Проверено на практике: дедовщина (часть 1)

1078

Вы прочитаете этот материал за 7 минут

При взгляде со стороны беларуская армия смотрится весьма не плохо. Боевая учеба ведется с возрастающей интенсивностью, техника содержится в относительном порядке, опрятный вид военных городков. Но трагические смерти солдат срочной службы заставили обратить внимание на микроуровень, ситуацию в воинских коллективах уровня взвод-рота. И вот тут многое представляется в безрадостном свете.

Согласно словарям «дедовщина» — сложившаяся в Вооружённых Силах неофициальная иерархическая система взаимоотношений между военнослужащими низшего армейского звена (солдатами, ефрейторами, сержантами), основанная на их ранжировании, «сортировке» по признаку величины фактически выслуженного срока службы каждого конкретного индивида и связанной с этим дискриминации, одна из разновидностей неуставных взаимоотношений.

Попробуем для начала систематизировать признаки дедовщины:

  1. Локализация. Наиболее характерна для армии, однако проявляется и в учреждениях образования, детских домах.
  2. Неофициальность. Позволяет соотнести дедовщину с понятием правоприменительной практики. В условиях жёсткой регламентации государством жизни человека в армии возникает острая необходимость в параллельных официальным механизмам регуляции. Фактически государство ограничено в применении механизма принуждения отсутствием мест на гауптвахтах. Материальное поощрение солдата не применяется: невозможно выписать от лица государства премию в размере 50% от оклада аналогично нормам трудового законодательства. Денежное довольствие солдат срочной службы за месяц эквивалентно зарплате среднего работника за один рабочий день. Соответственно первоочередной задачей власти должно быть преодоление 20-30 кратного разрыва в оплате труда рабочих и солдат.
  3. Иерархичность. В любом коллективе устанавливается иерархия. Так в беларуском обществе на вершине иерархии, вероятно, стоят чиновники и приближенные к ним бизнесмены. Соответственно в армии на высшей ступеньке иерархии стоят старослужащие в подразделениях обеспечения штаба: рота охраны, батальон связи, водители уазиков перевозящих полковников, пожарный надзор, водители дежурных тягачей, машин подвоза боеприпасов, МАЗистов. Условно это можно назвать хлебные должности. У этих солдат и сержантов как правило не возникает вопросов по пользованию смартфонами, увольнениям. Связь с начальством осуществляется по личному телефону. Сложность иерархичности можно сравнить с сверхсложной кастовой системой в Индии. На нижнем уровне иерархии стоят солдаты первого периода в подразделениях выполняющих большой объём повседневных работ: разведка, пехота, ремонтные батальоны. По личному опыту можно сказать про несущественность официальной иерархии (солдаты, ефрейторы, сержанты). Места в хлебных подразделениях распределяются в большинстве случаев по знакомству. Возможна передача по наследству младшему брату, призванному на год позже. В нехлебные места как правило попадают парни, имевшие на гражданке проблемы с законом, алкоголем, наркотиками, здоровьем, уклонисты у которых не получилось откосить. Соответственно в таких подразделениях выше уровень агрессии. Второй период мстит первому не только за действительные унижения, но и за сам факт «призыва» как акта насилия государства по отношению к нему лично. Проще всего сублимировать неудовлетворённость на беззащитных «малых» чем пробовать добиться улучшения питания в столовых, выдаче тёплого и чистого обмундирования, соблюдения режима отдыха, саботировать ненужную работу (квадратное катить). Слабые личности систематически вымещают злость на младшем периоде. Сильные личности старшего периода соглашаются со статусом-кво, поскольку благодаря дедовщине третий период имеет право не ходить в наряды, не выполнять никакую работу и сидеть в смартфонах.
  4. Ранжированность. Если иерархию можно определить, как удобство службы как отдыха, внутреннее отношение солдат к солдатам, то термин «период» употребляется офицерами для удобства ориентировки управления незнакомыми солдатами. Так при направлении сборной рабочей команды сопровождающий (офицер, прапорщик, контрактник) обычно выводит из строя третий период, автоматически выделяя касту менеджеров-контролёров и затем разделяет всю работу на первый и второй период. Контроль работы осуществляется коллективно третьим периодом и офицерами. Второй период обязан визуально наблюдать за первым периодом. Всегда иметь внятный ответ на вопрос «Где твои малые?».
  5. Дискриминация. В беларуской армии критически не хватает отдельных видов современного обмундирования: противогазов, кевларовых шлемов, шлемофонов, дождевиков, ватных штанов. Форма расползается уже через 6-7 месяцев носки. Берцы-колодки носить невозможно. Одноразовые носки вообще нет смысла получать. Выдаваемой туалетной бумаги хватает на полмесяца. Далее солдаты покупают её в буфете за свои деньги, просят принести на посещение, пользуются периодикой и книгами из комнаты досуга и информирования. Часто звучат предложения обратиться в редакцию «Беларуской военной газеты» с просьбой печатать издание на перфорированной мягкой бумаге. Аналогичное обращение можно направить в СБ, «Республику», местные газеты. Таким образом в условиях острой нехватки всего самого необходимого часто возникает желание решить свои вопросы за счёт бесправного первого периода. Попросить сигарету, достать из тумбочки первого периода чистую подшиву, предложить занести пакет с едой сначала в каптёрку к третьему периоду, выйти на дембель в «неубитой» парадной форме. Дискриминация конечно проявляется при назначении нарядов принцип «малые-хата, третий период-парк», когда первый период убирает расположение и туалеты, а третий «охраняет технику» гуляя по лесу со смартфоном. Тушёнку можно продать дачникам, дежурный по парку (как правило прапорщик или старший прапорщик) при заступлении в наряд в лучшем случае протыкает ножом крышку банки с тушенкой, в худшем забирает её себе. Отобрание довольствия распространено не только в отношениях дежурный по парку-дневальные, но и при привозе обеда рабочим командам старшинами (контрактниками). В большинстве случаев часть булочек и весь сок не доезжает до солдат. Прапорщики не скрывают отобрание довольствия, делясь с другими прапорщиками «конфетами со слонячьего сухпая». Сидишь рядом, а они едят твои конфеты:( Увольнения на первом периоде не назначаются. На вопрос «Почему?» командиры отвечают уклончиво, старший период говорит: «Не пологен». Что означает «не положено по периоду службы».
  6. Эксплуатация. Армейское начальство считает, что занятой солдат не будет заниматься ерундой (пьянство, “неуставняк”). Именно для этого выдумывается работа по ежедневному перекапыванию земли возле бордюров, ежегодичному переносу курилок и заборов. Старшие начальники дают распоряжения, а младшие офицеры не горят желанием контролировать процесс выполнения ненужной работы, перепоручая её третьему периоду и сержантам второго периода.

