Псевдо-политизация армии: пропаганда, а не субъектность

611

Вы прочитаете этот материал за 4 минуты

Александр Лукашенко знал, о чем говорил: в Беларуси действительно есть «овцы», которыми командуют заграничные «кукловоды».

Менее чем за неделю Министр обороны Беларуси Виктор Хренин отметился рядом политических заявлений (некоторые из которых оформлены контролируемыми «сливами»): тут и про необходимость исполнения незаконных приказов, и про вероятность гражданской войны в стране, и про готовность армии поучаствовать в ней, и планы обороны Гродно, и про некие внешние военные угрозы, и готовность армии подменить милицию в деле охраны памятных мест Второй мировой войны.

Все эти заявления носили политическую окраску. А в последнем случае В. Хренин говорил от имени армии. При том, что формально подобных полномочий у него нет: он может говорить от имени Минобороны, которое возглавляет, и не более. От имени же армии могут говорить только два человека: Начальник Генштаба и Главнокомандующий.

Политизация армии на уровне риторики военных чиновников и демонстративных действий на первый взгляд может означать придание ей политической субъектности с некоторой латиноамериканизацией политического ландшафта страны в части веса позиций военного руководства по значимым вопросам.

Однако, этот вывод представляется преждевременным: речь идет о срежиссированной иностранными специалистами пропаганде, а не о вхождении армии в политические процессы.

Установлен факт привлечения для работы в пользу режима российских политтехнологов. Которые, не владея внутрибеларускими смыслами и не понимая контекста ситуации, начали действовать исходя из своих российско-украинских методичек. Отсюда и попытка искусственно сконструировать некие региональные расколы Беларуси при том, что у беларусов развито локальное самосознание, но никак не региональное. И обвинение Польши в экспансионизме, а НАТО и Запада в коварстве в стране-лидере по Шенгенским визам на душу населения. И отказ в субъектности оппонентам режима (овцы, руководимые неназываемыми кукловодами), их демонизация (фашисты, запрет русского языка и прочие клинические фантазии).

Цель этих манипуляций: раскол протеста и демобилизация его актива; повышение общей тревожности общества и внедрение в общественное сознание установки «лучше как есть, лишь бы не было хуже»; перенос ответственности режима за негативные последствия кризиса на неких внешних игроков.

Проблема в том, что личного авторитета А. Лукашенко абсолютно недостаточно для решения этих задач. Тем более, что он сам сторона конфликта и заинтересованное лицо. Необходимо опереться на мнение других авторитетных, условно нейтральных институтов. Церковь, многолетний лидер общественного доверия, заняла позицию ближе к протестующим, чем к режиму.

Традиционно второе-третье место в рейтинге доверия общества занимала армия. Очевидно, её псевдо-политизация является частью усиления позиций режима за счет его поддержки со стороны авторитетных институтов и лидеров мнений.

Но, как было сказано выше, российские политтехнологи не понимают беларуского контекста и воспринимают декларируемое во время социследований отношение к государственным институтам в качестве руководящей позиции. Между тем, это грубая ошибка: уклонение тысяч молодых беларусов от срочной военной службы, невысокий престиж профессии офицера среди молодежи, отсутствие общественного запроса на срост влияния армии и нежелание общества напрягаться ради неё свидетельствуют о том, что реальный уровень поддержки гораздо ниже (в разы), нежели декларируемый. В этом Беларусь коренным образом выделяется среди соседей, где и авторитет армии, и престиж военной службы находятся на гораздо более высоких уровнях.

Беларуская армия не приобретает политическую субъектность. Она всего лишь выступает инструментом для решения вопроса удержания власти А. Лукашенко. А заявления военных чинов – не признак их самостоятельности, а часть пропагандистских усилий режима по дезориентации и запугиванию беларуского народа. И эта деятельность планируется и направляется иностранными политтехнологами-«кукловодами». Это к вопросу о том, кто на самом деле в Беларуси граждане, а кто «овцы».

Logo_руна