Положение в области экономической безопасности (сентябрь 2014 года).

578

Загрузить документ в PDF

Риски финансовой нестабильности.

Месяц ознаменовался непривычно рекордным ослаблением беларуского рубля к доллару: вместо привычных Br 100-110 курс доллара вырос на Br 160 рублей. Нацбанку пришлось пойти на данную меру на фоне резкого роста доллара относительно евро и особенно российского рубля, но даже при такой динамике американской валюты беларуский рубль за сентябрь укрепился относительно валютной корзины. Плавная и предсказуемая девальвация рассматривается властями как важное условие сохранения стабильности на денежном рынке. Однако, Нацбанк, видимо, настолько уверен в устойчивости текущей ситуации, что отважился нарушить негласное правило роста курса доллара, просуществовавшее больше года. И основания для этого, безусловно, есть: на валютном рынке продолжает наблюдаться чистое предложение валюты, при этом со стороны населения оно увеличилось до рекордных значений (USD 157,3 млн) (источник), серьезную положительную динамику показывают рублёвые депозиты населения (+5,5% прироста за август). В результате даже несмотря на рекордный прирост кредитования в августе (источник) в банковской системе сохраняется ситуация значительного избытка рублевой ликвидности (источник). На относительно неплохом уровне сохраняется фундаментальный показатель сальдо внешней торговли (источник), продолжает замедляться инфляция (за август она составила 0,8% (источник)), а меры Правительства по сдерживания средней зарплаты привели к ее падению на 2,2% в реальном исчислении (источник), что также положительно влияет на макроэкономическую стабильность в стране. Сразу несколько крупных кредитов получены или согласованы в сентябре (российский межправительственный кредит (источник), кредитная линия Китая на сумму USD 1млрд, кредит на строительство АЭС в размере до USD 10 млрд (источник)). Существенное же сокращение золото-валютных резервов (далее по тексту ЗВР) (минус USD 284,9 млн за сентябрь) в значительной мере обусловлено обслуживанием внешнего долга и падением стоимости золота (источник).

В целом по денежному рынку можно предполагать наступление стабилизации ставок или, по крайней мере, существенное замедление их падения. Это обуславливается как необходимостью ослабления рубля к валютной корзине (в результате чего долларовая доходность по рублевым депозитам сократится), так и сложившимся уровнем инфляции. При этом Нацбанк скорее всего продолжит линию реального смягчения денежно-кредитной политики (источник), но уже значительно более осторожными темпами (так, ставку рефинансирования уже планируют не снижать до конца года (источник)).

По-прежнему напряженной остается ситуация с исполнением бюджета, профицит которого на текущий момент составляет 1,2% ВВП за счёт сдерживания непервоочередных расходов (источник). С большой долей вероятности можно предположить, что власти будут вынуждены пойти на меры по серьезному сокращению бюджетных расходов, аналогичные предпринятым в конце 2013 года. При этом не ясной остается судьба и бюджета на 2015 год: предложенные ранее налоговые преобразования видимо все же не будут предприняты (источник), а восполнить выпадающие доходы фактически нечем. Дополнительные сложности возникают в результате налогового маневра в России и предполагаемого падения доходности нефтепереработки. При этом Правительство предполагает исполнить в следующем году бюджет на бездефицитном уровне, нарастив одновременно социальные расходы. Можно предположить, что частично это будет достигнуто за счёт урезания расходов на госинвестиции.

Риски для экономической самостоятельности.

Пожалуй, главным событием на ниве интеграционных проектов стало решение России приступить к т.н. налоговому маневру (смещение налоговой нагрузки с экспорта нефтепродуктов и нефти на добычу нефти) уже с 2015 года. Эти планы вызвали серьезное недовольство беларуской стороны (источник), и переросли в попытки выторговать дополнительные преференции в обмен на ратификацию договора о создании Евразийского экономического союза (далее по тексту ЕАЭС) (источник). Так, беларуская сторона вновь стала требовать уступок по вопросу возврата пошлин от экспорта нефтепродуктов в российский бюджет в размере USD 1-1,5 млрд. Прямая увязка вопроса возврата экспортных пошлин с вопросом реформирования налогообложения нефтедобычи в России выглядит не совсем логичной, но недовольство официального Минска вполне понятно: постепенное сворачивание системы субсидирования внутренних потребителей энергоресурсов снижает доходность беларуской нефтепереработки и в целом уменьшает конкурентные преимущества беларуских производителей.

