Положение в области экономической безопасности (сентябрь 2016 года)

2551

Загрузить документ в PDF

Риски финансовой нестабильности

Главным ньюсмейкером месяца можно считать МВФ, который отметился фундаментальным докладом по ситуации в экономике Беларуси и визитом в Минск его специалистов с неожиданной миссией. Доклад был подготовлен сотрудниками Фонда по результатам июньского посещения Беларуси и традиционно содержит как оценку действий властей, текущего состояния экономики страны и ее перспектив, так и набор рекомендуемых мер экономической политики. Ключевым риском для экономики страны в среднесрочной перспективе специалистами МВФ рассматривается риск приемлемости уровня госдолга. Фонд настоятельно рекомендует властям задать в качестве целевого параметра предельный уровень госдолга не более 70% ВВП и годовых расходов на его обслуживание не более 15% ВВП (источник). При этом по данным МВФ текущий размер госдолга в широком определении (т.е. с включением в него государственных гарантий и долгов местных властей) уже достиг 54% ВВП, причем более 86% его составляет валютный долг. При базовом сценарии развития экономики (т.е. при отказе властей от углубления структурных реформ) эти предельные значения по оценке Фонда могут быть достигнуты уже к 2021 году. Такая динамика госдолга объясняется сохраняющимся дефицитом счета текущих операций, который по итогам 2016 года может достичь 5% ВВП после дефицита в 3,8% ВВП годом ранее. Усугубляет проблему долга и затянувшийся экономический спад, ожидаемый МВФ и в 2017 году на уровне 0,5% (источник). Финансовые проблемы стратегических госпредприятий повышают вероятность наступления обязательств по государственным гарантиям и создают потребность в рекапитализации госбанков. По оценкам МВФ, это приведет к дополнительному давлению на бюджет в размере 15,5% ВВП за период до 2021 года.

Расчеты Фонда показывают, что для выхода на приемлемые показатели платежного баланса необходимо ослабить реальный эффективный курс рубля почти на 10% (источник). В тоже время специалисты МВФ не рекомендуют властям проводить очередную девальвацию, поскольку это крайне негативно отразится на банковском секторе и финансовой устойчивости экономики в целом, и предлагают достичь аналогичного результата через проведение структурных преобразований – за счет реформы госсектора и реструктуризации проблемных предприятий, а также ухода от практики перекрестного субсидирования. Эти меры должны повысить эффективность потребления ресурсов в экономике, уменьшить реальный бюджетный дефицит и улучшить результаты внешней торговли. Для стимулирования экономического роста в случае проведения реформ в краткосрочном периоде Фонд допускает возможность ослабления бюджетной политики и временного наращивания дефицита, направляемого в том числе и на компенсационные выплаты населению. Однако в дальнейшем потребуется бюджетная консолидация ежегодно на 0,5% ВВП, способами которой могут рассматриваться сдерживание зарплат в бюджетном секторе и повышение пенсионного возраста до 65 лет.

Если в вопросах денежно-кредитной политики можно констатировать консенсус властей и представителей МВФ, то вопрос структурных реформ и бюджетной консолидации встречает уклончивую реакцию руководства страны. Судя по всему, в похожем уклончивом тоне прошли и последние переговоры в Минске. Правительство в целом соглашается с рекомендациями МВФ, однако по ключевым вопросам (в особенности, по реформированию госсектора и разработке механизма реструктуризации и ликвидации неэффективных предприятий, повышению уровня возмещения населением расходов на ЖКУ до 100% к 2018 году) занимает двоякую позицию. Так, Правительство соглашается с отказом от перекрестного субсидирования ЖКУ к 2018 году, однако предполагает сделать это не столько за счет роста тарифов для населения, сколько за счет снижения расходов в ЖКХ (источник). Исходя из текущего уровня возмещения этих услуг населением, которое по оценкам властей составляет порядка 58%, такая задача выглядит фактически недостижимой. Не определились пока власти и с планами реформирования госсектора, стратегия относительно которого все еще находится в стадии разработки. Однако сама идея широкого применения практики банкротства несостоятельных госпредприятий рассматривается как не соответствующая социальной направленности беларуской системы. Некоторые члены Правительства и вовсе отрицают необходимость существенных преобразований, рассматривая текущие проблемы экономики как результат временного ухудшения внешних условий. С резкой публичной критикой необходимости сокращать социальные расходы выступил и Александр Лукашенко, отказавшийся подписывать письмо о намерениях в существующем виде и потребовавший его доработки (источник). Однако, несмотря на это, часть Правительства по-прежнему уверенна в положительном результате переговоров с МВФ о согласовании новой программы (источник).

