«Польские комплексы» беларуского режима

560

Вы прочитаете этот материал за 12 минут

Президентские выборы, состоявшиеся в августе 2020 года, бесповоротно изменили бытующие до того представления о протестном потенциале беларуского общества. Одним из первых на массовое несогласие беларусов с итогами избирательной кампании отреагировал Александр Лукашенко. Уже на следующий день после завершения выборов, в понедельник 10 августа, он заявил, что протестующими управляли посредством телефонных звонков из-за границы: «Из Польши, Великобритании и Чехии были звонки, управляли нашими, извините меня, овцами». Следуя логике многолетнего правителя Беларуси, польские «овцеводы» совсем не случайно были названы первыми среди перечисленных им зарубежных недоброжелателей.

Разделяй и властвуй

На закате Советского Союза в Беларуси насчитывалось около полумиллиона жителей польской национальности. Согласно результатам переписи 1989 года, на территории БССР проживало 418 тысяч поляков (4,1% от всего населения). Однако, несмотря на такое значительное количество, беларуские поляки были лишены почти всех возможностей национального самовыражения. Последние польскоязычные школы в БССР ликвидировали в конце 40-х годов, практически полностью отсутствовали периодические издания и учебная литература на польском языке. Это привело к повальной денационализации польской общины БССР, лишь незначительная часть беларуских поляков (13%) считала своим родным языком польский.

Вместе с тем под влиянием перестроечных событий в среде польской общины возник огромный запрос на возрождение польских традиций и культуры. Это дало толчок к появлению образовательных, театральных, фольклорных и тому подобных коллективов и организаций. В 1988 году в Гродненской области начало работу Польское культурно-просветительское общество имени Адама Мицкевича, в 1990-м в Минске — общество «Polonia». А в 1991-м был организован и зарегистрирован Союз поляков Беларуси, объединивший 20 тысяч членов. Благодаря усилиям СПБ, в Беларуси открыли две польские школы (в Гродно и Волковыске), стали издаваться газета «Głos znad Niemna» и журнал «Magazyn Polski».

Через несколько лет количество членов превысило 25 тысяч, деятельность СПБ ширится и развивается, однако именно в это время Союз сталкивается с нарастающим противодействием со стороны недавно появившейся управленческой «вертикали». Во второй половине 90-х начинаются целенаправленные систематические попытки взять организацию под контроль. Власти расценивают СПБ как неуправляемую общественную силу, которая может серьёзно повлиять на умонастроения своих сторонников. А таковых было немало, прошедшая в 1999 году перепись установила, что в Беларуси живёт 396 тысяч поляков, или 3,9% от всего населения страны. Подавляющее большинство беларуских граждан польской национальности жило в Гродненской области (294 тысячи человек, или 24,8% от населения региона). В Гродно каждый пятый житель был поляком, каждый третий — в Лиде. В ряде районов они составляли значительную часть населения (Вороновский – 83%, Щучинский – 50%, Лидский – 42%).

Первоначально воздействие на СПБ ограничивалось сдерживанием культурно-просветительной деятельности Союза. СПБ отказывают в открытии новых школ, хотя Союз готов взять на себя финансирование проектов. Активисты Союза пробуют проводить пикеты, но их пресекает милиция. Потом СПБ трижды получает отказ в перерегистрации. Заявления лидеров организации о подавлении и игнорировании интересов польской общины в Беларуси не встречают понимания в официальных кругах. Наоборот, в 2003-м СПБ получает предупреждение от Минюста, в 2005-м не признаётся прошедший съезд Союза.

В марте 2005 года на очередном съезде СПБ новым председателем была избрана Анжелика Борис, активно отстаивающая самостоятельность и независимость организации. Власти не признают результаты голосования и, убедившись в несговорчивости делегатов, проводят курс на раскол Союза. В августе проходит ещё один съезд, участники которого выбирают другого председателя и объявляют себя настоящим СПБ. С этого момента в Беларуси появляется два союза поляков, а взаимоотношения между ними и властью стремительно политизируются. Польша также не осталась в стороне, заявив, что считает легитимным руководителем СПБ Анжелику Борис, что вывело конфликт на международный уровень.

Понятно, что непризнанный СПБ находился под постоянным непрекращающимся прессингом властных и силовых структур. Например, Анжелику Борис только в 2005 году 56 раз вызывали на допросы, на её заместителей возбуждались уголовные дела, многих членов СПБ арестовывали и штрафовали. Ситуацию усугубило то, что в 2006 году проходили президентские выборы и власти безудержно эксплуатировали тему внешнего вмешательства в избирательную кампанию. Отношения между Польшей и Беларусью были фактически заморожены до 2008 года, когда Европа начала инициировать подключение Беларуси к «Восточному партнерству». Польша поддержала эту инициативу, в Минске побывал глава польского МИД Радослав Сикорски. Начинается обсуждение различных аспектов двустороннего торгово-экономического сотрудничества. Одновременно Варшава не забывает и про непризнанный СПБ, в марте 2009-го года Анжелику Борис и Анджея Почобута принимает Президент Польши Лех Качиньски.

