Положение в области экономической безопасности (май 2014 года).

481

Загрузить документ в PDF

Риски финансовой нестабильности.

Как и рассчитывала беларуская сторона, ещё до подписания договора о создании Евразийского экономического союза (далее по тексту ЕАЭС) между Минском и Москвой был согласован порядок возврата экспортных нефтепошлин в российский бюджет. Правда, носит он пока временный характер. По достигнутому соглашению, в 2015 году Беларусь из суммы экспортных пошлин получит USD 1,5 млрд. (источник). В дальнейшем сумма может быть пересмотрена (видимо, поэтому Александр Лукашенко утверждал, что с 2016 года Беларусь будет оставлять себе всю пошлину (источник)), однако российская сторона ничего конкретного не озвучила. Фактически решён вопрос с достаточными поставками нефти для беларуских НПЗ. Если ранее нефтяные балансы Беларусь была вынуждена согласовывать ежегодно, а то и ежеквартально, то сейчас размер поставок определён до 2024 года (23 млн. тонн в 2015 году и 24 млн. тонн с 2016) (источник). Решается вопрос и с выделением очередного российского кредита: до конца июня банк ВТБ предоставит бридж-кредит в сумме USD 1 млрд. на период до получения обещанного ранее Россией 2-ухмиллиардного межправительственного кредита (источник). В мае было также подписано соглашение со Сбербанком об открытии кредитной линии в размере USD 500 млн. на нужды строительства АЭС (источник). Выделенные и обещанные финансовые транши призваны поддержать сокращающиеся золотовалютные резервы страны (источник) и обеспечить стабильность валютного рынка в Беларуси. Показательным индикатором роста уверенности рынка в текущей стабильности беларуской экономики являются котировки евробондов, текущая доходность по которым в конце мая — начале июня достигла исторических минимумов (5,59 % по пятилетним облигациям (источник)). Положительным фактором является так же существенное улучшение внешнеторгового сальдо и платежного баланса (дефицит текущего счета составил 6,9% к ВВП в январе-феврале 2014 года в сравнении с 13,7% ВВП за тот же период прошлого года (источник)), связанное с оживлением калийного рынка, сокращение промежуточного и инвестиционного импорта.

В тоже время, судя по заявлением Правительства и оперативным статданным, власти начали процесс предвыборного разогрева экономики через рост кредитной экспансии. По результатам апреля уже точно можно говорить о провале объявленного в октябре прошлого года плана по ограничению прироста кредита экономике в размере не более 0,7% в месяц. Если за период с октября 2013 года по февраль 2014 года эти планы худо-бедно выдерживались (хотя бы в части рублёвого кредитования), то в марте-апреле рост кредитов резко ускорился (так, прирост рублёвых кредитов составил 1,5% в марте и 1,35% в апреле). Продолжил Нацбанк и дальнейшее формальное ослабление денежно-кредитной политики: ставка рефинансирования второй месяц подряд была снижена на 1 п.п., принято довольно странное решение об ограничении максимальной ставки по рублёвым кредитам для юрлиц (на текущий момент она составила 40,3% (источник)). Несмотря на рост спроса со стороны всех секторов экономики на валюту (в мае чистая покупка валюты физическими и юридическими лицами составила USD 292 млн. против USD 13 млн. месяц назад (источник)) и прекращение роста размера депозитов падение ставок по рублёвым депозитам и кредитам продолжилось. При этом резко ужесточилась и риторика Правительства: так, Премьер-министр Михаил Мясникович заявил, что дал поручение Нацбанку (на что формально никаких полномочий не имел) активнее снижать ставки (источник). Кредиты же для сельского хозяйства и вовсе было предложено выдавать под 2-5% годовых (источник).

Риски экономического спада.

Запомнился месяц и небывалой активностью Правительства в вопросе повышения эффективности сельского хозяйства, сопровождающейся множеством совещаний и выездом «в поля». Межведомственная комиссия по решению проблем сельского хозяйства по поручению А. Лукашенко была создана ещё в феврале. Хотя беларуские власти гордятся сельхозсектором страны, его эффективность с учётом вложенных инвестиций остаётся совсем невысокой (более 35 % организаций неплатежеспособны, почти 60% в первом квартале сработали с убытками (источник), средняя зарплата в отрасли на четверть ниже средней по стране (источник)). Возможности же поддерживать отрасль и далее за счёт массированных госинвестиций серьёзно сокращаются (как по причине ограниченности госсресурсов, так и в связи с взятыми обязательствами в рамках ЕАЭС). Результаты работы комиссии можно рассматривать в качестве маркера того, насколько власти готовы на какие-либо серьезные экономические преобразования в принципе. И если в предыдущие месяцы работы комиссии публичное внимание больше уделялось разрабатываемым экономическим рычагам регулирования отрасли, то в мае власти сосредоточились на необходимости усиления административного аппарата. На текущий момент возродить сельхозотрасль планируется за счёт повышения дисциплины, усиления персональной ответственности, «жесткой диктатуры технологий» (источник) и даже нашумевшего «крепостного права» (которое, скорее всего, коснется только руководителей сельхозорганизаций (источник)). Личное активное участие А. Лукашенко и местных властей в совещании по текущим проблемам кормозаготовки (источник) совершенно не согласуется с предложениями комиссии об усилении операционной самостоятельности сельхозпредприятий и раскрепощении инициативы у руководителей среднего и низового звена.

