Ресурсы армии Беларуси для ведения информационно-психологического противоборства (часть 3)

Несмотря на отсутствие опыта ведения вооруженных конфликтов и миротворческих операций с полноценным участием, информационное противоборство относится к приоритетам строительства и развития армии Беларуси. Для этого активно развивается концептуальная и правовая база, налажена подготовка кадров и техническое обеспечение информационного противоборства.

1895

Вы прочитаете этот материал за 11 минут

4. Подготовка кадров

В 2008-2009 годах на факультете Генерального штаба была разработана и введена в учебный процесс в рамках системы высшего военного образования дисциплина «Информационное противоборство». В рамках данной дисциплины (образовательный стандарт ОСРБ 1-95 04 01-2010) слушатели изучают, в частности, эффективные методы организации и ведения информационного противоборства, основы информационного противоборства, его роль и место в общей системе безопасности государства, содержание, способы и формы информационного противоборства Вооруженных Сил, порядок его подготовки и ведения в мирное и военное время, взгляды зарубежных специалистов на роль, содержание и характер ведения информационного противоборства («информационных войн») в современных условиях; совершенствуют практические навыки в разработке планирующих документов по информационному противоборству.

Подготовка же младших офицеров непосредственно по специальностям ИПб началась как минимум на 5 лет раньше. В 2003 году (через год после образования Центра зарубежной военной информации и коммуникаций) постановлением Минобороны Беларуси от 16.12.2003 г. № 71 (утратило силу) была установлена военно-учетная специальность 093500 «Офицер психологической борьбы (со знанием иностранного языка)» для обучения граждан по программам подготовки офицеров запаса в Минском государственном лингвистическом университете.

С 2011 года или ранее беларуских курсантов направляют в Военный университет Министерства обороны России для подготовки по специальности «Офицер психологической борьбы». Например, в 2011 году планировалось поступление 3 человек. Стоит отметить, что по специальности с таким названием в указанном университете в настоящее время подготовку не ведут, но есть специальности с другими наименованиями, по которым, в сущности, готовят специалистов для ведения информационно-психологического противоборства. В 2017 году запланирована отправка на обучение в Военный университет МО РФ 8 курсантов по специальности «Информационно-аналитическое обеспечение», 2 – «Информационно-психологическое обеспечение» и 1 курсант по специальности «Анализ зарубежной военной информации» (с такой специальностью также набирают для подготовки кадров в интересах разведывательных структур).

В отличие от беларуских военных специалистов по кибербезопасности, которые проходят подготовку также и в школах НАТО, курсанты и офицеры в области информационно-психологического противоборства обучаются только в Беларуси и России.

Военная академия Беларуси не готовит курсантов по специальности ИПб, но есть близкие (смежные), такие как «Идеологическая работа в подразделениях Вооруженных Сил» и «Практическая психология в военном деле». В 2017 году план приема по этим специальностям 24 и 15 человек соответственно (для сравнения в 2015 году на специальность по идеологии набор составил 16 человек). Одно из требований к профессиональной компетенции курсантов, обучившихся по специальности «Практическая психология в военном деле», – это способность проводить мероприятия по противодействию информационно-психологическому воздействию на военнослужащих и гражданский персонал. К близким специальностям в военном образовании Республики Беларусь можно отнести подготовку курсантов на военном факультете БГУ по специальностям «Морально-психологическое обеспечение воинской деятельности» и «Военная журналистика».

Проблема отсутствия центров подготовки специалистов непосредственно в сфере ИПб характерна не только для Беларуси, но и ряда европейских стран. Эта проблема решается, как правило, посредством набора выпускников других специальностей. Так, например в подразделения психологических операций ВС Швеции подавляющее большинство поступивших на службу были коммуникаторами, маркетологами, копирайтерами, арт-директорами, дизайнерами, журналистами, продюсерами, психологами, социологами, политологами, антропологами. По всем указанным выше специальностям в Республике Беларусь идет подготовка гражданских кадров (иногда в избыточном объеме), таким образом у ВС есть достаточный потенциал для комплектования подразделений ИПб.

