Присоединение Крыма к России может стать прецедентом для пересмотра любых постсоветских границ.

386

Аргументы, которыми некоторые российские политики пытаются обосновать возможное присоединение Крыма к России, несут в себе угрозу стабильности в СНГ. Как некая норма, они могут использоваться для пересмотра любых межгосударственных границ и договорённостей на постсоветском пространстве.

16 марта состоится референдум населения Крыма по вопросу о государственной принадлежности полуострова. Москва и Симферополь не скрывают того, что единственным приемлемым его исходом они будут считать решение о вхождении Крыма в состав Российской Федерации. 21 марта Государственная Дума рассмотрит законопроект, позволяющий включать в состав РФ территории других государств «в связи с отсутствием в иностранном государстве эффективной суверенной государственной власти, которая бы защищала и соблюдала права и свободы граждан». Расплывчатость условия, указанного в формулировке законопроекта, позволяет заинтересованной стороне трактовать его широко и произвольно.

В связи с этим следует вспомнить, что договор 1997 года между Россией и Украиной, которым оба государства обязались блюсти территориальную целостность друг друга, не прекращает своего действия из-за того, что одно из государств не признаёт законности власти, установившейся на территории другого государства. Обязательства по договору несут государства друг перед другом, а не перед их правителями де-факто. Следовательно, отсутствие признанного Кремлём правительства в Украине не даёт России законного права использовать данное положение дел для нарушения суверенитета Украины путём присоединения к себе части её территории.

В коридорах власти Российской Федерации нередко используется и такой довод в оправдание политики, направленной на отторжение Крыма от Украины, что до 1954 года Крым входил в состав РСФСР и что административные границы бывших союзных республик не следует считать в полной мере государственными границами. Такой подход открывает возможность для предъявления территориальных претензий друг к другу многими государствами постсоветского пространства.

Аналогичные претензии могут быть на этом основании предъявлены и России.

Так, до 1945 года в состав Эстонии и Латвии входили некоторые районы, ныне находящиеся в Российской Федерации. В 1944-1957 гг. часть Северного Кавказа в нынешней Карачаево-Черкесской республике РФ входила в состав Грузии. Что же касается российско-казахстанской границы, то первое в истории правительство независимого Казахстана – Алаш-Орда – в конце 1917 года обосновалось в Оренбурге. В 1920-1925 гг. Оренбург являлся столицей Казахской АССР.

Российским политикам, не видящим опасности в пересмотре постсоветских границ, желательно вспомнить и о том, что отказ от такого пересмотра в 1991-1992 гг., когда бывшие республики СССР только что стали независимыми государствами, явился одним из условий признания РФ правопреемником СССР со стороны международного сообщества. В частности, благодаря этому РФ единственной из всех бывших советских республик получила монополию на ядерное оружие, а также бывшую зарубежную собственность СССР и привилегии СССР в ООН. Пересмотр постсоветских границ со стороны России может стать предлогом для встречного пересмотра международного статуса РФ как единственного правопреемника СССР, в частности – в плане эксклюзивного обладания ядерным оружием.

Разумеется, все эти потенциальные возможности отнюдь не означают, что их обязательно попытаются тут же использовать против России. Можно надеяться, что у руководителей постсоветских стран хватит государственного разума, чтобы не превращать крымский инцидент в прецедент. Однако ничто не позволяет считать сложившуюся в России систему власти абсолютно гарантированной от потрясений, подобных тому, которое произошло в феврале этого года в Украине. Тогда легитимность российских де-факто властей и их право осуществлять суверенитет РФ могут быть поставлены под сомнение соседями России.

Автор: Ярослав Бутаков, руководитель Центра изучения современных идеологий Института глобализации и социальных движений (Москва)

Центр изучения региональных проблем «Континент-А»

Logo_руна