Российская агрессия против Украины: возможные сценарии.

1392

Здесь и сейчас. Итак, можно уверенно утверждать, что российские войска при поддержке местных пророссийски настроенных организаций фактически оккупировали Крым. Украинские подразделения, будучи дезориентированными невнятной позицией новых властей в Киеве, не оказывают (на момент написания текста) сопротивления вторжению. Однако, ситуация может коренным образом поменяться в случае попытки русских взять штурмом украинские военные части.

Одновременно разворачивается масштабная кампания по дезинформации русскоязычного информационного пространства относительно событий в Украине. При этом, в откровенной лжи замечены не только государственные информисточники России, но и формально независимые. Оболванивание российских граждан достигает беспрецедентных масштабов; дело доктора Й. Гебельса живёт и побеждает. 

Хотя ситуация остается не определённой, некоторые выводы можно сделать уже сейчас.

Очевидно, что агрессия России, если она продолжится, не может ограничиться только Крымом (далее по тексту АРК) по следующим основаниям.

Во-первых, АРК абсолютно не самодостаточна в плане функционирования базовой инфраструктуры: электро- и водоснабжения. И воду, и энергию полуостров получает из других областей Украины. Крым и экономически слабо дееспособен, являясь дотационным регионом. Кроме того, уже ясно, что туристический сезон, который «год кормит», уже однозначно сорван. А это означает, что кто-то должен минимум на год взять более двух миллионов местных жителей на полное иждивение. 

Во-вторых, в случае, если Киев сохранит источники водо- и энергоснабжения в своих руках, он в любой момент сможет поставить местное население на грань физического выживания, заблокировав под тем или иным предлогом (несвоевременная оплата, диверсия, технические сбои) поставки воды и электричества. Потребуется снабжение полуострова морским путём. Очевидно, что в силу масштабности задач водой можно будет обеспечить только приморские города (и не факт, что все) Крыма и то при условии жёсткого нормирования. В итоге внутренние районы полуострова будут вновь возвращены под украинский контроль, а пророссийская часть населения зажата в нескольких гетто под защитой черноморского флота.

В-третьих, сохранение за Киевом выхода к морю равно сохранению базы для действий украинских сил в отношении мятежников и агрессоров. Речь идет о диверсионных операциях и минировании акваторий. Для этого, кстати, нет необходимости иметь флот открытого моря, вполне можно обойтись и «москитным» флотом (большое количество малых быстроходных судов с ракетным преимущественно вооружением для действий в прибрежной полосе). Отчасти это может напоминать военно-морскую стратегию Ирана по защите побережья Персидского залива.  

В-четвертых, представляется маловероятным, чтобы Россия планировала аннексию Крыма. Стоит обратить внимание на то, что де-факто власти АРК официально признают В. Януковича законным главой украинского государства. Такую же позицию занимают (пока) и российские власти.

Варианты развития событий. Таким образом, в качестве одного из вариантов развития событий можно рассматривать попытку России захватить южные и юго-восточные области Украины с формальной передачей их под руководство марионеточного правительства В. Януковича.  Проект закона России об упрощении порядка включения в состав этой страны новых территорий является скорее игрой на обострение. Но играть на обострение и получить его в итоге — разные вещи.  Гипотетическая возможность аннексии является заготовкой для будущего торга с Западом. Вопрос может быть поставлен следующим образом: или аннексия, или переговоры о политическом урегулировании ситуации между Киевом и условной южной Украиной. А переговоры эти могут продолжаться неопределенно долго, блокируя тем самым дрейф Украины на Запад и предоставляя Москве возможности для геополитического торга с последним.

Однако, затягивание соглашения может привести Украину к корейскому варианту, когда страна сначала распадётся на два государства де-факто, а затем и де-юре. При этом стоит отметить, что вопреки распространенному мнению, промышленность юго-востока Украины в значительной мере нежизнеспособна. Она создавалась в другую историческую эпоху в рамках совершенно иного и по масштабу, и по качественным параметрам народно-хозяйственного комплекса. Кроме того, стоит учитывать, что западные рынки сбыта для предприятий южной Украины будут закрыты. И далеко не факт, что российский рынок сможет стать заменой: там вполне достаточно своих угольных мощностей, а металлургические и химические даже избыточны. Таким образом, экономическое состояние гипотетической южной Украины будет всецело зависеть от дотаций из Москвы. Сможет ли Россия позволить себе необходимый уровень поддержки – вопрос открытый. Речь идёт о регионе с населением свыше 10% от собственно российского. И очевидно, что ситуация там будет далека от спокойствия: украинские патриоты никогда не смирятся с отторжением части своей страны под любым предлогом и в любой форме.

Таким образом, создание и поддержка марионеточного государства в южной Украине может стать непосильным бременем для Москвы и привести к так называемому «имперскому перенапряжению», вследствие чего системный кризис вступит в острую фазу в самой России. К удовольствию Запада и всех прочих соседних с Россией стран.