5. Взаимодействие Вооруженных Сил со средствами массовой информации

Своевременное предоставление для СМИ объективной информации о ходе вооруженного конфликта и деятельности ВС в целом является важной составляющей ИПб, зачастую определяющей исход противоборства. Есть понимание данного тезиса и в Беларуси. Так, в рамках курса ИПб для слушателей факультета ГШ предусмотрен такой раздел, как «подготовка и выступление на брифинге с журналистами» и разработано учебное пособие «Средства массовой информации и коммуникативная компетентность военного специалиста». Однако, до текущего года взаимодействие военнослужащих со СМИ сводилось лишь к статьям в газете «Во славу Родины». Ключевым моментом, изменившим сложившуюся ситуацию, явилось учение «Запад-2017». Необходимость «выхода к прессе» и аккредитации большого числа журналистов была обусловлена не только политическими аспектами, связанными с необходимостью ответа на предшествовавшее учениям тиражирование в СМИ и соцсетях угрозы нападения России на страны НАТО или Украину с территории Беларуси или оставления войск РФ в Беларуси. Но был и прикладной аспект в рамках учений – учет положительного опыта ведения боевых действий Арменией в Нагорном Карабахе в условиях открытости действий вооруженных сил для СМИ и их работы непосредственно в зоне конфликта, как мер ИПб в ходе операции группировки войск (сил).

Многие беларуские СМИ критиковали (и, зачастую, обоснованно) качество освещения учений со стороны Вооруженных Сил, в частности, что военные качество брифингов заменяют их количеством. Но нужно понимать, что это первый опыт работы ВС при таком количестве прессы – более 100 оте­чественных журналистов и почти 280 представителей зарубежных СМИ из 22 стран, представляющих 100 изданий и информагентств, впервые время телеэфира, посвященного учению, только в ходе активной его фазы пятикратно превысило средние показатели всех проведенных ранее крупномасштабных учений. Для военных в большей степени важно было не столько качество проведения брифингов, сколько оценка имеющихся ресурсов для проведения войсковых операций в условиях «большого числа посторонних глаз» и необходимости выполнения военнослужащими командного состава различного уровня непривычных для них задач (подготовки информации для СМИ, интервью и т.п.).

Информационное сопровождение (в том числе и оперативная маскировка) действий группировки сил на учениях как раз подпадает под действия перечисленных в разделе 1 приказов и отрабатывалась во время учений. Такие информационные поводы, как, например, сообщение о выдвижении 1-й танковой армии ВС РФ в Беларусь, точнее длительное отсутствие комментариев на этот счет со стороны Министерства обороны Республики Беларусь, вероятно, было использовано для отработки специальными информационно-техническими и аналитическими подразделениями ВС мер по выявлению и оценке субъектов, скорости и каналов распространения информации как за рубежом, так и внутри Беларуси. В этой связи уместно вспомнить слова Министра обороны Беларуси А. Равкова: «Само учение и его информационное сопровождение позволило одновременно максимально раскрыть подоплеку, причины беспрецедентных демаршей против Республики Беларусь, показать истинную картину складывающейся обстановки на Европейском континенте, в том числе вокруг нашей страны».

Важную роль во взаимодействии Вооруженных Сил и средств массовой информации играет Генеральный штаб, особенно в условиях военного положения. Согласно Закону Республики Беларусь «О военном положении» порядок аккредитации журналистов, в том числе иностранных средств массовой информации, устанавливается Генеральным штабом. В период военного положения ГШ – ключевой орган, куда стекается информация из всех министерств, комитетов и других госорганов, необходимая для обеспечения военного положения.

Стоит отметить, что взаимодействие ВС со средствами массовой информации все еще сопряжено со многими недостатками (плохая подготовка спикеров и оперативность, многое делается для «галочки», например, интернет-сайт учений, работа только с одной целевой аудиторией и др.).

6. Проблемы формирования сил ИПб

Формирование в Республике Беларусь сил для ведения информационного противоборства (отличных от комплексных операций влияния или реализации т.н. «мягкой силы») в настоящее время сопряжено с рядом проблем, среди них можно выделить следующие:

— создание новых (усиление имеющихся) подразделений Вооруженных Сил для ведения информационного противоборства, в том числе (а, возможно, и особенно) информационно-технического (на фоне сообщений о действиях российских хакеров) несколько подорвало бы демонстрируемую для Запада политику миролюбия и позиционирования себя в качестве «донора безопасности». Хотя в этом отношении всегда следует помнить, что оборона государства состоит в активных действиях, а не демонстративном миролюбии, тем более, что отличительной особенностью психологической войны является то, что ее ведение и итог могут нравится «жертвам»;

