Польский F-35 в бельгийском зеркале

689

Вы прочитаете этот материал за 9 минут

Мало известно о деталях покупки F-35 для ВВС Польши в рамках программы Harpia. Однако опыт Бельгии проливает некоторый свет на эту тему. Западноевропейское государство имело ситуацию, очень похожую на ту, в которой сейчас находится Польша.

Покупка современных истребителей 5-го поколения вызывает в Польше массу эмоций. Не всегда положительных. Противники этих инвестиций указывают, что это будет стоить — сейчас и в будущем — больших денег, которые можно было бы инвестировать более эффективным способом (например, на системы ПВО наземного базирования или на очередные F-16). Они также опасаются, что польский ВПК не получит никаких преимуществ в виде вступления в глобальную цепочку поставок для этого самолета или передачи технологий.

Обратим внимание, что F-16C/D Jastrząb в составе польских ВВС еще не достигли полных эксплуатационных возможностей. Эти самолеты были и остаются современной техникой, которая вывела польские военно-воздушные силы в XXI век. Речь не только о техническом скачке, но и о ментальном и культурном (включая техническую культуру).

Амбициозная программа F-35 тогда (в период закупки F-16) еще находилась на ранней стадии. Согласно отчету парламента Нидерландов за сентябрь 2009 года, Lockheed Martin в 2001 году заметил Польшу как потенциального клиента. Неясно, какой уровень партнерства рассматривали американцы, хотя, вероятно, это был третий уровень, самый низкий. Согласно отчету Нидерландов, отказ от участия Польши в программе Joint Strike Fighter состоялся в 2008 году, после подписания первоначального соглашения с США о строительстве ракетной базы на территории Республики Польша. Согласно тому же соглашению, американцы должны были «помочь в модернизации польских вооруженных сил», которые должны были быстро получить современные средства ПВО систем «Патриот», а также в короткие сроки приобрести около 50 дополнительных истребителей. Было ясно, что не удастся приобрести F-35 так быстро и что придется выбирать F-16, и Польша пойдет к следующим покупкам боевых платформ для воздушной обороны только в районе 2030 года. Вероятно, именно по этим причинам в то время было решено отказаться от участия в программе F-35.

Было ли это разумно? Давайте посчитаем. Страны-партнеры JSF (исключая США) решили внести 4,54 млрд долларов США в течение 10 лет программы. Почти половина этой суммы — 2 млрд долларов США — была выделена Великобританией, которая является единственным партнером программы первого уровня (благодаря которому британцы сегодня производят 15% каждого F-35). Партнеры второго уровня также заплатили немалые деньги: итальянцы 1 млрд (поэтому у них есть, среди прочего, один из трех сборочных заводов F-35 в мире, на котором строится большая часть машин для европейского рынка) и голландцы (800 млн). Остальные пять стран являются партнерами третьего уровня, которые выплатили суммы от 125 до 175 млн долларов США, на которые можно было купить несколько новых истребителей F-16C/D десять лет назад (без сопутствующего оборудования) или один большой VIP-самолет. Взамен эти страны имеют промышленную долю в строительстве компонентов для нескольких тысяч запланированных истребителей, не говоря уже о внедрении новых технологий.

Отказ Польши от участия в программе F-35 стал результатом выбора другого, не такого уж и плохого, с точки зрения, способа приобретения истребителей предыдущего поколения. Если бы это было реализовано, Варшава имела бы сегодня около ста F-16C/D или частично AM/BM версию. Покупка дорогих машин следующего поколения, вероятно, не рассматривалась бы. В лучшем случае можно было бы ожидать модернизации к стандарту F-16V и покупке 1-2 эскадрилий F-35 в долгосрочной перспективе.

Решение об отказе от участия в программе F-35 было недальновидным, кроме того, из нескольких десятков запланированных дополнительных F-16 ни один не был куплен. Планы по их получению стали жертвой экономии в последующих бюджетах, что было, по крайней мере, частично результатом экономического кризиса 2008–2009 годов. Количество запланированных F-16 было сокращено, и покупка была отложена. В течение многих лет также «тормозили» с покупкой подержанных машин из Бельгии, Португалии и Нидерландов (F-16AM/BM, большое количество в очень хорошем состоянии), пока все они не были раскуплены Иорданией, Чили и Румынией.

