Призрачные угрозы беларускому суверенитету.

594

Многие на Западе склонны рассматривать отношения беларуского режима с Россией как торговлю суверенитетом. Между тем, это не так. Беларуская политика предельно прагматична. И свой суверенитет Беларусь не собирается «продавать» никому: ни Западу, ни Востоку. Мы состоялись как независимое государство. Это необратимо и это аксиома.

Настоящий материал является реакцией на статью Анаис Марин (Anaïs Marin) «Trading off sovereignty. The outcome of Belarus’s integration with Russia in the security and defence field». Следует отметить, что госпожа Марин является не просто одним из немногих на Западе специалистов по нашей стране, но и, пожалуй, одним из самых  компетентных исследователей современной Беларуси. Тем большее удивление вызвал её последний материал, посвященный влиянию беларуско-российских отношений на состояние национальной безопасности и суверенитета нашей страны.

Беларуско-российские отношения: взгляд из Минска.

После ознакомления с анализом А. Марин остается очень смешанное чувство. С одной стороны, она абсолютно верно постулирует отсутствие предпосылок для возобновления военного противостояния России с Западом. С другой стороны, размышляя об отношениях нашей страны с Россией, она непрямо, но вводит элемент безальтернативности выбора «или с Западом, или с Россией». Между тем, самая Россия, по крайней мере её элиты, все более мыслят себя именно категориями Запада. Иначе,  они с такой настойчивостью не стремились бы к безвизовому режиму с ЕС (даже ценой введения визового со странами СНГ); не хранили на Западе свои капиталы, не отправляли своих детей в западные университеты и не покупали недвижимость в элитных районах западных столиц. Всё это не позволяет серьезно воспринимать антизападную риторику отдельных деятелей в Москве.

Риторика эта, кстати, направлена исключительно для внутреннего пользования и возврат к ней продиктован тем, что путинскому режиму пока нечем похвалиться перед своими согражданами. Проблемы российской государственности нарастают, становятся комплексными, время на их разрешение уходит. Простые русские не идиоты, они прекрасно видят состояние дел в своей стране. В этой ситуации для любой правящей элиты одним из наиболее доступных способов консолидации населения является создание образа врага, виновного во всех внутренних бедах. Запад выбран на эту роль в силу исторической привычки. Однако, ситуация меняется, и сейчас за «почетный» статус угрозы для России «конкурируют» Китай и Ислам. И антизападная риторика постепенно уступает место антиисламской. Тем более, что Запад далеко, американцев и европейцев  большинство русских видели только по телевизору. А мусульман в России с учетом мигрантов уже не менее 30 млн человек!

Говоря о выборе Беларуси по принципу «или-или», следует отметить, что в беларуском обществе крепнет понимание другой модели внешнеполитической деятельности, которую условно можно характеризовать как приоритет национальных интересов над идеологическими установками. Беларусы склоняются к союзу с тем, с кем это выгодно. И Запад, и Россия в этой ситуации лишь инструменты реализации беларуских интересов. Беларуский социум предельно прагматичен и материальные интересы ставит выше некоего невнятного ценностного единства.

Безусловно, восстановление отношений с Западом является ключевой задачей беларуской внешней политики, так как позволит уравновесить влияние России. Однако рассматривать участие Беларуси в инициированных Москвой интеграционных процессах исключительно как следствие противостояния с Западом ошибочно. Причина более банальна: Запад не предлагает Беларуси ничего существенного в материальном плане. А вот русские готовы идти на экономические и финансовые жертвы ради геополитических успехов. Кстати, весьма призрачных и ненадежных.

Военно-промышленный комплекс Беларуси.

С советских времен ВПК Беларуси не производит законченные образцы вооружения. Однако, он производит законченные изделия, входящие в комплексы вооружений. Многие образцы продукции беларуской оборонки имеют значение сами по себе. И могут применяться не только совместно с советским/российским оружием, но и с западным. Это создает объективные предпосылки для тесных кооперационных связей отечественной оборонной промышленности с бывшими союзными республиками, прежде всего с Россией и Украиной. Беларуский ВПК сосредоточился на тех областях, где был соответствующий технологический задел и инженерные школы: микроэлектроника, оптика, системы связи, радиоэлектронной борьбы и прочей продукции с малой материалоёмкостью и высокой добавленной стоимостью. При этом следует учитывать, что бюджетные ассигнования на развитие национального ВПК незначительны. Условно говоря, если беларуская экономика в целом сохраняет пережитки социализма и планового хозяйствования, то в ВПК Беларуси царит полный капитализм и выживают сильнейшие. 

