Россия начала войну без стратегического сырья — финал предсказуем

В условиях нарастающего санкционного давления Россия может лишиться доступа к важнейшему стратегическому сырью. Заменить многие закупаемые за рубежом полезные ископаемые просто нечем, ведь в российских недрах они либо отсутствуют, либо низкого качества.

920

Вы прочитаете этот материал за 14 минут

По данным украинского Генштаба, вооружённые силы России понесли за время боевых действий колоссальные потери в бронетехнике, артиллерии и авиации. Согласно этой информации, с февраля по сентябрь ВСУ уничтожили более 2300 танков, около 5000 боевых бронемашин и 1400 орудий, 264 самолёта и 226 вертолётов. Хотя ряд экспертов называет несколько меньшие цифры, можно предположить, что российские войска потеряли гораздо больше бронетехники и артиллерии, чем заявляет Украина. Дело в том, что помимо непосредственных боевых потерь следует учитывать сотни единиц различного тяжёлого вооружения, ставших трофеями ВСУ или попросту брошенных, сломавшихся либо затопленных в ходе войны.

В связи с этим весьма насущным становится вопрос, в состоянии ли военно-промышленный комплекс РФ осуществить в условиях жёстких санкций перевооружение российской армии на имеющейся сегодня сырьевой и технологической базе.

Россия получает стратегическое сырьё из-за рубежа

В мае 2021 г. Счётная палата РФ обнародовала результаты исследования, как использовался в 2018-2020 гг. государственный фонд недр в России. Особенно в области добычи стратегического сырья. Выяснилось, что за эти три года «импортировалось более трети стратегических видов минерального сырья и более 60% дефицитных видов полезных ископаемых». Кроме того, фактически отсутствует комплекс мер по импортозамещению стратегического минерального сырья. А нехватка собственного сырья усугубляется отсталостью отечественных технологий в сфере добычи и переработки полезных ископаемых.

В утверждённом Правительством РФ Перечне основных видов стратегического минерального сырья насчитывается 29 позиций. Больше половины из них целиком или в значительном количестве импортируются. В исследовании Счётной палаты РФ сообщается, что потребности в титане, марганце, хроме и литии за последние три года полностью, то есть 100%, обеспечивались за счёт ввоза из-за рубежа. Не лучше положение и с некоторыми другими видами стратегического сырья. Например, по цирконию доля импорта в среднем за исследованный период составила 87,2%, бокситам – 68,6%, меди – 49,6%, молибдену – 40,2%.

На наш взгляд, реальная ситуация в сфере недропользования, скорее всего, ещё хуже. Так как Министерство природных ресурсов и экологии РФ предложило в этом году существенно расширить вышеупомянутый Перечень. В его обновленную версию, переданную на рассмотрение в Правительство, вошли не 29, а уже 55 видов стратегического минерального сырья.

Аудиторы Счётной палаты РФ пришли к выводу, что зависимость от импорта сырья создаёт серьёзные риски для стратегически важных отраслей российской экономики. Они предупредили, что возникновение перебоев в импортных поставках негативно повлияет на полноценное функционирование отраслей чёрной и цветной металлургии, военно-промышленного комплекса, авиакосмической отрасли, химической промышленности, медицины.

Отметим, что данные выводы были сделаны ещё в 2021 г., то есть до принятия США и ЕС многочисленных и широкомасштабных санкций против России. С учётом последних событий будет актуально разобраться, отсутствие или ограничение каких видов импортируемого стратегического сырья скажется на деятельности российского ВПК по выпуску новых средств тяжёлого вооружения и техники взамен уничтоженных на полях сражений в Украине. Говоря иначе, без каких полезных ископаемых военные заводы России больше не смогут производить в необходимом количестве танки, самолёты и бронемашины.

«Практически не наблюдается рост запасов…»

В отчёте Счётной палаты РФ подчёркивается, что импортозависимость России от стратегического сырья отрицательно повлияет на состояние обороноспособности страны. Нехватка и тем более отсутствие отдельных полезных ископаемых не позволит изготавливать боевую броню, создавать ракетное топливо, совершенствовать военное авиастроение. Несмотря на это, «в течение 2018-2019 годов практически не наблюдается рост запасов по большинству видов стратегического и дефицитного минерального сырья». А их добыча «осуществляется в недостаточном объёме, что обуславливает необходимость их частичного, а в некоторых случаях полного импорта».

