Положение в области экономической безопасности (июнь 2015 года).

786

Загрузить документ в PDF

Риски финансовой нестабильности.

Текущая ситуация в финансовом секторе остается достаточно стабильной. Переход на новый режим валютных торгов увеличил колебания рубля, но не привел к его существенному ослаблению (стоимость корзины валют за месяц выросла лишь на 1,5%). На валютном рынке сохраняется ситуация избыточного предложения (источник), а внешняя торговля товарами по итогам мае улучшилась (лишь минус USD 163,8 млн., что скорее всего будет покрыто традиционным плюсом по внешней торговле услугами) (источник). После нескольких месяцев интенсивного падения уже второй месяц подряд золотовалютные резервы (далее по тексту ЗВР) страны не показывают существенной динамики (источник), что само по себе уже неплохо.

Нацбанк продолжил проводить достаточно агрессивную политику по снижению ставок на рублевом рынке, используя при этом меры как экономического, так и административного характера. Так, суммарно за июнь ставки по постоянно доступным операциям изъятия ликвидности у банков снижены с 20% до 16%, а по предоставлению ликвидности – с 35% до 30%. В качестве рекомендации банкам было доведено предложение снизить ставки по рублевым депозитам на срок до 6 месяцев до уровня 25-26% годовых, а по более длительным депозитам установить ставки на уровне до 30% годовых (источник). Данная рекомендация была беспрекословно выполнена, что привело к падению ставок на рынке как рублевых депозитов, так и валютных депозитов. Желание властей приблизить уровень ставок к уровню инфляции, которая продолжает падать (за май ее значение составило 0,7% (источник)), понятно, однако оно безусловно несет существенные риски. Уже по итогам мая наметилась тенденция фактического оттока рублевых депозитов (номинальный рост рублевых депозитов населения оказался меньше среднего процента капитализации за месяц (источник)), и в июне она должна продолжиться. Хотя, судя по статистике банковской ликвидности, которая сохраняет существенный профицит (на начало июля около Br 5-6 трлн.), этот отток пока далеко не критичный. В целом складывается достаточно благоприятная ситуация для очередного набега вкладчиков на банки: снижение ставок происходит в канун очередных выборов, когда и так невысокое доверие населения в национальной валюте традиционно падает. Плохой новостью, спровоцирующей начало оттока рублевых депозитов, может стать, например, резкое падение ЗВР страны после выплаты в августе USD 1 млрд. в рамках погашения евробондов. В связи с этим крайне важным для властей будет получить существенные суммы по внешним займам в июле-августе 2015 года или хотя бы заручиться гарантией их получения. Определенное беспокойство вызывает и возможное ослабление российского рубля на фоне кризиса еврозоны.

На текущий момент потенциальные источники получения внешних кредитов все те же: правительство России, АФ ЕврАзЭС, который переименовался в Евразийский фонд стабилизации и развития (далее по тексту ЕФСР), и МВФ. При этом от планов нового размещения евробондов в 2015 году власти судя по всему уже окончательно отказались, в очередной раз перенеся их на следующий год (источник). Перспективы получения денег от первых двух источников властями рассматриваются оптимистично. Так, по словам Министра финансов Владимира Амарина договориться по кредиту от Правительства России планируется уже в июле (источник), и его приблизительная сумма может составить около USD 1,3 млрд. (источник) Обсуждение кредита ЕФСР также должно пройти уже в июля, и также оценивается как имеющее хорошие шансы на успех (источник). Наиболее же интригующим обещает стать приезд в июле в Минск миссии МВФ для обсуждения возможности новой кредитной программы (источник). Результат и ход переговоров станут лакмусовой бумажкой готовности властей идти на существенные экономические преобразования.

Риски экономического спада.

Ситуация в реальном секторе продолжает ухудшаться: падение ВВП за пять месяцев ускорилось до 3%, промышленность сократилась на 7,7% (источник). Наиболее критичной ситуация остается в тяжелой промышленности, традиционно обеспечивающей значительное количество рабочих мест. В такой ситуации была высока вероятность, что власти будут вынуждены пойти на увеличение поддержки предприятиям госсектора, что в итоге может привести к дестабилизации в финансовой сфере. Однако, судя по всему, на этот раз власти решили воздержаться от накачки экономики эмиссионными ресурсами в предвыборный период (источник). Более того общий объем господдержки экономики планируется сократить как по планам на 2016 год (источник), так и по итогам 2015 года. Например, строительство жилья с господдержкой в 2015 году по прогнозу властей составит около 1,5 млн. кв. м вместо 2,5 млн. по первоначальному плану (источник), а количество госпрограмм на будущую пятилетку по текущему плану предполагается сократить до 24 вместо 101 изначально (источник).

Однако последовательными действия властей в вопросе госсподдержки назвать все же нельзя. Так, фактически по требованию Александра Лукашенко Правительство разработало программу точечной поддержки нескольких предприятий «фамильного серебра» (МАЗа, МТЗ, Гомсельмаша, Гомельского завода литья и нормалей) за счет бюджетных источников и ресурсов банков (источник). В целом такой способ госсподдержки безусловно более цивилизованный и не должен спровоцировать рост инфляции и падение нацвалюты, но и он не избавлен от негативных последствий: это и сокращение госрасходов по иным направлениям, и рост плохих долгов у банков, и сокращение объема доступных кредитных ресурсов для эффективно работающих предприятий. Все эти факторы в свою очередь оказывает сдерживающее воздействие на общий экономический рост. Сомнительно также, что такие меры найдут поддержку у МВФ, хотя власти и попытаются обосновать их необходимостью поддержать производителей в период временных трудностей.

Все также актуальным остается вопрос готовности властей проводить серьезные структурные преобразования. С одной стороны, члены Правительства заявляют о выработке дорожной карты структурных реформ (источник), которую предполагает заложить в основу программы развития экономики страны на ближайшую пятилетку, а также представить в процессе переговоров с МВФ. При этом какая-либо конкретика относительно основных направлений, скорости и методов планируемых реформ все так же отсутствует, а неоднократное требование А. Лукашенко сохранить промышленность страны и не сокращать занятость в этом секторе (источник) абсолютно не согласуется с задачей структурной перестройки экономики страны.

Выводы.

Таким образом, ключевыми рисками остаются риски связанные с возможностью резкого оттока рублевых депозитов в условиях низких ЗВР. Нивелировать эти угрозы за счет наращивания резервов, власти, несмотря на все увещевания, пока так и не смогли. Усугубляет ситуацию очередной период низких рублевых ставок в преддверии президентской кампании. Никак не решается пока и проблема экономического спада, при чем очевидно, что консенсуса во властных кабинетах о причинах текущей ситуации и направлениях дальнейших действий, на данный момент.

Logo_руна