И хотя члены Правительства периодически могут порассуждать о том, что традиционная модель исчерпала себя (источник) и даже планируют в очередной раз разработать стратегию реформирования экономики, очевидно, что политическое решение о старте и глубине таких преобразований остаётся за А. Лукашенко. В попытке повлиять на его решения Правительство отважилось на довольно нестандартный ход и пригласило делегацию китайских экспертов, которые должны оценить перспективы экономики страны и сделать предложения по основным шагам её реформирования (источник). Расчёт явно на то, что выводы китайских специалистов будут приняты с большим доверием по сравнению с советами западным и российских экспертов. Однако вероятность того, что в предвыборный период беларуский руководитель пойдет на сколь-нибудь радикальные шаги фактически нулевая, и в лучшем случае наработки Правительства могут пригодиться в 2016 году.

Риски для экономической самостоятельности.

Безусловно, главным событием месяца стало подписание 29.05.2014 договора о создании Евразийского экономического союза (далее по тексту ЕАЭС). Формально новое интеграционное образование начнет функционировать с 01.01.2015, но реальным содержанием будет наполняться ещё довольно длительное время. Фактически подписанный документ представляет собой договор о намерениях и содержит список основных направлений экономической интеграции с очерченными сроками. Таким образом, вся работа по унификации экономических систем стран-союзниц и решению спорных вопросов ещё предстоит. Так, единый энергетический рынок должен появиться не позднее 2019 года, общий доступ к газотранспортным, нефтетранспортным и нефтепродуктовым системам будет обеспечен только к началу 2025 года (источник). Формирование единых рынков услуг в 2015 году начнется лишь по небольшим секторам, и только в дальнейшем стороны перейдут к созданию единого рынка финансовых услуг, транспорта, телекоммуникаций, строительства. В тоже время такие сферы как валютная политика, система здравоохранения, пенсионная и социальная система вообще не охватываются интеграционными планами. Подписанный договор не предусматривает и политической интеграции. Таким образом, даже при успешной реализации заявленных планов (в чем, судя по опыту Таможенного союза, есть существенные сомнения) в среднесрочной перспективе ЕАЭС будет представлять собой сильно усеченную копию ЕС.

Выводы.

Зафиксированный в январе-апреле экономический рост (+1,1% ВВП) можно объяснить смягчением денежно-кредитной политики, активизацией в калийной отрасли (источник) и продолжившимся вопреки рекомендациям МВФ ростом реальных доходов населения (+6,6 % к уровню предыдущего года (источник)).

По результатам мая можно впервые с 2011 года фиксировать смену вектора внимания руководства страны с проблем обеспечения финансовой стабильности на проблемы экономического роста. Это обусловлено как успокоенностью властей в связи с достижением ряда договоренностей с Россией, так и приближением президентской кампании. Методы разогрева экономики используются традиционные – кредитная накачка и административный нажим. Стоит, однако, отметить, что исходные условия для начала разгона экономики значительно хуже условий 2010 года: процентные ставки остаются объективно высокими, в российской экономике наблюдается стагнация, а отдача на инвестиции в госсектор продолжает падать (показателен пример очередной инспекции Комитетом госконтроля процесса модернизации на предприятиях деревообработки (источник)). Опасность для властей представляет и опыт населения, которое в основной своей массе будет заранее готовиться к повторению 2011 года и создавать дополнительное давление на валютный и кредитный рынок.

Создание ЕАЭС повышает риски для нереформированных секторов беларуской экономики, связанные с ростом конкуренции на объединенных рынках. Например, по договору беларуские власти взяли на себя обязательства по такому болезненному вопросу, как урезание поддержки сельскому хозяйству. Однако нельзя не признать, что эти риски являются неизбежным при любом варианте развития экономики страны. Более того в долгосрочной перспективе именно максимальное развитие конкуренции представляется наиболее благоприятным условием роста эффективности экономики.

 

Logo_руна