— проведение самостоятельной информационной политики в сфере ИПб, направленной на укрепление суверенитета Беларуси и ее роли на международной арене, приводило бы к конфронтации в первую очередь с Российской Федерацией ввиду наибольшей культурной и информационной экспансии данного государства на Беларусь. Подразделения ИПб в той или иной мере должны были быть задействованы, например, в ходе газовых, молочных и иных торговых войн. В отличие от нас, Россия свое (и, отчасти, наше) информационное пространство контролирует достаточно хорошо и могла бы установить воздействие с нашей стороны, что ввиду задействования официальных специализированных военных подразделений могло привести к осложнению. Более того, как отмечалось в разделе 1, существует ряд межгосударственных соглашений, обязывающих Беларусь проводить скоординированную информационную политику с Россией. Таким образом, обеспечение полностью независимого функционирования в Беларуси подразделений информационно-психологических операций затруднено и реально, и формально;

— наличие кадров, в первую очередь старших офицеров, для эффективного управления и комплектования специальных подразделений ИПб.

7. Перспективные задачи ВС для ведения ИПб

Для обеспечения безопасности Беларуси в части информационного противоборства можно выделить следующие перспективные задачи, которые предстоит решать Вооруженным Силам:

— разработка методов и правовых основ ведения ИПб в рамках антитеррористических операций и операций по защите конституционного строя, включая воздействие на общественное мнение международного сообщества в целях позитивного восприятия действий ВС;

— разработка концепции проведения операций по стабилизации, направленных на стабилизацию обстановки в зоне завершенного вооруженного конфликта в целях недопущения его повторения;

— разработка правовых актов и форм координации и взаимодействия ВС с государственными органами для ведения ИПб;

— осуществление превентивных (формирующих и подготовительных) мероприятий для ведения ИПб с потенциальным противником: проведение социально-политических исследований в целях установления уязвимостей потенциального противника для ИПб, создание доверительных каналов информации, установление связей и поддержка ключевых коммуникаторов и лидеров общественного мнения, тестирование методов воздействия на локальных группах или в масштабах страны-противника;

— налаживание контактов с беларусами зарубежья в целях оказания содействия в случае ведения ИПб;

— формирование в батальонах войск территориальной обороны подразделения ИПб для работы с местным населением и обеспечения защиты личного состава (что, например, предусмотрено в польских войсках);

— обеспечение быстрого развертывания и самостоятельных действий в условиях ведения РЭБ и утраты каналов связи;

— обеспечение безопасности БелАЭС в рамках ИПб. Данный объект будет постоянно использоваться для устрашения населения Беларуси и близлежащих стран. В качестве примеров устрашения могут выступать заявления якобы террористов (например, видеообращения в Интернете), наращивание группировки войск соседних государств под предлогом оказания помощи в защите БелАЭС, афиширование методов ведения войны, например, таких, которые предлагает командующий войсками Восточного военного округа РФ «в качестве перспективных операций предлагаю рассматривать асимметричные действия, содержанием которых могут быть операции по инспирированию техногенных катастроф», постоянная ассоциация БелАЭС с ЧАЭС и др.;

— формирование частных структур и СМИ, в том числе за рубежом, для проведения ИПб в интересах Республики Беларусь;

— развитие технических и программных средств ведения ИПб в части обеспечения информационно-психологического воздействия.

Для решения всех перечисленных задач в Вооруженных Силах достаточно ресурсов, необходимы лишь постановка задач со стороны высшего военного и политического  руководства.

Заключение

Развитие сил и методов информационного противоборства в Вооруженных Силах Беларуси имеет большое значение для обеспечения ее безопасности и суверенитета, поскольку страна находится под длительным информационным воздействием со стороны России, а также следует ожидать кратковременных информационно-психологических операций со стороны соседних государств, рассматривающих нашу страну как военно-политического союзника РФ (воспринимаемой в качестве потенциального или реального государства-агрессора).

Информационное противоборство в Вооруженных Силах преимущественно рассматривается как сопутствующее ведению боевых действий объединениями и соединениями. Для обеспечения ИПб в таком понимании Вооруженные Силы обладают достаточными ресурсами и технической оснащенностью. В то же время наблюдается тенденция к пониманию ИПб как самостоятельного вида противоборства сторон, что потребует иного подхода к реализации кадрового и научного потенциала армии и гражданского сектора Беларуси.

Егор Лебедок, специально для Belarus Srcurity Blog

Другие материалы по теме:

Перспективные угрозы проведения информационно-психологических операций против Беларуси

Ресурсы армии Беларуси для ведения информационно-психологического противоборства (часть 1)

Ресурсы армии Беларуси для ведения информационно-психологического противоборства (часть 2)

Logo_руна