Психологическая война за Донбасс

756

Вы прочитаете этот материал за 6 минут.

В Донецком Национальном университете имени Василя Стуса в городе Виннице состоялся Международный форум социального действия. В рамках данного мероприятия была проведена секция по обсуждению вопросов информационной безопасности и ситуацию в данной сфере на оккупированных районах Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО) Украины. В работе секции принимал участие и член команды Belarus Security Blog. Ниже – наиболее интересные тезисы из выступлений спикеров мероприятия.

Медиа устали от темы войны. В последнее время наблюдается усталость западных СМИ от темы войны на Донбассе. Во-первых, в мире в данный момент идут и другие вооружённые конфликты, потому присутствует определённая перегруженность аудитории военной тематикой. Во-вторых, часто контент «с линии фронта» носит шокирующий характер, что может отрицательно влиять на восприятие того или иного СМИ, его публикующего. В-третьих, для большинства аудитории в странах Запада, Украина – это где-то далеко. Как следствие:

 — даже важные информационные поводы с Донбасса могут оказываться за бортом повестки дня западных (а иногда даже и украинских) СМИ, чем отлично пользуется РФ, освещая эти темы и подавая их в необходимом свете не только внутри страны, но и для зарубежной аудитории;

— в СМИ проникает только основная информация в сжатом виде, без деталей и подробностей, зачастую имеющих решающее значение в освещении темы. Фактически, для большого количества аудитории война на Донбассе превратилась в статистику, да и то очень далёкую.

Отсутствие информационной политики в отношении оккупированных территорий. В Украине отсутствует государственная информационная политика в отношении перемещённых лиц и жителей ОРДЛО. Фактически, не ведётся целенаправленной работы не только по сохранению людей, оставшихся на оккупированных территориях, в украинском информационном поле, но даже по созданию позитивного имиджа перемещённых лиц, освещения их историй успеха в Украине. Следовательно, у людей, оставшихся на оккупированных территориях, постепенно полностью теряется связь с Украиной, они перестают идентифицировать себя с этим государством, имеют лишь смутное представление о происходящем в стране. Многие имеют ощущение «мы не нужны Украине». И опять же, РФ заполняет данную информационную нишу собственной продукцией с определённо антиукраинскими месседжами.

Основные факторы информационного воздействия на население оккупированных территорий:

— кондовая агрессивная пропаганда советского типа во всех «государственных» учреждениях («победобесие», сказки о великой России, образ украинцев как «карателей и предателей» и т.д.). Начиная с детского сада детям в качестве мировоззренческого ориентира предлагается кремлёвское (антиукраинское и антизападное) видение мира. Основной месседж – «бастион перед наступлением Запада на «русский мир»;

— полное погружение населения в российское информационное пространство. Из-за полного доминирования русского языка, местному населению, даже при условии не восприятия им вышеупомянутых пропагандистских посылов, ни остаётся ничего другого, как потреблять русскоязычный контент, который в большинстве своём производится на территории РФ. Соответственно, Донбасс становится колонией российской информационной метрополии, разговаривает на её языке, живёт её повесткой, смеётся над её шутками и т.д.

Для воздействия в данном направлении следует использовать в первую очередь новые медиа, поскольку в теперешних реалиях у молодёжи мировоззрение формируется зачастую не через школу и государственные институты образования, а через глобальную сеть.

В то же время, учреждения образования не справляются со своей миссией из-за низкого качества кадров: например, детям показывают работу милиционеров и кинологов по задержанию преступников как образец мужества, известны и случаи проведения экскурсий для учащихся школ в места лишения свободы. Соответственно, среди учащихся такие учреждения образования имеют мало авторитета.

Нет коммуникации с оккупированными территориями. Коммуникация с оккупированными территориями Украины не просто не налажена, государственные институты просто не знают, как это сделать и не ведут работы в этом направлении. И это касается не только вопросов информационной политики.

К примеру, жители оккупированных территорий не обращаются в украинские учреждения по вопросам имущества и правовых споров. Движимое и недвижимое имущество переходит из рук в руки практически неконтролируемым образом. Соответственно, украинские власти вообще слабо представляют, что и кому принадлежит на оккупированных территориях. А самое главное – каким образом при окончании конфликта разрешать имущественные споры: владелец того или иного имущества на бумаге уже может не располагать им в реальности. Однако, несомненно, захочет вернуть своё имущество, полагающееся ему по закону.

В то же время, российско-террористические оккупационные силы на Донбассе препятствуют работе всех, кто мог бы сообщать объективную информацию о происходящем в ОРДЛО: журналистов, волонтёров, наблюдателей и т.д. Медиа-активистами Украины отмечается пассивность украинских властей в решении этого вопроса, что не оставляет возможности для улучшения вышеупомянутого положения в области информационной политики и коммуникации с оккупированными территориями.

Кроме этого, было высказана претензия к работе украинских властей в рамках трехсторонней контактной группы по урегулированию конфликта в Украине, встречи которой проходят в Минске. Так до недавнего времени главный переговорщик от Украины бывший глава СБУ Евгений Марчук не поставил на повестку для вопрос доступа украинских журналистов не то что на заседания группы, но хотя бы в Беларусь. По словам спикеров, украинских журналистов не раз депортировали из Беларуси после неудобных вопросов террористам. Таким образом, в украинском экспертном сообществе складывается мнение, что КГБ РБ в подобных случаях фактически исполняет заказ ФСБ РФ.

Терминологический вопрос. Важным моментом является использование терминов по отношению к конфликту. Так, считается опасным использование определения «конфликт на востоке Украины» — это ограничивает конфликт исключительно прямыми боевыми действиями, что в данный момент далеко не соответствует действительности. Потому рекомендуется использовать более широкое «конфликт/война в Украине».

Опасным явлением является трансформация определения «война на Донбассе» в «война за Донбасс». В такой форме аудитория просто перестаёт воспринимать конфликт как часть общей украинской действительности, а видит его исключительно серез призму наличия/отсутствия контроля Украины над оккупированными ныне территориями. Следовательно, достаточно часто возникают месседжи типа «зачем этот Донбасс, там ничего нет – выжженная земля, пусть забирают себе». Также в этом случае происходит экстраполяция образа террористов на всех жителей оккупированных территорий, что ещё больше отдаляет их от Украины и подогревает все используемые РФ месседжи: «Украине вы не нужны», «Донбасс никогда не был частью Украины», «в Украине видят в вас врагов» и т.д.

Выводы. Таким образом, новому руководству Украины доведётся решать большое количество проблем, вызванных довольно долгим отсутствием как коммуникаций с оккупированными территориями, так и информационной политики в их отношении. Решение данных вопросов потребует значительных ресурсов, однако является ключевым для продвижения в процессе разрешения конфликта.

Belarus Security Blog выражает благодарность коллективу Донецкого Национального университета имени Василя Стуса за возможность принять участие в работе Международного форума.

Logo_руна