Положение в области национальной безопасности Беларуси (ноябрь 2020 года)

2472

Загрузить документ в PDF

Важнейшие события месяца. 19.11.2020 Александр Лукашенко произвел ряд кадровых назначений в силовых структурах (источник). Так командующий Внутренними войсками МВД (далее по тексту ВВ МВД) Юрий Назаренко стал Первым заместителем Министра внутренних дел — начальником милиции общественной безопасности. Внутренние войска возглавил прославившийся участием в жестких подавлениях протестов в Минске Николай Карпенков.

Кроме того, экс-Министр обороны и экс-Госсекретарь Совбеза Беларуси Андрей Равков назначен Послом в Азербайджане. А экс-Генеральный прокурор страны назначен Послом в Армении. При этом А. Лукашенко для чего-то публично начал объяснять, что направление их на дипломатическую работу не является почетным ожиданием пенсии, они по прежнему в кадровой «обойме» правителя. В данном случае утверждения Лукашенко стоит воспринимать ровно наоборот: назначение на посольские должности в постсоветских столицах – традиционный механизм почетной отставки высокопоставленных чиновников. Исключение только должность посла в России, где приходится напряженно работать.

Динамика развития положения за месяц. 23.11.2020 А. Лукашенко принял Министра обороны Беларуси Виктора Хренина (источник). В ходе встречи обсуждались перспективы более активного участия страны в миротворческих операциях (сейчас это участие ограничивается миссией ООН в Ливане и мониторинговой миссией в Украине в рамках ОБСЕ). Также запланировано создание Молодежного патриотического центра в Брестской крепости под эгидой оборонного ведомства.

Далее, глава Минобороны Беларуси сообщил, что в 2020 году в армию было призвано около 9 тыс. военнообязанных для повышения их уровня подготовки и обслуживания техники и вооружения.

В. Хренин заявил, что обстановка у границ Беларуси сложная в силу военных приготовлений соседних государств, но угроз стране нет (источник).

Также глава оборонного ведомства сообщил, что в армии служат только 20% парней. На самом деле, собственно в вооруженных силах – порядка 30%, и еще около 10% в структурах МВД, Госпогранкомитета и КГБ.

27.11.2020 А. Лукашенко порадовал публику новостями с разведывательных фронтов: в Украине под Киевом создан центр информационно-психологических операций против Беларуси (источник). В дополнение к тому, который со слов Лукашенко, ранее был замечен под Варшавой. Подрывные центры специализируются на Telegram-каналах, заправляют там всем, естественно, американские специалисты. Дальше Лукашенко, ссылаясь на разведсводки КГБ, привел якобы высказывания иностранных чиновников антибеларуской направленности.

В тот же день в режиме видеоконференции прошло заседание Межгосударственной комиссии по военно-экономическому сотрудничеству ОДКБ (источник). Участники рассмотрели в частности вопросы сотрудничества по совместной разработке и модернизации продукции военного назначения, осуществления совместных мер в области диверсификации продукции национальных ВПК государств – членов ОДКБ.

Прокуратура, активно включившись в карательную деятельность по подавлению народных протестов, демонстрирует в этом направлении изрядную изобретательность: в Брестской области в ноябре состоялся вебинар для руководящих работников и специалистов учреждений культуры региона (источник). На котором, в частности обсуждались вопросы работы библиотек и клубов с молодежью, включая «сферу формирования правосознания и уважительного отношения к закону». Представитель прокуратуры затронул и вопросы неблагоприятных последствий для граждан, участвующих в протестах.

Эпидемия китайского коронавируса продолжает оказывать влияние на формат сотрудничества в сфере безопасности в рамках СНГ/ОДКБ (источник). Важнейшие консультативные и политические мероприятия проводятся в дистанционном формате, снижаются масштабы совместной боевой подготовки. При этом заинтересованные страны не демонстрируют оптимизма относительно возможности взять под контроль эпидемию в ближайшие месяцы. Проработан вопрос организации совместных учений в условиях продолжения пандемии.