Красноречивым примером, подтверждающим вышесказанное, является положение российского титанового рынка. Как известно, титан чрезвычайно важен для современной военной промышленности, не зря его называют «крылатым» металлом реактивной и ракетной техники. Титановые сплавы с малым удельным весом и высокой прочностью незаменимы для военной авиации, в истребителях они могут достигать от 35 до 50% их массы. Замена алюминия и стали на титан даёт снижение массы без потерь плотности, что увеличивает дальность перелётов и маневренность. Также одна из главных причин применения сплавов из титана — коррозионная стойкость. Именно поэтому их используют в производстве корпусов подводных лодок и глубоководных аппаратов, танковой брони, деталей артиллерии.

Хотя Россия располагает одной из крупнейших в мире сырьевой базой титана (15% мировых запасов), выпуск титановых изделий и внутреннее потребление происходит преимущественно на импортных поставках. Минприроды РФ констатировало в 2021 году: «Практически все российские предприятия, использующие титановое сырьё, импортируют его». Освоенность месторождений очень низкая, в 2020 г. в разработку было вовлечено только 6% запасов. Полноценное освоение затрудняет «отсутствие в стране промышленной технологии переработки высокотитанистых титаномагнетитовых (железорудных) концентратов, получаемых из руд этих месторождений». То есть, технологически Россия не в состоянии освоить свою сырьевую базу титана, поэтому вынуждена удовлетворять промышленные, оборонные и прочие потребности за счёт импорта, что чревато ощутимыми последствиями при прекращении таких поставок.

Аналогичная картина наблюдается и с другим важнейшим стратегическим сырьём — марганцем. По мнению специалистов: «Ситуация по обеспечению чёрной металлургии России марганцевым сырьём остается крайне напряжённой… В настоящее время 100% внутреннего российского потребления марганцевой руды и около 40% потребления марганцевых сплавов удовлетворяется за счёт импорта» (Известия Томского политехнического университета. Инжиниринг георесурсов — № 4, 2020). Очевидно, что уровень зависимости от импорта марганца является критично высоким, а работа металлопотребляющих отраслей России, включая заводы ВПК, невозможна без получения этого сырья из-за рубежа.

Марганец — легирующий металл, применяемый для повышения прочности стали, также используется при выплавке нержавеющей и других специальных сортов сталей, что делает его необходимым для нужд военного производства. Он достаточно распространён в недрах России, но потребности полностью удовлетворяются привозным сырьём в значительных объёмах. Согласно данным Минприроды РФ: «В 2020 г. Россия занимала третье место в мире по объёму импорта товарных марганцевых руд и концентратов». Ежегодный импорт в среднем составляет 1,1 млн. тонн, в 2020 г. он вырос на 10% по сравнению с предыдущим годом.

Примечательно, что промышленная добыча марганцевых руд не ведётся в России с 2013 г. По информации Минприроды РФ: «Перспективы возобновления товарной добычи марганцевых руд в России неопределённы». Это связано с тем, что «качество российских руд в целом низкое: по содержанию марганца они относятся к бедным». Как и с титаном, нет технологий, позволяющих оптимизировать добычу и переработку. В отчёте Счётной палаты РФ по этому поводу сказано, что «мероприятия в части технологических направлений «Марганец и марганцевые ферросплавы», «Руды и концентраты титановые» фактически не выполнены».

На две трети за счёт зарубежных закупок обеспечиваются потребности российской экономики в хромовом сырье, которого ежегодно нужно не менее 1,5 млн. тонн. По объёмам импорта товарных хромовых руд Россия занимает второе место в мире. А без них российская металлургия не сможет производить продукцию оборонного значения, так как хром — важнейший легирующий элемент. Он придаёт стали и сплавам жаропрочность, твёрдость и устойчивость к коррозии, входит в состав нержавеющих, бронированных, оружейных, огнеупорных сталей. Стали с высоким содержанием хрома используются для изготовления корпусов подводных лодок, космических двигателей, орудийных стволов.

Собственная сырьевая база хромовых руд России невелика (2% мировых запасов) и характеризуется низкой степенью освоенности. По данным Минприроды РФ, в 2020 г. в разработку было вовлечено менее 12% запасов страны. Причина в низком качестве российских хромовых руд, в подавляющем большинстве они «относятся к бедным и убогим». Добиться продуктивных результатов освоения, достигнутых заграничными компаниями, не позволяет отсталость отечественных технологий переработки низкокачественного сырья. Поэтому в обозримой перспективе преодолеть зависимость России от импорта хрома не представляется возможным.