Однако более вероятным представляется иной сценарий. Далеко не факт, что Москва на самом деле готова к полномасштабной агрессии в отношении Украины. Скорее даже, не готова, чем готова. А поток воинственных заявлений, лжи и эмоциональной риторики как раз и должен этот факт скрыть. И запугать власти в Киеве, заставив их отказаться от применения силовых рычагов контроля за ситуацией в южных и юго-восточных регионах страны. Воспользовавшись этим, российские «туристы» при поддержке местных промосковских активистов продолжат бурно имитировать народные протесты. А местные представительные органы, или скорее отдельные их депутаты, причём не важно, насколько они многочисленны, будут инициировать поток референдумов о статусе регионов с максимально размытыми формулировками. Например, типа такого: «Согласны ли вы, что власти Н-й области должны выстраивать свои отношения с центральными властями Украины на основании договора». Какого договора, про что договора — тоже не важно. Он может быть и «всеобъемлющий», и «конституционный», и по «разграничению полномочий», и про то, есть ли жизнь на Марсе. Цель — федерализация страны. В идеале для Кремля — по боснийскому варианту со слабыми федеральными властями, усложнёнными процедурами (например, консенсусом) принятия всех принципиальных решений, максимальной феодализацией властных отношений в регионах. Последнее  предполагает, что «княжить» в украинских областях юга и юго-востока будут посажены персонажи типа знаменитых харьковских Допы и Гепы (видео) В этих условиях страна превратится в полностью недееспособную, слабоуправляемую. Фактически, в аналог Речи Посполитой 18 века. Такой вариант идеально устраивает Россию. И его примет ЕС. Хотя это будет означать медленную смерть украинской государственности. 

Последние события в Крыму (назначение премьером человека по кличке «Гоблин», спешное проведение референдума) свидетельствуют именно в пользу второго варианта.

Риски и допущения. Допущением Москвы является то, что она не встретит адекватного отпора со стороны киевских властей. Речь, прежде всего, идёт о Вооруженных Силах Украины (далее по тексту ВСУ). Состояние их боеготовности неизвестно. Российские источники, характеризующие его как низкое, не могут считаться объективными.

Если политики в Киеве всё же заинтересованы в сохранении Украины как единого и дееспособного государства их единственным выбором является начало собственной игры на обострение. Речь идёт о том, чтобы не допустить захвата власти в регионах пророссийским силами при поддержке «туристов» из России (источник). Подобные попытки необходимо пресекать с максимальной жёсткостью.

Определенные шаги в этом направлении Киев предпринял: началась мобилизация ВСУ, закрыто воздушное пространство для военных самолетов, в восточные регионы губернаторами назначаются местные «авторитетные» люди, которым есть что терять, и за что стрелять. Потенциально, это может вызвать вооруженное столкновение с российскими военными. Однако, прямой вооруженных конфликт с Украиной будет иметь далеко идущие последствия для России.

Во-первых, уже не получится говорить о неких восстаниях или расколе Украины. Территории, оказавшиеся под московским контролем, будут однозначно считаться оккупированными; местные администрации – коллаборационистами. Со всеми вытекающими последствиями. Как бы не была слаба украинская армия, при начале полноценного конфликта поток гробов в Россию будет исчисляться тысячами. Кремль попадёт в стратегическую ловушку: с одной стороны, с какого-то момента продолжение войны станет бессмысленным. Но любое мирное урегулирование будет воспринято в качестве поражения России. На это российское руководство пойти не сможет. Альтернативой станет полная оккупация Украины. Другое дело, в состоянии ли Россия добиться этого и какими жертвами. А если оккупация и состоится, то какова будет цена её поддержания. Мы вновь возвращаемся к риску «имперского перенапряжения» и краха вследствие него.

Во-вторых, война будет означать приход к власти в Киеве политиков, как раз для войны и пригодных. Опираясь на массовый патриотический подъём, они смогут быстро нарастить численность ВСУ, чем частично компенсируют отставание в подготовке и вооружении. Очевидно, что они не будут жалеть не только противника, но и себя. Речь идёт о перспективе втягивания русских в городские бои. Очевидно, что война перекинется и на Россию. Наивно полагать, что российский обыватель сможет комфортно наблюдать по ТВ, как горит украинский дом. Украинский спецназ обеспечит офф-лайн зрелище горящих российских домов. Для украинцев это будет война за выживание и как государства и как нации. 

Безусловно, Запад не будет вмешиваться напрямую, однако в том, что украинские власти получат полную политическую, финансовую и материальную поддержку сомневаться не приходится. Возможно с некоторой задержкой, но помощь придёт.

Немного о туризме. В случае войны с Россией Украина сохранит свою привлекательность для туристов. Правда, весьма специфических: крепких небритых парней из окрестностей Алеппо, Дамаска и Пешавара. Сомнительно, чтобы украинские красоты их надолго задержали. Их будут больше привлекать «шахид-туры» по российским городам и весям. 

Прогноз невозможен. На самом деле, ситуация динамична и ещё не предрешена. Фактически, в настоящий момент определяется, чем будет в будущем Украина: территорией или государством. Если украинские патриоты хотят сохранить страну именно как государство, это потребует от них решимости и готовности к жёстким действиям. Политика непротиводействия агрессивным провокациям Москвы очевидно не срабатывает, бездействие ВСУ и украинских правоохранителей не останавливает Кремль.

Однако в любом случае, время работает против Москвы, возможность для победы малой кровью упущена.

Ще не вмерла України і слава, і воля,
Ще нам, браття українці, усміхнеться доля.
Згинуть наші вороженьки, як роса на сонці.
Запануєм i ми, браття, у своїй сторонці.
Душу й тіло ми положим за нашу свободу,
І покажем, що ми, браття, козацького роду.
Станем, браття, в бій кривавий, від Сяну до Дону,
В ріднім краю панувати не дамо нікому,
Чорне море ще всміхнеться, дід-Дніпро зрадіє,
Ще у нашій Україні — доленька наспіє.

Logo_руна