В течение ноября руководство Минобороны Беларуси сделало несколько заявлений, относительно перспектив закупок новой техники и вооружения для нужд армии. В текущем году закуплен опытный образец разведывательной машины БРДМ-4Б2, способной вести радиолокационную разведку наземных и низколетящих воздушных целей, оптическую и оптико-электронную разведку, в том числе в инфракрасном спектре, воздушную разведку с применением БЛА (источник). На 2021 год планируется поставка десяти таких машин для оснащения ими одного из разведывательных батальонов. Также закупаются легкие автомобили типа «Багги», парашютные системы, приборы наблюдения типа «Пума», новые типы разведывательной аппаратуры и БПЛА.

Минобороны продолжит в 2021 году закупки самолетов Су-30СМ (4 единицы). Также в планах 4 вертолета Ми-35 и два батальонных комплекта БТР-82А для механизированных батальонов, средства радиоэлектронной борьбы и связи беларуского производства.

Согласно подготовленного плана развития Вооруженных Сил Беларуси на 2021-2025 годы, обновление вооружения будет проводиться исходя из финансовых возможностей государства (источник). Т.е. принципиального улучшения финансового обеспечения национальной обороны ждать не стоит, финансирование армии, по крайней мере, в части закупок новой техники, будет вестись по нижней границе необходимого (в лучшем случае).

Финансовое состояние ВПК Беларуси продолжает ухудшаться (источник). Так, соотношение задолженности и фонда заработной платы организаций, подчиненных Госкомвоенпрому, на 01.10.2020 составило 21,1%. Т.е. даже для оплаты персонала каждый пятый рубль был взят в кредит. Напомним, что с марта по сентябрь объем зарплатного фонда, обеспечиваемого заемными ресурсами, вырос с 6,6% до 18,4%.

В Беларуси наблюдается стремительный рост численности киберпреступлений (источник). По данным МВД за 11 месяцев этого года их зарегистрировано 20357 в сравнении с чуть более 9 тысячами за аналогичный период 2019 года. Более 90% всех зарегистрированных киберпреступлений совершаются против собственности (хищение денежных средств с банковских карточек и счетов). Злоумышленники активно используют методы социальной инженерии.

Выводы. Направление А. Равкова в Азербайджан в целом продиктовано тем, что основой двустороннего сотрудничества является сфера безопасности, в первую очередь — поставки в эту страну продукции беларуского ВПК. Что станет основной сферой приложения усилий нового представителя Беларуси в Баку.

Традиционно первым заместителем главы МВД был начальник криминальной милиции. То, что теперь этим статусом наделен начальник милиции общественной безопасности — отражение главного направления деятельности ведомства: подавление открытого недовольства народа. Таким образом, режим не рассчитывает на быстрое затухание народных протестов. Назначение Н. Карпенкова командующим ВВ МВД может иметь следствием рост милицейского насилия в отношении протестующих. Кроме того, это награда за лояльность – весьма вероятно, что в ближайшее время Н. Карпенков получит генеральские погоны.

Расширение участия Беларуси в миротворческих операциях – часть общей политики по укреплению внешнеполитической субъектности страны. Однако, карательные акции беларуского режима против мирных протестов нанесли сокрушительный удар по имиджу официального Минска, сделав его нерукоподаваемым для цивилизованных стран. Без ощутимого улучшения внутриполитической ситуации количество беларуских миротворцев за рубежом этого факта никак не изменит.

9 тыс. человек, призванных на военные сборы в текущем году – пожалуй, рекорд за все время существования современной беларуской армии. В предыдущие годы призывалось в среднем 2-4 тыс. человек. При этом в текущем году не было настолько масштабных мероприятий боевой подготовки, которые потребовали бы задействования тысяч военнообязанных. Очевидно, что основная масса мероприятий с их участием имела масштаб рота-батальон.

Место организации Молодежного центра патриотического воспитания фактически предопределяет формат такого воспитания: опора на мифологию Второй мировой войны в неосоветском стиле по российскому образцу. Т.е. ничего нового в этой сфере властями не придумано и придумывать они не собираются. Очевидно, и результат будет традиционно неудовлетворительный. Стилистика позднего Брежнева мало привлекательна для беларуской молодежи.