Тем не менее, к следующим президентским выборам 2010 года нормализация беларуско-польских отношений была сорвана, а положение СПБ ещё больше ухудшилось. В феврале 2010 года задержаны и оштрафованы руководители и несколько десятков активистов непризнанного Союза. В Дом польский в Ивенце приходят силовики, против директора Тересы Соболь заводят уголовное дело. Польша отзывает из Беларуси посла Хенрика Литвина, а спустя несколько дней Министр иностранных дел Радослав Сикорски заявляет, что Варшава готова ввести санкции против беларуских чиновников, причастных к нарушению прав польского меньшинства в Беларуси. В ответ МИД РБ осудил вмешательство Польши во внутренние дела беларуского государства.

Президент Польши Л. Качиньски направляет личное письмо А. Лукашенко, в котором выразил «свою озабоченность и решительный протест в связи с ростом репрессий против Союза поляков в Беларуси». 22 февраля Качиньски проводит встречу с Анжеликой Борис и другими представителями неофициального СПБ, после чего призвал Евросоюз к солидарности с польским меньшинством в Беларуси. 25 февраля Министр иностранных дел Польши Р. Сикорски встречается в Киеве с А. Лукашенко, где достигается согласие на создание беларуско-польской комиссии по урегулированию конфликта вокруг Союза поляков. Комиссия начинает работу в марте, но прийти к компромиссу стороны не смогли. А уже в апреле в квартиру Ажелики Борис приходят судебные исполнители и описывают имущество.

В Польше спят и видят…

После 2010 года отношение властей к опальному Союзу существенно не изменилось. Периодически задерживался то один, то другой активист, был осуждён журналист и председатель главного совета СПБ Анджей Почобут. Польша, в свою очередь, демонстративно не признавала официальный Союз, хотя тот постоянно декларировал, что готов к объединению двух организаций. На этом фоне затянувшегося противостояния между Беларусью и Польшей снова стали налаживаться дипломатические и экономические связи. Весной 2016 года в Минске состоялась встреча А. Лукашенко с Министром иностранных дел Польши Витольдом Ващиковским. Лукашенко предложил интенсивнее развивать двусторонние отношения: «Негоже нам смотреть друг на друга через забор. Мы всегда находили общий язык. Хотелось бы, чтобы так было и сейчас».

Однако найти общий язык было не просто, особенно с учётом того, что беларуские власти вот уже более двух десятилетий культивировали образ коварной и непредсказуемой Польши, грозящей нашему народу то базами НАТО, а то и вовсе захватом приграничных территорий. К тому же после президентских выборов-2020 набор стереотипных обвинений снова был задействован в полной мере.

Выступая 27 августа 2020 года, Лукашенко объявил: «Скажу, что дипломатическая бойня началась против Беларуси». По его словам, в связи с этим к западной границе были переброшены военные части. Причина в следующем: «Ну вы же видите эти заявления о том, что если вдруг Беларусь распадётся, то Гродненская область отойдёт Польше. Они уже в открытую говорят об этом, спят и видят».

9 сентября в интервью российским СМИ он вновь сообщил о том, ситуацию в стране пытаются дестабилизировать из-за рубежа, в том числе американцы через центр под Варшавой: «Прежде всего, что я имею в виду под внешним фактором: управление извне, в данном случае и мы, и россияне знают, кто управляет и откуда управляет — американцы из центра под Варшавой через Telegram-каналы известные».

29 октября, комментируя обстановку в соседних странах, Лукашенко подробно остановился на ситуации в Польше: «Они хотели у нас революцию устроить, даже не революцию, а мятеж, а получили сами. Там ситуация непростая, и она просто так не вылезет… Дуда победил в Польше, сфальсифицировав выборы. Там даже процента перевеса не было. Сфальсифицировал. И оттуда всё началось. Они хотели стрелки перевести на нас».

27 ноября Лукашенко публично озвучил выдержки из данных спецслужб, согласно которым официальные лица Польши призывают НАТО учредить специальные силы безопасности в составе армии стран Балтии и Польши. По замыслу, эта армия может быть задействована для борьбы с беларуской властью.

2 декабря во время сессии Совета коллективной безопасности ОДКБ он охарактеризовал поведение соседних с Беларусью стран: «Особенно обращает на себя внимание буквально оголтелое поведение Польши и стран Балтии против Беларуси. И я хочу, чтобы о недостойном и бессовестном поведении политиков услышали простые люди этих соседних с нами стран».

Аналогичные выпады и обвинения продолжились и в следующем 2021 году. А весной против ряда руководителей неофициального Союза поляков Беларуси были заведены уголовные дела. Это подтверждает, что беларуские власти решили опять прибегнуть к неоднократно опробованному инструменту давления на Варшаву — преследованию польской общины Беларуси.

