Рекордная пресс-конференция президента: 7 часов почти ни о чём.

678

Александр Лукашенко поставил свой личный рекорд. Пресс-конференция, которую он дал 29 января для 260 беларуских и иностранных журналистов, длилась 7 часов и 7 минут. Дольше перед публикой пока выступали только латиноамериканские лидеры – Фидель Кастро и Уго Чавес. Однако с точки зрения «голых» фактов за более чем семь часов общения с журналистами руководитель Беларуси не сказал почти ничего принципиально важного – того, что бы мы раньше не слышали. Лукашенко даже не сказал чётко и однозначно, будет ли он баллотироваться на президентских выборах в конце нынешнего года. Однако ряд тенденций, под знаком которых пройдёт этот год, по мотивам пресс-конференции определить всё же можно. Что мы и сделаем.

Но прежде замечу, что был один очень показательный момент, который ярко показал: сколько-нибудь серьёзных перемен ни в политике, ни в экономике Беларуси в ближайшее время ожидать не приходится. Это лексика Лукашенко, которая ничуть не поменялась – это все тот же привычный для него язык сельского эпатажа. Например, фраза «так называемая рыночная экономика» прозвучала уже на первых минутах пресс-конференции. А выражения «так называемая оппозиция» и «пятая колонна» звучали каждые 10-15 минут. Вспомнил он и «богатеньких на мерседесах». Зато выражение «так называемый русский мир», кажется, прозвучало впервые – хотя я могу и ошибаться. Показательной стала и короткая осанна брежневскому застою, который, как теперь выясняется со слов начальника страны, люди воспринимают как самое лучшее время.

Радикальных перемен не будет.

Отвечая на вопрос о том, готов ли Лукашенко предложить стране какие-то структурные реформы, он прямо дал понять, что серьёзных перемен ожидать не приходится. «Я понимаю, на что они намекают. На то, чтобы мы порезали, раздали предприятия, неэффективные – закрыли. Закрыть – ума много не надо. Но всегда надо думать о последствиях», – сказал глава государства. По его мнению, независимая Беларусь взяла из своего прошлого лучшее для экономического развития. «Я это в первые президентские выборы сказал: мы оставим только лучшее. Мы оставили: запустили предприятия. Они работали и неплохо работали. И будут работать. Я вам гарантирую: будут работать. Мы вырвемся из этого сложного положения, в которое попала наша экономика», – подчеркнул Александр Лукашенко.

Более того, он убеждён, что модель «социально-ориентированного государства» останется приоритетной «до конца моего президентства»: «Модель нормальная, не надо её ломать, надо идти своей дорогой».

При этом Лукашенко заметил, уже больше в режиме «потока сознания»: «Мир не вышел из кризиса. Не успели встать на ноги – снова обвал! У нас открытая экономика, она такова, что в каждом уголке мира может конкурировать. Нам нужно жить беднее, чтоб продать свою продукцию. Нужно выйти на тот уровень, чтобы зарплату людям платили. Можно конечно новую модель предложить, но куда пойдут тысячи людей – им идти некуда, нужно сохранить эти предприятия. Нужны структурные реформы – говорят нам. Они намекают на закрытие предприятий. Моделей немного, мы взяли лучшее. Мы вырвемся из этого сложного положения, в которое попала наша экономика. Ребята, всё зависит от вас!».

Через полтора часа после начала пресс-конференции Лукашенко вновь вернулся к теме экономики – заговорил про девальвацию, золотовалютные резервы (ЗВР) и новые российские кредиты. «Господи, а что мы ещё либерального не сделали в нашей стране, чтобы помочь предприятиям? Разве мы не помогаем частным предприятиям? Какой уже больше либерализации надо? Я хочу, чтобы был в стране порядок. На основании закона… Кризис ударил по всем предприятиям одинаково. Вопрос приватизации земли ничего не даст. Везде надо вкалывать, везде надо выдерживать конкуренцию. Мы слабее, чем ЕС и чем РФ, поэтому нам тяжелее».