Правоприменительная практика в 2000 — 2010 гг. по статье УК Республики Беларусь «Нарушение установленных правил взаимоотношений солдат и сержантов» свидетельствует о превалировании в «допечанский» период возбуждения уголовных дел «за дедуху» исключительно в случаях причинения тяжкого вреда здоровью. Классическим является осуждение солдата старшего периода на 5-7 лет за отбитую селезёнку. Правоохранительные органы до 2017 года довольно редко возбуждали уголовные дела за доведение до самоубийства, количество осужденных по этой статье было в десятки раз меньше чем фактов суицида в ВС РБ. При этом психиатры давно доказали, что каждое самоубийство является убийством, которое жертва суицида не имеет возможности совершить.

Беларуская армия испытывает серьёзные проблемы по призыву. Прятки до 27 лет и последующая судимость не останавливают молодых людей от кошения. Существующая армейская субкультура подрывает авторитет армии среди молодёжи, побуждает выезжать за границу, давать взятки врачам и военкомам.

Вероятно, дедовщина существует ровно столько сколько существует профессия воина. Хотя в «паспалітым рушаньні» ВКЛ вероятно также были определённые проявления дедовщины, многие офицеры Беларуси ошибочно отождествляют возникновение дедовщины с призывом судимых в армию в начале 1960-х или с национальными землячествами в советской армии «после того как начали призывать всяких узбеков».  Дедовщина в беларуской армии в 1990-е в сознании многих офицеров отождествляется с общесоциальным периодом нестабильности “лихими 90-ми”. Большинство действующих офицеров разделяют “нормальную дедуху, как в академии” и “чернуху с лосями и табурками”. Мол “младший период должен больше работать, третий период своё уже слуганул”. Понятное дело третий период полностью соглашается с подобными утверждениями.

Конечно, все офицеры знают о наличии дедовщины в своём подразделении, регулярно пользуются ею для поддержания порядка. Канцеляр старшего периода обеспечивает ведение всей документации, составления расписания занятий, его согласование с ЗНШ, политруком. Холодник старшего периода обеспечивает сохранность вещевего имущества, оружейник старшего периода ответственный за чистку и сохранность оружия. Многие солдаты рот не знают своего взводника-лейтенанта, зато отлично знают каптёров и хакеров не только своей роты\взвода но и соседних подразделений.

Парадоксально, но высокий статус в иерархии часто занимают солдаты небеларусы по внешности, активно религиозные солдаты (протестанты, католики, православные), спортсмены, годишники т.е. те категории которые часто подвергаются насмешкам со стороны сослуживцев в первые месяцы службы. У них выше мотивация для повышения своего статуса.

Продолжение следует 

Другие материалы по теме:

Проверено на практике: дедовщина (часть 2)

Как защитить солдата

Logo_руна