Заявление Лукашенко о неких разведцентрах, работающих против Беларуси с территории соседних стран – это традиционная попытка режима отрицать внутреннюю природу политического кризиса в Беларуси. А значит, и необходимости искать решения этого кризиса. Мол, все спровоцировано из вне, это происки врагов, мы все делали правильно и политику менять не надо. Ссылка на данные внешней разведки – не более чем манипулятивный прием с целью придать дополнительной весомости пропагандистским фейкам. Любая разведка, которая имеет возможность прослушивать высокопоставленных иностранных чиновников, будет делать все возможное, чтобы сохранить ее как можно дольше. А не демонстрировать публично свою осведомленность.

Говоря о перспективах совместной разработки оборонной продукции ВПК стран ОДКБ стоит отметить, что пока заметна только кооперация в производственной сфере, когда одни производители выступают подрядчиками для конечного производителя изделия, как правило – российского ВПК. В меньшей степени развитие получила практика создания сборочных производств, еще меньше — трансфер технологий. Совместные разработки стран ОДКБ носят единичный характер и в основном проводятся в рамках беларуско-российских научно-технических программ.

Попытка привлечения к борьбе с протестами работников сферы культуры, библиотек и клубов – свидетельство массовости недовольства беларусов правящим режимом даже в глубинке. Власти пытаются использовать советскую систему тотального контроля и индоктринации/запугивания населения. При этом их не смущает тот простой факт, что эта система не сработала в 80-х годах в условиях куда более устойчивого коммунистического режима в СССР и отсутствия технических средств моментального доступа к информации и её распространения. Кроме того, в СССР была государственная идеология, которая по крайней мере не вызывала отторжения у большинства населения коммунистической империи. Беларуский же режим демонстрирует полную неспособность сформировать некое видение будущего.

Интересно отметить, что закупка БТР-82А предполагается для механизированных батальонов: ранее речь шла о возможности перевооружения десантных бригад. Традиционно механизированные батальоны укомплектованы гусеничными БМП, которые хотя не лишены недостатков, но представляются более предпочтительным вариантом перед колесными БТР. Последние имеют преимущество перед гусеничными БМП по части мобильности за счет более высокой скорости передвижения и более низким расходам на эксплуатацию.  В силу первого фактора стоит ожидать, что БТР-82А поступят на вооружение батальонов сил немедленного реагирования.

Стоит напомнить, что Минобороны Беларуси ранее планировало получать Су-30СМ с темпом 4 машины в год. Первые истребители были переданы год тому. В 2020 году новой поставки не будет: кризис доходной части государственного бюджета не позволил реализовать планы по импорту дорогостоящих вооружений. Хотя ранее сообщалось о планах нарастить военные расходы в 2021 году сразу на 31%, вряд ли это принципиально улучшит покупательную возможность Минобороны Беларуси из-за перспективы девальвации национальной валюты. Кроме того, на фоне серьезных экономических сложностей и эпидемиологической ситуации дорогостоящие закупки вооружений могут быть политически нецелесообразными. Таким образом, перспективы закупки Су-30 СМ и в следующем году находятся под большим вопросом.

В августе текущего года заявлялось, что чистая прибыль организаций Госкомвоенпрома увеличилась в 1,5 раза (источник). Очевидно, есть немногочисленные суперприбыльные предприятия (вероятнее всего, оружейные трейдеры), но есть и те, которые едва сводят концы с концами. Причем, речь идет о крупных компаниях ведомства. Иначе никак нельзя объяснить стремительный рост кредиторской нагрузки на предприятия Госкомвоенпрома с одновременным ростом прибыли по системе. Уязвимость ВПК Беларуси заключается и в чрезмерной концентрации производства: три крупнейшие узкоспециализированные компании дают свыше 70% промышленного производства в рамках системы Госкомвоенпрома (куда входят 25 предприятий, из которых 22 — производственные). Всего в Беларуси лицензии на право осуществления деятельности, связанной с продукцией военного назначения, имеют 155 организаций. Однако на Госкомвоенпром приходится не менее 90% общего производства продукции оборонного назначения.

Logo_руна