На фоне планов скорого присоединения к союзу Армении (источник) количество конфликтов, пусть и относительно незначительных, между его участниками продолжает возрастать. Так, в сентябре российская сторона решила ввести ограничение на ввоз казахской и беларуской водки, поскольку ставки акцизов в этих странах (особенно в Казахстане) и соответственно цена конечного товара существенно ниже российских. Казахская сторона отреагировала на данное предложение достаточно резко (источник), объявив такие действия не соответствующими нормам Таможенного союза и ЕАЭС. В целом данная ситуация является прямым результатом того, что интеграционные образования создавались наспех без необходимой предварительной работы по синхронизации экономических систем. И если ранее Россия была готова финансировать решение возникающих конфликтов за свой счет, то сейчас делать ей это придется избирательно. Это делает конструкцию интеграционных образований существенно менее устойчивой.

Риски экономического спада.

На фоне скромного экономического роста (+1,5% за восемь месяцев 2014 года (источник)) власти озвучили основные параметры планов на 2015 год, которые оказались достаточно сдержанными: прирост ВВП на 2-2,4%, вложений в основной капитал – на 0,7%, реальных доходов населения на 1,7-2,1% (источник). Однако с учетом текущей динамики ВВП и прогнозов международных институтов относительно экономического роста в Беларуси (источник) и России (источник) данные цифры все равно остаются достаточно оптимистичными. Примечательно, что уже третий год подряд прогнозы Правительства становятся все скромнее и ближе к реальности (5,5% в 2013 году, 3,3% в 2014, 2-2,4% в 2015). Не случайными на этом фоне кажутся активизированные разговоры об очередной подготовке плана структурных преобразований, который должен начать реализовываться с 2016 года (т.е. в первый послевыборный год) (источник, источник). Ключевыми моментами предполагаемых преобразований должны стать изменение механизма управления госсобственностью и устранение перекрестного субсидирование. При этом насколько можно понять, широкомасштабная приватизация всерьез не рассматривается. Пример т.н. интеграционных проектов, ни один из которых так пока и не реализован, хорошо показывает, что власти Беларуси готовы расставаться с госсобственностью лишь в крайнем случае.

Также стоит выделить подписание договора с Китаем на выделение кредитной линии в размере USD 1 млрд на реализацию инвестпроектов. Фактически это означает, что вопрос финансирования беларуско-китайского технопарка наконец сдвинулся с мертвой точки. Правда выделяемая сумма сравнительно невелика, да и получена лишь через год после его анонсирования и в совершенно иной форме. Так, в июле 2013 года председатель Нацбанка Надежда Ермакова заявляла о переговорах с КНР о выделении несвязанного кредита, который будет использован для пополнения ЗВР (источник). Согласно подписанному же соглашению, кредитная линия выделяется даже не Правительству напрямую, а Беларусбанку и Банку развития, и строго под инвестиционные проекты. В целом это показывает степень важности проекта для Китая и не позволяет надеяться, что технопарк может стать сколь-нибудь серьезным локомотивом экономического роста в стране.

Выводы.

Таким образом, по итогам сентября можно констатировать некоторое улучшение как в финансовом, так и реальном секторе экономики страны. Наиболее серьезными остаются внешние риски, связанные с углублением конфликта между Россией и Украиной. С другой стороны сохранение конфликта дает беларускому Правительству возможности по получению дополнительных преференции со стороны России, например, в вопросе возмещения нефтяных экспортных пошлин на уровне выше оговоренного ранее. Сдержанные планы властей на 2015 год позволяют сделать вывод, что очередной предвыборный год пройдет без традиционной накачки экономики, опасной нарастанием дисбалансов. При этом Правительство уже сейчас продумывает варианты (правда достаточно сдержанные) реформирования экономики в политически благоприятный для этого послевыборный период.

 

Logo_руна