Глава государства высказался и о ситуации с золотовалютными резервами в Беларуси «Валюту, которая поступала, мы могли сложить в ЗВР. Но мы пошли другим путем. Эту валюту получив, мы вбросили, во-первых, в сельское хозяйство. Это наш ресурс, резерв, рычаг. Второе. Мы направили на модернизацию деревообработки миллиарды долларов. Здравоохранение. Десятки миллиардов туда вкинули, чтобы оснастить больницы современным оборудованием. Плохо, хорошо, но мы создали свой космический аппарат и запустили в космос… Можно было не тратить деньги, сэкономить, положить в кубышку. Но надо и страну развивать. Должно быть образование, здравоохранение, армия».

По словам Лукашенко, беларуские власти не планировали в конце 2014 года девальвировать национальную валюту, но виновато, как обычно, оказалось население – оно сделало всё для того, чтобы это случилось. «Мы не собирались девальвировать нацвалюту. И я тогда сказал, что если вы будете бегать по обменникам, вы нас толкнёте к тому, что мы будем вынуждены, чтобы не опустошить наши золотовалютные резервы, отпустить нацвалюту в свободное плавание. Так какие ко мне претензии? Я знал, что вы, как истинные беларусы, меня не послушаете. Вы за прошлый год купили 60 тысяч автомобилей. Вы в данном случае из России вывезли всё, что было, из Москвы и из Питера. Беднота в Беларуси – не протиснуться на дорогах».

Попутно Лукашенко также попросил прессу поменьше писать о курсе национальной валюты и девальвации.

«Многие в Беларуси захотели вдруг перемен, – резюмировал Лукашенко. – Желание к переменам живет у нас в крови. Я готов к новой модели. Но готовы ли вы к этим переменам? Готово ли общество к тем великим новациям, которые могут предложить политики, в том числе и я?». Журналисты от этой фразы слегка охренели.

Модернизация армии и перевооружение.

«Я сделал вывод из украинских событий и уже в 3-й раз модернизирую армию», – эта фраза в разных вариациях прозвучала из уст Лукашенко на пресс-конференции несколько раз. Сперва он упомянул о «переформатировании» беларуской армии, поскольку война в Донбассе может перекинуться на территорию Беларуси. При этом Лукашенко заявил не только о «переформатировании» армии, но и о коррекции теоретических основ построения вооруженных сил.

Александр Лукашенко также заявил, что наша страна не готовится к войне, но беларуская армия сейчас приспосабливается к современным условиям. Кроме того, он пообещал военным современное оружие местного производства. «Мы должны иметь соответствующую армию исходя из своих возможностей. Мы изучаем все конфликты в мире», – сказал Лукашенко. И рассказал, что в Беларуси пришли к выводу: республике нужны мобильные подразделения, которые могли бы оперативно реагировать на возникающие угрозы. Попутно глава государства заверил, что Беларусь не собирается никому отдавать свои территории. «Я все больше и больше поговариваю о том, чтобы мы имели своё оружие. Нам надо иметь хорошее оружие и чтобы будущий агрессор даже и не помышлял против нас воевать. И через несколько месяцев такое оружие у нас появится».

Позднее Лукашенко вновь заговорил о необходимости развивать в стране производство современных вооружений: «Мы работаем над тем, чтобы у Беларуси было свое оружие. Сейчас основное производство оружия, которым пользуется наша армия, сконцентрировано в России. Мы лишь создаём некоторые части оружия: электроника, оптика и другие. Нам надо иметь хорошее оружие, чтобы будущий агрессор даже не помышлял воевать против Беларуси. Мы будем иметь такие системы через несколько месяцев. Мы не хотим воевать и не готовимся к войне. Но порох надо держать сухим».

Однако, что интересно, некоторые российские СМИ, сообщая о пресс-конференции, вынесли в заголовок диаметрально противоположный тезис: «Лукашенко ждёт войны» (источник). По их мнению, сухой остаток таков: в конфликте между Россией и Украиной Минск будет до последнего изображать из себя нейтрального или полунейтрального посредника, при этом готовясь к более сложному развитию событий, чем неожиданное замирение сторон. Это прагматичная позиция, как и все позиции Лукашенко.