Угроза «захвата» наших оборонных предприятий российскими компаниями вообще звучит странно: почему-то поляки не говорят о захвате западными корпорациями польской авиапромышленности. Кроме того, если посмотреть историю с русскими «захватами» беларуской промышленности (не только оборонной), то следует признать, что за 22 года успехи в этом направлении не сильно впечатляющие. Безусловно, наблюдается интерес со стороны российских компаний к предприятиям ВПК Беларуси, зачастую располагающими  уникальными технологиями. Однако пока неизбежность их поглощения Россией далеко не очевидна. Мы в Беларуси уже третий десяток лет слышим, что еще чуть-чуть и Россия присоединит к себе Беларусь. Или установит  свой контроль над нашей промышленностью. Но реалии состоят в том, что российское руководство не может разобраться с собственным ВПК и собственной промышленностью.  

Надо признать, что в последние годы беларуским руководством последовательно осуществляется политика самостоятельного выхода на международные рынки с продукцией оборонного и двойного назначения. Расширяется список стран-партнеров в сфере производственной деятельности. Конечно, это нелегко. Гораздо труднее, чем просто торговать излишками советских вооружений.

Сотрудничество в сфере обороны.

Рассуждая о вопросах военной безопасности следует учитывать два момента. Во-первых, Беларусь располагает в подавляющем большинстве советскими системами вооружения. В этой ситуации необходимость кооперации с Россией вынужденная и безальтернативная. Пока. Во-вторых, в обмен на участие в интеграционных объединениях Москва готова предоставлять материальную помощь. В том числе и в виде бесплатной передачи оружия или поставок на очень льготных условиях. А готов ли на нечто подобное Запад? Опыт новых членов НАТО демонстрирует, что безвозмездно передаются в большинстве случаев лишь те системы вооружения, которые можно отнести к категории музейных экспонатов. Современное оружие западного производства стоит совершенно нереальные деньги.  Между тем, для поддержания оборонного потенциала нашей стране необходимы крупные партии вооружений. При этом Беларусь ограничена в ресурсах. В этой ситуации объективно остаются только три источника поставок: Россия, Китай и закупка бывшего в употреблении западного оружия. Однако, Россия готова предоставлять неновую технику вообще бесплатно. 

Заявление уважаемого исследователя о том, что Беларусь сохраняет мало самостоятельности в вопросах внешней безопасности, может вызвать удивление не только в Минске, но и в Москве.  На самом деле, ситуация выглядит иначе. Как было сказано выше Россия, в отличие от НАТО, предлагает своим союзником комфортные условия приобретения вооружений и различного рода льготы. Поэтому обеспечение военной безопасности Беларуси предполагает по большому счету лишь два пути: внеблоковый статус, но тогда рассчитывать следует только на свои силы; опору на русскую поддержку в рамках военных блоков типа Организации Договора о коллективной безопасности (далее по тексту ОДКБ).

Опасения того, что путинская Россия за счет интеграционных проектов структурно и безвозвратно подчинит себе Беларусь, нам знакомы и имеют под собой некоторые теоретические основания. Однако пока практика свидетельствует об обратном: Кремль не может поставить под контроль даже Кыргызстан и Таджикистан, государственность которых гораздо менее устойчива, чем беларуская. Кроме того, нет ответа на вопрос зачем России подчинять себе Беларусь. Чтобы продолжать и дальше выделять миллиарды долларов на поддержание условно пророссийского режима в то время, когда в России хватает собственных проблем, не решаемых десятилетиями? Конечно, многие в России продолжают мыслить имперскими категориями, мечтая о «великодержавном» статусе. Однако грёзы-это одно, а реалии-другое.

Реальность состоит в том, что Россия сама стремительно меняется, превращаясь в общество потребления, которое уместно сравнивать с бывшими европейскими колониальными метрополиями. Большинство британцев и французов, также считают свои страны великими державами. Но многие ли из них готовы отстаивать это мнение с оружием в руках вдали от дома? То же происходит и в России: патриотов-много, желающих служить своей стране-мало. Количество «уклонистов» от воинской службы уже превышает число призванных. Некомплект российских войск составлял год назад около 30%, сейчас порядка 23%.  

Утверждение о том, что сдерживание НАТО является приоритетом для Москвы и Минска всё более устаревает, особенно в свете принятия в этом году новой Доктрины внешней политики России. 

Говоря о поддержке со стороны России беларуской военной машины следует признать, что такая поддержка имеется, она важна, однако в абсолютных цифрах её значение, скорее всего, невелико. И эта ситуация не уникальна. Сравнение открытых данных показывает, что Казахстан получил военной помощи в виде российского вооружения гораздо больше, чем Беларусь. Несмотря на все разговоры о приоритетности двусторонних беларуско-российских отношений для Москвы. Более того, новое российское вооружение в последние годы поставляется в Беларусь в экспортной комплектации, то есть с ограниченными функциональными возможностями. Что не свидетельствует о высоком уровне доверия между двумя странами в вопросах обороны.

Утверждение о том, что все беларуские офицеры готовятся в российских военных ВУЗах ошибочно. Беларуские власти последовательно проводят политику на сокращение масштаба подготовки военных кадров в соседней стране. В России готовят относительно небольшое число узких специалистов, потребность в которых невелика и содержать для их обучения значительный штат преподавателей просто нецелесообразно. Кстати, беларуских курсантов там обучают как иностранцев, т.е. по усеченным программам. Это еще более подталкивает беларуские власти готовить основную массу военных специалистов в Беларуси. Так, создана «с нуля» авиационная школа, факультет Генерального штаба для подготовки высших национальных командных кадров.  