В финансовом секторе сохраняются наметившиеся ранее как положительные, так и отрицательные тенденции. Так, уровень плохих долгов в банковской системе демонстрируют рост, практически достигнув значения 14,8% (источник). Несмотря на такие показатели, власти продолжают уверять о нахождении ситуации под контролем. Весомым аргументом такого утверждения является результат независимого аудита 9 крупнейших банков страны, аккумулирующих 92% банковских активов, который был проведен по рекомендациям МВФ. В сентябре Нацбанк обнародовать его результаты, которые оказались в целом достаточно позитивными. Так, с учетом проведенной оценки качества активов уровень достаточности капитала в банковской системе в целом превышает норматив. При этом потенциальные проблемы выявлены только у 3-ех банков (в российском Альфа-Банке и государственных Белагропромбанке и Белинвестбанке), а крупнейший банк страны Беларусбанк и вовсе продемонстрировал показатель достаточности капитала на уровне 17,5% при установленном нормативе 10,625% (источник). Судя по всему, выявленные проблемы будут оперативно купированы за счет привлечение ресурсов от материнских структур и реструктуризации долгов проблемных кредитополучателей (например, путем передачи плохих долгов Агентству по управлению активами, созданному в августе специально для работы с долгами сельского хозяйства).

Благоприятная ситуация складывается для решения задачи по сокращению ставок на рублевом рынке. В августе впервые за 7 лет в стране была зафиксирована дефляция на уровне 0,1% (источник), пусть ее причины и были преимущественно сезонными. Неплохой рост показали рублевые депозиты (+1,8%), а сокращение валютных депозитов замедлилось (-0,18%) (источник). Рекордного за год уровня достигла чистая продажа валюты населением, составившая в августе USD 282,1 млн. (источник). Внешнеэкономическая ситуация позволила сохранить в сентябре стабильность рубля к валютной корзине (его ослабление составило менее 0,5%) и укрепить его курс к доллару на 1,7%, что должно стимулировать рост доверия населения к национальной валюте. В итоге ставки по вновь выдаваемым рублевым кредитам для организаций в августе упали на 1,5-3,4 п.п. до уровня 18,7-21,8% (источник).

Риски экономического спада

Недопоставка российской нефти привела к дополнительному падению ВВП на 0,3% (источник), что способствовало общему ухудшению его динамики до минус 3% по итогам января-августа 2016 года в сравнение с минус 2,7% месяцем ранее (источник). Вторым фактором углубления экономического спада стали результаты сельского хозяйства, продемонстрировавшего сокращение на 2,2% из-за погодных условий и недостаточного финансирования. В тоже время стоит отметить некоторое улучшение ситуации в промышленности: спад в этой отрасли замедлился с 2% до 1,8%, и при этом запасы готовой продукции достигли минимального с января 2013 года уровня (64,7% среднемесячного производства) (источник). Небольшой рост средней зарплаты фиксируется как в номинальном рублевом, так и долларовом исчислении (+0,6% и +2,4% соответственно) (источник). Определенные улучшения наблюдаются и на внешних рынках: цена на нефть выросла на фоне соглашения о заморозке добычи странами ОПЕК и в начале октября закрепилась на уровне чуть выше USD 50 за баррель, улучшился прогноз МВФ по экономическому росту в России (-0,8% в текущем и +1,1% в 2017 году) (источник). Фактически складывающиеся внешнеэкономические условия уже ощутимо благоприятнее заложенных Правительством в качестве базовых на 2017 год (цена на нефть USD 45 за баррель, курс доллара — не более RUB 70), исходя из которых рост ВВП ожидается властями на уровне 1,7% (источник). Учитывая историческую склонность Правительства переоценивать прогнозы по ВВП, в 2017 году при сохранении текущей внешней ситуации можно ожидать экономического роста близкого к нулю с возможностью небольшого его отклонения в обе стороны. Однако в любом случае вероятность развития ситуации по экстремально неблагоприятному сценарию существенно снижается.

Риски для экономической самостоятельности

Краткосрочные риски по-прежнему связаны с потенциальным резким ухудшением условий внешней торговли, актуальным в свете текущего нефтегазового конфликта с Россией. Несмотря на появившуюся еще в августе информацию о близости окончания переговоров, достигнуть согласия по ценам на газ так и не получилось. Скорее можно говорить про вялотекущую эскалацию конфликта: после резких публичных заявлений А. Лукашенко (источник) Правительство Беларуси в одностороннем порядке на 50% повысило стоимость прокачки нефти по беларуским трубопроводам, а российские власти озвучили очередные претензии к реэкспорту запрещенной продукции. По некоторой информации, беларуская сторона не соглашается на предложенную Россией компромиссную цену на уровне USD 100, требуя ее снижение до USD 73 (источник). Логику беларуских властей безусловно можно понять – получение дополнительной скидки улучшит показатели платежного баланса и, следовательно, уменьшит потребность в проведении болезненных реформ. Однако текущая ситуация пока складывается не в пользу Беларуси: Россия уже снизила поставки нефти в 3-ем квартале на 40% и также планирует снизить в 4-ом практически вдвое (до 3 млн. тонн вместо 5,7 млн. тонн по плану) (источник). Под угрозой может оказаться и судьба очередного транша кредита Евразийского фонда стабилизации и развития, получить который власти рассчитывали в сентябре-октябре.

Выводы.

Ключевыми неопределенностями в краткосрочном периоде остаются условия окончания нефтегазового спора с Россией и достижение согласия по новой программе с МВФ. Благоприятное решение обоих вопросов улучшит условия для сохранения финансовой стабильности и ускорения экономического роста в стране. Однако возможность начала глубоких структурных реформ, которые являются ключевым условием получения финансирования от МВФ, все также остается туманной из-за политического позиции руководства страны.

 

Logo_руна