«Шестой колонне» достанется больше, чем «пятой».

А вот эта тема для Лукашенко практически неизведанная. Та проблема, что экспансия «русского мира» может распространиться на Беларусь, впервые стала актуальной для него год назад, в начале 2014-го. И в прошлом году Лукашенко впервые заговорил на эту тему.

А теперь продолжил, заявив: «Есть отдельные умники, которые заявляют, что Беларусь это, как они говорят, часть русского мира и чуть ли не России. Забудьте. Беларусь суверенное и независимое государство… Мы всегда были гостеприимны к любому человеку, но заставим любого уважать наш суверенитет и независимость, кто помышляет, что нет такой страны – Беларуси, не было и так далее. Не было – а сейчас есть, и с этим надо считаться. Это кому-то хочется, чтобы нас придавили, придушили, чтобы мы на коленях стояли, и как ни странно, в последнее время это мы слышим от России. Но мы свою землю никому не отдадим. Это моя задача. Как она ни трудна и тяжела – я её решу. Я выполню свою миссию, чего бы мне это ни стоило».

Лидер Беларуси также прокомментировал свое заявление о том, что у республики больше оснований претендовать на российские земли. «Беларуси чужих земель не надо. Нам желательно свою никому не отдать, удержать ее. … Когда меня начали доставать с вопросами, что Путин придет и захватит часть нашей территории, я в шутку ответил – у нас больше оснований претендовать на российские земли. Но мы не претендуем ни на какие земли».

С высокой долей вероятности можно предположить, что сейчас спецслужбы Беларуси в самом деле больше внимания уделяют не «пятой колонне», то есть внутренней демократической и националистической оппозиции, а т. н. «шестой колонне» – пророссийски настроенным активистам, «западнорусистам», казацким организациям и разным спортивно-православным молодёжным обществам. То есть тем, кто по своим убеждениям отрицает существование беларусов как самостоятельной нации и считает Беларусь лишь «Северо-Западным краем России».

Беларусь может выйти из ЕАЭС.

В четверг, 29 января, российский портал «Рамблер» сделал это новостью дня: «Лукашенко задумался о выходе из Евразийского союза. Глава беларуского государства заявил, что по его мнению в рамках Евразийского экономического союза не должно быть торговых воин. “Если соглашения не будут соблюдаться, то Беларусь не исключает своего выхода из ЕАЭС”, – подчеркнул Лукашенко», – пишет «Рамблер».

Надо сказать, что к теме Евразийского экономического союза (ЕАЭС) Лукашенко на протяжении пресс-конференции возвращался несколько раз. Он старательно подчёркивал: «Заметьте, это именно экономическое объединение. Никакой политики». Конечно, Лукашенко многократно сказал, что Беларусь будет содействовать укреплению ЕАЭС, созданию равноправного союза. Но напомнил, что страна подписала договор о Евразийском экономическом союзе с оговоркой: «Суть её заключается в том, что, если договоренности, которых мы достигли, будут соблюдаться, мы будем свято исполнять всё, что касается ЕАЭС. Если не будут соблюдаться, мы оставляем за собой право вплоть до выхода из этого союза».

Кроме того, беларускому лидеру не нравится, что между Россией и Беларусью, а также между Россией и Казахстаном идут торговые войны, а этого в едином союзе быть не должно. «…И мне приходилось на высоких тонах решать этот вопрос», – сказал Лукашенко. После чего несколько раз напомнил о том, что Казахстан выступил против единых виз и вообще чаще всех выступал против интеграционных идей в рамках ЕАЭС.