До начала 2014 года все еще планировалось приобрести одну новую эскадрилью F-16C/D, которая заменит Су-22. Однако в феврале того же года план стал жертвой дальнейших сокращений, замаскированных решением расширить обслуживание и «модернизацию» Сухого и части МиГов, а также объявить о покупке 64 F-35A (!) в течение неопределенного времени (первые поставки должны были состояться в 2021 году, планировалось тратить 350 млн. зл. в год на закупки, таким образом, покупая два самолета в год. Затем поставки должны были быть увеличены до 4-6 самолетов в год. Процесс приобретения должен был закончиться в 2030-х годах).

Бельгийский кейс

В настоящее время половина польской боевой авиации использует музейные самолеты или находится на земле. В этой ситуации представляется необходимым заменить их на самое современное оборудование. Какое предложение мы можем ожидать от американцев? Ответ на этот вопрос можно найти, посмотрев на условия покупки F-35 Бельгией.

Бельгийцы решили купить 34 Lightning II, приблизительно столько, сколько Польша хочет купить. С 70-х годов они интенсивно использовали F-16 и C-130 Hercules (как и Польша, хотя и гораздо дольше). Они также никогда не были членами консорциума, который в течение нескольких лет инвестировал в программу F-35 и нес риски, связанные с ней.

Бельгийский контракт был важным полем битвы между авиационной и оборонной промышленностью Европы и США. Тот факт, что американцы победили Рафаль, Тайфун, Грипен (и американский Boeing, предлагающий F-18E/F), и косвенно концепцию панъевропейского истребителя будущего, имел большой экономический и политический успех.

F-35 победил, хотя Брюссель искушали экономическими выгодами от покупки Eurofighter. По данным Airbus, это должно было привести к вложению в экономику Бельгии более 19 млрд евро благодаря участию в программе этого истребителя, а также перспективному FCAS (аналогичные экономические заявления сегодня также делают представители Eurofighter в Польше).

Возможно, по этим причинам Lockheed Martin решил предложить бельгийцам условия покупки, которые следует оценивать как интересные. В январе 2018 года в ответ на бельгийский запрос Министерство обороны США согласилось продать 34 самолета с сопровождающим пакетом (включая, среди прочего, четыре дополнительных двигателя Pratt & Whitney F-135, систему логистической поддержки ALGS, информационный пакет по логистике ALIS, полный тренажер, вспомогательное оборудование, инструменты для проведения обслуживания  и испытаний, учебное оборудование для наземной бригады, обучение, инженерную поддержку специалистов из США и материально-техническое обеспечение) на общую сумму до 6,53 млрд. долларов США. Это максимальная сумма, до которой можно было совершить закупки.

Брюссель планировал потратить покупку F-35 со всеми пакетами до 4,6 млрд евро. Окончательная цена, о которой договорились американцы, была, однако, на 600 млн ниже, в результате чего Бельгия заплатила за покупку около 4 млрд евро (около 4,25 млрд долларов США, что меньше, чем у Польши на первом этапе программы Висла (закупка ЗРК «Пэтриот»), которая составила 4,75 млрд долларов США). В цену включена инфраструктура хранения, обучение пилотов и эксплуатация флота до 2030 года. Стоит добавить, что первый F-35 вылетит в Бельгию в 2023 году.

Бельгийцы получили цену ниже 125 млн долларов США за один самолет с пакетом логистики. Учитывая, что цена самого F-35A из текущей 10-й серии составляет 89 млн долларов США, и даже при том, что цена упадет до уровня ниже 80 миллионов в 13-й серии, это кажется довольно привлекательным.

В свою очередь, предполагаемая стоимость содержания этого парка в течение всего срока его эксплуатации в настоящее время составляет 12,4 млрд. евро. На 2,6 млрд евро (около 3 млрд долларов США) меньше, чем предполагалось ранее.

Lockheed Martin также заявляет о включении бельгийских компаний в свою глобальную цепочку поставок. Производитель ищет конкретные компетенции в Бельгии:

— системы и подсистемы для оборонных приложений;

— разведывательные, коммуникационные и командные (C4I) системы в области датчиков и обработки данных;

— современные материалы и комплектующие;

— системы обучения и симуляции;

— защита информационных систем.

В настоящее время в Бельгии проходят оценку 35 предприятий, в том числе пять университетов и 30 компаний.

Принимая во внимание заявление Рика Эдвардса, вице-президента Lockheed Martin International, что его компания ищет конкретные возможности для программы F-35, чтобы, по крайней мере, дублировать производство всех систем истребителей — аналогичные компетенции следует искать среди польских поставщиков. Конечно, перевод этих деклараций в реальность — это отдельная тема …

С сокращениями.

Мацей Шопа, Defence24pl 

Logo_руна