Говоря о том, что последние события в сфере сотрудничества между Беларусью и Россией делают маловероятным обращение Беларуси на Запад за гарантиями безопасности, следует учитывать, что военный потенциал европейских стран за исключением Польши, Румынии и Эстонии откровенно деградирует. Это и свёртывание американского военного присутствия на континенте не позволяют рассчитывать на способность Запада оказать действенную помощь Беларуси в случае угрозы её независимости.

Совместные военные группировки.

Удивление вызвал пассаж А. Марин о том, что в рамках так называемого Союзного государства Беларуси и России Вооруженные силы двух стран интегрированы наиболее тесно в мировой практике. На фоне двустороннего сотрудничества США с Канадой, Великобританией или Южной Кореей это утверждение выглядит поспешным. Следует помнить, что контроль беларуских властей над собственным оборонным потенциалом  остается абсолютным. Минск готов вести речь о координации оборонной политики с Россией, а не о подчинении Москве. 

Рассуждая о Региональной группировке войск (далее по тексту РГВ) Беларуси и России следует понимать, что как единый боевой организм она может возникнуть только в условиях региональной войны. Вероятность которой в настоящее время самая низкая за всю историю. Поэтому РГВ является во многом величиной  условной.

Группировка состоит из беларуской Армии, которая в военное время будет насчитывать 500 тыс человек и 20-й армии Западного военного округа России с частями усиления центрального и окружного подчинения. Вот только на самом деле 20-я армия это фактически механизированная дивизия, подразделения которой разбросаны на территории, равной по площади Португалии и Ирландии вместе взятым. С несравненно худшими путями коммуникации. Пока её соединения прибудут в Беларусь, вероятная война может и закончиться. 

Кстати, РГВ создана ещё в 1997 году. Уже порядком подзабытым является факт, что в тот период Б. Ельцину было достаточно выразить недовольство беларуским руководством по российскому телевидению, чтобы вызвать панику в Минске и поток публичных клятв в верности, братстве и стремлении к единству с Россией. Сейчас подобные вещи уже не проходят: беларуский суверенитет объективно укрепился с 1997 года. Во многом за российские деньги и вопреки российским интересам.    

Единая региональной система ПВО Беларуси и России не есть чем-то уникальным в СНГ. Существует уже третий десяток лет Объединенная система ПВО СНГ, российскими силами обеспечивается противовоздушная оборона в Армении, в этом году подписано соглашение между Казахстаном и Россией о создании еще одной региональной системы ПВО. Можно сказать, что это закономерно, вынуждено и рационально: ПВО стран СНГ представляют, по сути, куски ПВО СССР. И поддержание их боеготовности зависит от оказания Россией соответствующей технической поддержки.

Заключение.

Безусловно, Россия имела, имеет и еще долгое время будет иметь важное значение для поддержания и развития нашего национального оборонного потенциала. И военно-техническое и военно-политическое сотрудничество между нашими странами угрожает беларускому суверенитету не больше, чем японскому суверенитету угрожает военный союз с США. Российский фактор может стать реальной угрозой только в том случае, если Россия выступит в роли противника Беларуси или в роли союзника врагов нашей страны. Тогда последствия могут иметь действительно катастрофический характер. Однако эта опасность сугубо гипотетическая. Более реальным является фактор возможного вмешательства Москвы во внутренние дела Беларуси под видом выполнения союзнических обязательств. 

Следует понимать, что уровень интеграции в рамках НАТО гораздо выше, чем в рамках ОДКБ. Безусловно, Москвой предпринимаются шаги к тому, чтобы гарантировать свой контроль над оборонными потенциалами стран-участниц блока. Для этого разрабатываются и принимаются на межгосударственном уровне соответствующие  документы. Однако в отличие от НАТО, где взятые обязательства страны-участницы выполняют, в ОДКБ исполнение договорённостей отнюдь не гарантировано.

Можно создавать какие угодно региональные и объединенные группировки войск, ставить во главе их русских генералов, но следует помнить: до тех пор, пока беларускими солдатами командуют беларуские офицеры и генералы (пускай и ностальгирующие по временам СССР), беларуская Армия будет выполнять только те приказы, которые получит от собственного политического руководства. Вне зависимости от того, что было подписано под московскую диктовку.

Кроме того, в Беларуси медленно, но уверенно растет понимание того, что необходимо демонтировать монополию России как основного гаранта военной безопасности Беларуси. Именно поэтому развивается военно-техническое сотрудничество с Украиной, Китаем и некоторыми другими странами. Этот процесс малозаметный, однако он идет. И все это позволяет нам смотреть в будущее с уверенным оптимизмом. Которым мы готовы поделиться с уважаемой г-жой Анаис.

Logo_руна