И прежде, и на этой пресс-конференции Лукашенко не раз заявлял, что зависимость от одного рынка – российского – делает экономику Беларуси уязвимой. А потому жизненно необходимо искать новые рынки. В числе стран, куда Лукашенко предложил продавать продукцию, которую сегодня не удается реализовать на рынках России и Украины, на пресс-конференции он назвал Китай, Индию, Иран, арабские и африканские страны и США, которые «по многим направлениям сделали шаги навстречу». «Пусть никто не напрягается ни у нас, ни в России по поводу того, что Беларусь будет настойчиво идти к нормализации отношений с ЕС и США», – предостерег А. Лукашенко. Намёк был очень понятным: хотя Беларусь и вступила в ЕАЭС, в геополитическом плане у неё сохраняется альтернатива «евразийству», если оно окажется во всех смыслах невыгодным.

Напоследок заметил: требовать скорого создания полноценного ЕАЭС не следует, учитывая опыт создания Евросоюза и других экономических объединений. «Мы начали это движение. Для нашей 10-миллионной страны иметь 170-миллионный рынок сбыта – это благо. … Украине Россия предлагает газ по USD 400 со скидкой, а у нас на границе цена на газ USD143. И нигде больше такой цены нет благодаря тому, что мы долго выстраивали политику с Россией».

Долги можем и не отдать.

На той же пресс-конференции президент Беларуси ещё и изрядно напугал фондовые рынки, заявив о возможной реструктуризации внешнего долга страны в размере USD 4 млрд, который должен быть погашен в этом году. Правда, позже он немного смягчил свое заявление, сказав, что имел в виду лишь рефинансирование.

Тут произошла целая история. Сперва, ближе к началу мероприятия, Лукашенко сделал заявление, которое на профессиональных финансистов произвело эффект разорвавшейся бомбы. Он сказал, что Беларусь может начать переговоры о реструктуризации своей задолженности, если страна окажется неспособной выплатить долги. Это заявление вызвало снижение стоимости беларуских суверенных облигаций в долларовом выражении, а также спешные продажи белfруских облигаций внешнего займа. В результате цена облигаций наUSD 1 млрд с погашением в 2015 году рухнула на 27 центов, а их доходность взлетела до 46,8% с 14% днем ранее. (Мировая практика такова, что чем более надёжными считаются облигации какого-либо государства – тем ниже доходность по ним.) Доходность облигаций на USD 800 млн с погашением в 2018 году выросла до 19,5% с 12,4% днём ранее. Но их цена упала на 26 центов – эти облигации продавались за 60-70 центов на каждый доллар номинала (согласно данным Tradeweb).

Дело в том, что в этом году Беларуси предстоит потратить на выплаты по долгам USD 4 млрд, тогда как её золотовалютные резервы сократились уже до USD 5 млрд. Соответственно, теперь инвесторы опасаются, что у Беларуси, как и у соседней Украины, могут возникнуть проблемы с обслуживанием долгов, тем более что кризис из России уже стал распространяться на ее партнера по Евразийскому экономическому союзу.

Однако где-то вскоре после того, как пресс-конференция перевалила за половину, Лукашенко неожиданно вернулся к этой теме – он призвал инвесторов успокоиться и уточнил, что имел в виду простое рефинансирование долга. «Мы хотели бы рефинансировать наш внешний долг, и мне доложили, что некоторые держатели наших облигаций волнуются по этому поводу», – сказал Лукашенко, добавив, что поводов для беспокойства быть не должно. По его словам, Беларусь вовсе не находится в преддефолтном состоянии, страна и дальше планирует осуществлять займы на внешнем рынке. После этого рынки скорректировались, но доходности остались на более высоких уровнях, чем до инцидента. В целом было такое впечатление, что беларускому руководителю дали срочную подсказку то ли через наушник, то ли через скрытый в столе дисплей.

Далее в разговор вмешался представитель Министерства финансов, который заверил всех, что у страны достаточно ресурсов для выполнения своих долговых обязательств в 2015 году, и что вопрос о реструктуризации не рассматривается. Сам Лукашенко много раз заявлял, что по второму образованию он экономист – но слишком маловероятно, что человек, который разбирается в экономике, перепутал бы «реструктуризацию» и «рефинансирование».