Ещё одна серьёзная проблема российского военпрома — ограниченность собственных ресурсов для производства алюминия. Речь идёт о бокситах, которые добывают именно с этой целью. Боксит — это руда, содержащая оксиды алюминия, после химической обработки которой получается глинозем, а из него уже получают алюминий. Для производства 1 тонны алюминия зарубежным компаниям необходимо примерно 4-5 тонн бокситов. А российским — до 8 тонн, так как отечественные бокситы низкого качества. Именно поэтому, как сообщает Минприроды РФ, «потребности российских алюминиевых заводов в сырье на две трети покрываются за счёт импорта глинозема». Ежегодный импорт глинозема составляет от 4 до 5 млн. тонн (в 2020 г. — 4,7 млн. тонн).

При снижении зарубежных поставок Россию ожидает спад производства алюминия, без которого невозможно современное авиастроение. Алюминиевые сплавы являются конструкционными материалами в самолётостроении, также они широко применяются в судостроении при изготовлении корпусов судов, палубных надстроек, судового оборудования. По сведениям Минприроды РФ, основная часть российских месторождений бокситов содержит руды очень низкого качества, в связи с чем констатируется, что «предпосылок для расширения сырьевой базы качественного алюминиевого сырья в стране практически нет». В итоге импортозависимость от зарубежных бокситов только растёт (66,9 % в 2018 г., 67,7 % в 2019 г., 71,2 % в 2020 г.).

Крайне затруднительным является для России также угрожающее отставание в производстве лития, спрос на который стремительно растёт во всём мире. Этот самый лёгкий из всех металлов является сегодня одним из наиболее востребованных сырьевых ресурсов, определяющим будущее электротранспорта и систем накопления энергии. Важнейшая область использования лития — ядерная энергетика, где он используется для изготовления регулирующих стержней в системе защиты реакторов.  В оборонной сфере совершенствование литиевых аккумуляторов обусловило повышение значения беспилотных летательных аппаратов, принципиально изменивших ведение боевых действий в ХХI веке.

С 2010 года добыча лития в мире выросла втрое, в прошлом году было добыто около 100 тыс. тонн в пересчёте на металл. На этом фоне Россия выглядит откровенным аутсайдером, Счётная палата РФ сообщала в 2020 г., что «добыча лития в России не ведётся, геологоразведочные и специализированные работы по литию не проводятся». Внутренние потребности покрываются за счёт поставок из Аргентины, Боливии, Чили и Китая. После российского вторжения в Украину Чили и Аргентина прекратили поставки. В апреле замдиректора департамента металлургии и материалов Минпромторга Владислав Демидов объявил, что Китай тоже приостановил экспорт лития в Россию. По словам Демидова: «По литию проблема вообще-то уже гигантская, потому что в случае, если будет отказ в поставке сырья из Боливии, точно так же и Чили и Аргентина не будут поставлять нам сырьё, то к сожалению, литиевого сырья нам брать негде».

Заметим, что Боливия не считается крупным производителем, страна добывает всего несколько сотен тонн в год, а Россия закупает, по некоторым оценкам, примерно две тысячи. В связи с этим планируется начать разработку российских месторождений лития, но пока «ни один из крупных проектов по добыче лития в России до сих пор не был реализован» (Индустриальная экономика — № 2, том 1, 2022). К тому же остро стоит вопрос производственного опыта и собственных технологий добычи и переработки, так как единственный российский рудник-производитель литиевых концентратов в Забайкалье был закрыт ещё в 1997 г.

Сходные проблемы наблюдаются с другим стратегическим сырьём — ниобием. Этот тугоплавкий металл нужен как легирующая добавка для получения жаропрочных сталей, применяемых в авиационной и космической технике при изготовлении деталей ракет и реактивных двигателей. Потребление ниобия в России обеспечивается главным образом за счёт импорта, так как разработка месторождения в Красноярском крае прекратилась в 2010 г. Поэтому «национальное производство ниобиевого сырья в России исчезающе мало и обеспечивает всего 6-9% существующего потребления ниобиевых продуктов» (Известия Томского политехнического университета. Инжиниринг георесурсов — № 10, 2019). Объёмы импорта металлического ниобия в РФ составляют от 4 до 5 тыс. тонн.

