительство ускорить получение фактически гарантированных средств и согласиться на высокие проценты по краткосрочному кредиту. При этом непосредственную проблему представляет не само истощение ЗВР с точки зрения возможности выполнения властями своих обязательств, а скорее негативная динамика резервов как важный индикатор для ожиданий экономических агентов. Отчитываясь об увеличении резервов, Правительство хочет минимизировать возможность повторения ситуации годичной давности (а точнее последних чисел июня 2013 года). Тогда после периода ослабления денежно-кредитной политики, который сопровождался падением ставок по рублевым депозитам, удешевлением кредитов и административным снижением ставки рефинансирования, произошла валютная паника. Триггером, непосредственно спровоцировавшим бегство из рубля, стал короткий период ускоренной девальвация рубля к доллару (за период с 20 по 28 июля 2013 года курс доллара вырос на 1,38% с 8 670 руб. до 8 790 руб., что во многом было обусловлено укреплением доллара на мировых рынках, в частности относительно евро). Калийная война в августе 2013 года дополнительно ухудшила ситуацию и усилила давление на рубль. В итоге более-менее стабилизировать валютный рынок удалось только к концу 2013 года, а экономике пришлось опять вернуться в эпоху сверхдорогого рубля.

В настоящее время также идёт планомерное ослабление монетарной политики, хотя и более осторожное по сравнению с прошлогодним (так, средняя ставка по новым депозитам сократилась до 30-32% по сравнению с 46% в начале года). Начали проявляться и первые негативные последствия данного процесса: зафиксирован отток срочных рублёвых депозитов физлиц (источник), стабильно высоким остаётся спрос субъектов экономики на валюту (источник). Это свидетельствует о том, что предел безрискового удешевления рубля уже практически достигнут. Именно для того, чтобы отодвинуть этот предел и избежать новостей о падении ЗВР ниже психологической отметки в USD 5 млрд и нужны были в срочном порядке ресурсы, выделенные банком ВТБ.

Таким образом, вероятность бегства из рубля в краткосрочной перспективе резко уменьшилась, и спровоцировать его могут лишь внешние причины (например, секторальные санкции против России). С учётом текущей доходности по рублёвым депозитам, превышающей в июне доходность по валютным инструментам в 3-4 раза, можно прогнозировать дальнейшее падение рублёвых ставок. Тем более после годового перерыва в банковской системе вновь наблюдается ситуация избытка ликвидности, при этом размер этого избытка нарастает (так, изъятие ресурсов Нацбанком посредством облигаций выросло с Br1,3 трлн. на 11 июня до Br 2,6 трлн. на 2 июля).

В целом финансовая ситуация в стране остается стабильной: профицит консолидированного бюджета за январь-май составил 1% ВВП (источник), после нескольких месяцев стремительного роста задолженность экономики перед банками по итогам мая практически не изменилась (+0,1%) (источник). Сальдо внешней торговли хоть и ухудшается, но остаётся на приемлемом уровне (источник). Внешний государственный долг продолжает постепенно сокращаться (источник). Существенным негативом остается значительная инфляция, которая за май составила 2,2%, а по итогам года скорее всего кратно превысит официальный прогнозный уровень 11% (источник).

Риски экономического спада.

Рост ВВП продолжил ускоряться, и по итогам января-мая он составил 1,5% при годовом прогнозе 3,3% (источник). При этом все «застарелые болячки», как откровенно выразился Александр Лукашенко (источник), сохраняются: объём производства в промышленности и сельском хозяйстве по-прежнему сокращается (-1,3% и -4,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года соответственно), складские запасы растут (+Br 986,4 млрд за май) (источник), а традиционные флагманы экономики фиксируют рекордные убытки (источник).

В прессе стали появляться и первые заявления членов Правительства по прогнозам на 2015 год. И если Премьер-министр Михаил Мясникович расплывчато призвал подойти к разработке прогноза «нестандартно», то Министр экономики Николай Снопков предложил отойти от главенствования цели роста ВВП, который по самым первым предварительным планам должен в 2015 году составить 2,2%, и сосредоточиться на управлении инфляцией. Главным инструментом достижения этой цели он видит помимо традиционных монетарных инструментов также радикальное сокращение поддержки госсектора и повышении тарифов до экономически обоснованного уровня (источник). Конечно, вероятность такого кардинального разворота экономической политики в предвыборном 2015 года очень невысока, однако показательно, что молодое поколение госуправленцев (тут можно вспомнить и программную статью помощника А. Лукашенко Кирилла Рудого (источник)) выступает за ускоренную либерализацию экономической системы. Это неизбежно порождает конфликты с подавляющей частью старых кадров, что косвенно подтверждают и слова Премьера о «перетягивании каната» в Правительстве (источник). В итоге наблюдается ситуация, когда одновременно с заявлениями о развитии новой экономики и поддержке конкуренции, власти вводят лицензирование ряда импортных позиций (источник) и вполне серьёзно рассматривают вопрос введения института специмортеров по некоторым группам товаров (источник) и ограничения в 15% в розничной торговле доли импортных товаров (источник). На фоне заявлений о необходимости передачи управленческих решений в госсекторе на микроуровень, предлагается создавать «бригады качества» (источник), которые должны осуществлять дополнительный контроль на предприятиях.

В июне после более чем двух лет анонсирования, наконец стартовало строительство инфраструктуры будущего китайско-беларуского технопарка и даже появился первый потенциальный резидент парка – компания Huawei (источник). Учитывая, что новостей о финансовом участии в процессе строительства китайской стороны (ни через прямое финансирование, ни через кредитование) не было, можно предположить, что все расходы пришлось взять на себя именно беларуским властям. При этом, если ранее потенциальные китайские инвестиции в создание предприятий на территории парка оценивали в USD 30 млрд, то сейчас разговор уже идёт о USD 15 млрд. Сократилось и прогнозируемая численность работающих в парке: предполагается, что первоначально в экономике парка будут заняты около 25 тыс. человек, и лишь в перспективе она возрастет до 120 тыс. человек (изначально же речь шла о 600 тыс. человек) (источник). В итоге с учётом срока освоения комплекса (30 лет вместо 15 планируемых ранее) рассчитывать на то, что создаваемый парк может стать серьёзным локомотивом для экономики страны не приходится.

Выводы.

Таким образом, ситуация в экономике по итогам июня остается прежней: реальный сектор испытывает существенные проблемы, но у Правительства пока остаются все возможности для обеспечения общей финансовой стабильности. При этом весь небольшой позитив от заявлений молодых членов экономического блока Правительства и аппарата А. Лукашенко о необходимости кардинального реформирования экономической системы полностью перекрывается одиозными мерами по борьбе с импортом и свободной конкуренцией.

 

Logo_руна