После этого, в контексте разговора о внешнем долге, Лукашенко также прокомментировал возможность получения прямой финансовой помощи беларуской экономике со стороны России. «Какая помощь? Нам бы хотелось взять больше кредитов», – отметил он, добавив, что всегда рассчитывает на своего российского коллегу. «Россия подставит плечо – я процитировал Путина», – сказал он.

Интересный момент: после этого, в тот же день, министр финансов России Антон Силуанов, говоря о Беларуси, заметил: «в случае возникновения чрезвычайной ситуации, мы готовы рассмотреть их просьбу о помощи». В своём комментарии Силуанов охарактеризовал беларускую экономику как «сильно зависящую» от российской. «Вместе с нашими беларускими коллегами мы изучаем ситуацию. Мы проведём анализ всех факторов, которые влияют на экономическую ситуацию в обеих странах, а именно – санкции и падение цен на нефть. Мы сейчас ведём с ними переговоры», – заявил он.

И тут стоит вернуться к предостережению Лукашенко о возможном развале Евразийского союза. Оно очень удачно прозвучало на фоне заявления беларуского руководителя о том, что он рассчитывает на финансовую помощь от МВФ. Кстати, миссия Международного валютного фонда будет работать в Минске в марте этого года, сообщил в тот же день Минфин страны.

В самом деле, Беларусь сейчас крайне нуждается в деньгах: её золотовалютные резервы, рассчитанные по методологии МВФ, сократились в 2014 году почти на USD 1,6 млрд (только за декабрь – на USD 761 млн) и составили на 1 января 2015 года USD 5 млрд. Ранее в МВФ заявляли, что готовы вновь выделить Беларуси деньги при условии, что в стране будут проведены масштабные экономические реформы. Глава миссии МВФ в Минске Дэвид Хофман не так давно упоминал, что Правительство Беларуси попросило у МВФ новый кредит, но конкретную сумму он тогда не назвал.

О серьёзности планов Правительства получить очередной заём у фонда свидетельствует заявление Министерства финансов о том, что в феврале будут обнародованы уточнённая правительственная программа социально-экономического развития, новые параметры бюджета и макроэкономические показатели. Минфин даже готовится к выпуску беларуских еврооблигаций, но на всякий случай предупреждает, что будет действовать исходя из ситуации на рынке ценных бумаг, а сейчас она неблагоприятная.

Российские эксперты восприняли заявления Лукашенко однозначно – примерно так: «Страшилка о выходе из Евразийского союза и одновременная попытка занять денег на Западе, у МВФ, – традиционный пример лукашенковской политики лавирования. И ключевой повод здесь кризисная ситуация в России. Лукашенко уверен, что в ситуации кризиса и изоляции Москва не захочет лишиться своего верного союзника и даст больше денег, чем обычно. Но российские власти привыкли к эскападам беларусского лидера и на существенные уступки, скорее всего, не пойдут».

Однако Лукашенко во время пресс-конференции предусмотрительно отверг претензии в заигрывании с Западом в ущерб Евразийскому экономическому союзу. «Где вы видели, чтобы я шарахался? Только в средствах массовой информации: “Вот в России трудно – теперь Лукашенко заигрывает с Западом”. Дайте факты, где я заигрываю с Западом?», – темпераментно говорил Лукашенко.

И последнее. Остался непрояснённым ключевой вопрос: будет ли Александр Лукашенко баллотироваться в президенты на очередной срок? Однозначная фраза «Да, я пойду на выборы» так и не прозвучала. Хотя он всячески старался дать понять, что покидать пост не собирается: «Снимать свою кандидатуру на выборах или не идти на выборы я не имею права, если у меня нет на это оснований… Если я буду живой и здоровый в 2015 году, вы, возможно, меня увидите в списках кандидатов в президенты». Вот это «возможно» и не позволяет поставить точку в рекордной по длительности пресс-конференции…

Денис Лавникевич, специально для Belarus Security Blog.

Logo_руна