Напоследок укажем на многолетнее противоречивое положение с добычей и производством редкоземельных металлов (РЗМ) в России. К РЗМ относится группа из 17 металлов, включающая иттрий и скандий, а также 15 элементов семейства лантаноидов. Материалов, способных заменить данные элементы по своим характеристикам и свойствам, фактически нет. Россия располагает крупнейшей сырьевой базой РЗМ, занимая, по разным данным, 3-е или 4-е место в мире. Вместе с тем, «доля страны в структуре мирового производства достигает лишь 1,1% (по данным 2020 г.) До 90% РЗМ-продукции государству приходится импортировать для обеспечения собственных потребностей» (Известия Уральского горного университета – Вып. 2, 2022).

Значение редкоземельных металлов для мировой экономики ежегодно увеличивается, прогнозируется, что темпы роста спроса на РЗМ составят 10% в год. Без них невозможно развитие автомобилестроения и возобновляемой энергетики, бытовой электроники и мобильных телефонов. В военно-промышленной сфере применение РЗМ исключительно важно для сверхточного вооружения, при изготовлении приборов ночного видения и оборудования GPS. В связи с этим нельзя не отметить, что в России более 70% расходуемых РЗМ и их соединений используется для выпуска изделий военно-технического назначения.

Несмотря на значимость редкоземельных металлов для ВПК РФ, наладить их самостоятельное производство до сих пор не получается. В России есть единственное предприятие, которое добывает редкоземельную руду на Ловозёрском месторождении в Мурманской области. Руда поступает на Соликамский магниевый завод, где получают концентраты, отправляемые на дальнейшую переработку в Эстонию на завод «AS Silmet». Как видим, Россия не может обойтись без заграничных посредников, так как не владеет технологиями и производственными мощностями по разделению РЗМ. Производственная цепочка включает ряд сложных, затратных и токсичных процессов, освоить которые Россия пока не в состоянии.

Справится ли российский ВПК без заграничного сырья?

Глава РФ Владимир Путин не может не понимать, что без поступления сырья военные заводы России остановят выпуск смертоносной продукции. И он это несомненно понимает, так как защитил в Санкт-Петербургском горном институте диссертацию по стратегическому планированию воспроизводства минерально-сырьевой базы. Однако 20 сентября Владимир Путин потребовал добиться стопроцентного импортозамещения в оборонно-промышленной сфере, «полного обеспечения предприятий ОПК отечественными комплектующими, деталями, узлами и материалами».

Но прекратить или хотя бы существенно уменьшить импортные поставки стратегического сырья вряд ли получится. Сейчас России, скорее, грозит не зависимость от импорта сырья, а хроническая нехватка стратегически важных полезных ископаемых. Российское вторжение в Украину привело к потери значительных объёмов сырья, ещё относительно недавно отгружаемых украинскими поставщиками. По данным Счётной палаты РФ, «Украина в среднем за 2018-2020 годы обеспечивала поставку 82,9% титана, 51,2% циркония и 70% каолина». Понятно, что теперь поставки не только прекращены, но и вряд ли возобновятся. Показательно, что 27 сентября Кабмин принял постановление «О запрете вывоза товаров из Украины на таможенную территорию Российской Федерации», полностью запретив экспорт украинских товаров в Россию. Запрет на ввоз в Украину российских товаров был принят ещё раньше.

Аналогичные меры постепенно принимают и другие производители полезных ископаемых. Например, это касается лития, который прекратили поставлять из Аргентины и Чили. Экспорт в Россию был заблокирован, так как добычей лития в этих странах занимаются канадские компании. Поступления из Чили обеспечивали 70% литиевого импорта РФ. Вполне вероятны затруднения с дальнейшими поставками бокситов из-за монополизации мирового рынка глиноземов американской корпорацией Alcoa. В настоящее время более 80% закупок бокситов и 90% РЗМ Россия осуществляет в Китае. Но кто знает, как поведут себя китайские партнёры при заключении новых сделок. А на поведение КНР ориентируется Казахстан, откуда российская металлургия получает 87% хрома и 73% меди.

В условиях разрыва торгово-экономических связей и нарастающего санкционного давления Россия может потерять свою нишу на мировом сырьевом рынке, лишившись доступа к важному для неё стратегическому сырью. Вопреки декларируемому импортозамещению заменить многие закупаемые за рубежом полезные ископаемые просто нечем. Ведь в российских недрах они либо отсутствуют, либо низкого качества. Таким образом, ресурсозависимость России лишь возрастёт. А её пример самым очевидным образом подтвердит уже хрестоматийное правило, что современная война — это, в первую очередь, война ресурсов.

Другие материалы по теме:

Урановые перспективы России

Logo_руна