На защиту «наших поляков» встал Евросоюз

23 марта в Гродно задержали лидера неофициального Союза поляков Беларуси Анжелику Борис. Вскоре стало известно, что ей дали 15 суток. Уже на следующий день Министерство иностранных дел Польши заявило протест в связи с этим задержанием. В МИД Польши был вызван временный поверенный посольства Беларуси. Ему объявили, что действия беларуских властей противоречат международным обязательствам Беларуси по защите национальных меньшинств и двусторонним польско-беларуским обязательствам по защите польского меньшинства.

Утром 25 марта Генпрокуратура РБ сообщила, что «в отношении председателя незарегистрированного в Беларуси так называемого союза поляков и иных лиц» возбуждено уголовное дело по части 3 статьи 130 УК. Вместе с Анжеликой Борис под арестом оказались журналист Анджей Почобут и региональные активисты СПБ Мария Тишковская (Волковыск), Ирена Бернацкая (Лида), Анна Панишева (Брест).

В тот же день Премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий записал видеообращение, посвящённое произошедшим событиям: «Данные действия несовместимы с какими-либо международными стандартами. Я хотел бы ещё раз призвать беларуские власти спокойно решать свои внутренние проблемы без взятия заложников – именно так я отношусь к последней атаке на польское сообщество в Беларуси». Премьер-министр Польши пообещал, что затронет вопрос прав польского меньшинства в Беларуси на ближайшем заседании Европейского совета.

В Евросоюзе также не оставили без внимания арест Борис, Почобута и других задержанных. Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель призвал «немедленно освободить Анжелику Борис, Анджея Почобута и всех политических заключенных, которые на данный момент находятся под стражей».

В конце марта Президент Польши Анджей Дуда направил письмо Президенту США Джо Байдену, в котором заявил, что «режим в Минске атакует польское меньшинство по политическим мотивам». Он призвал США как страну, председательствующую в Совете безопасности ООН, рассмотреть этот вопрос на заседании Совбеза.

Таким образом, события вокруг Союза поляков Беларуси снова стали поводом для ухудшения беларуско-польских отношений, но в этот раз для беларуских властей ожидаются гораздо более серьёзные последствия, чем раньше. От дипломатического противостояния двух стран конфликт перешёл на общеевропейский уровень, где претензии правящих верхов Беларуси к польскому меньшинству не вписываются ни в какие международные стандарты.

Современные подходы к защите прав национальных меньшинств не имеют ничего общего с патерналистскими представлениями А. Лукашенко о взаимодействии власти и граждан: «В разрешении любых существующих между Беларусью и Польшей вопросов исходите из того, что все 200 тысяч, а может и больше, людей польского происхождения — это наши поляки, мои избиратели. Я за них отвечаю и буду делать всё, чтобы им в Беларуси было хорошо». Более того, Лукашенко считает, что национальные особенности вообще не важны: «Нет у нас польского, русского, украинского, еврейского и прочих нацменьшинств, у нас есть граждане нашей страны. И нам абсолютно безразлично кто они по национальности. Нам важно, чтобы это был профессионал и гражданин нашей страны». Он убеждён в том, что «у нас нет польского меньшинства, у нас есть поляки этнические, это граждане нашей страны. У нас нет такого понятия — «меньшинство», это унижает людей. Это — наши поляки». Видимо, поэтому в его выступлениях сплошь и рядом звучат утверждения: «Я хочу, чтобы в моей стране мои поляки жили без расколов», «Я категорически против деления наших поляков», «Я буду просить наших, моих поляков, чтобы они всё-таки не делились».

Вот и в апреле текущего года А. Лукашенко без тени сомнения объявил: «Многие поднимают польский вопрос: «поляки, притеснение…». Ещё раз хочу повторить руководству Польши: да, у нас немало проживает поляков. Но это наши поляки». Однако и Варшава, и Европа по-прежнему считают, что польский вопрос должен решаться в соответствии с нормами международного права. Так, в апреле ОБСЕ подтвердила, что намерена «использовать все доступные дипломатические инструменты для улучшения положения поляков в Беларуси». А Евросоюз учитывает ситуацию с польским меньшинством в Беларуси при подготовке четвёртого пакета санкций против Беларуси. Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель сообщил об этом 10 мая: «Власти в Минске теперь начали гонения против польского сообщества. Мы готовим новый блок санкций, который, я надеюсь, будет принят в ближайшие недели».

Беларуские власти не могут не понимать, что одно дело конфликтовать с соседней страной и совсем другое — со всем европейским сообществом. Красноречивым подтверждением этому стала резонансная новость 2 июня о депортации в Польшу политзаключенных Ирены Бернацкой, Марии Тишковской и Анны Панишевой. Оказывается, в конце мая активисток СПБ тайно передали польской стороне. По информации СМИ, Анжелике Борис и Анджею Почобуту тоже предлагали свободу взамен на депортацию из Беларуси, но они не согласились на это. Хочется верить, что их освобождение не затянется.

Logo_руна