Россия назвала себя «спонсором беларуской независимости».

992

Вы прочитаете этот материал за 16 минут.

26 января в Москве прошла конференция «БелоРусский диалог», собравшая довольно необычный состав экспертов с обеих сторон – российской и беларуской. Формально можно просто сказать: конференция показала, насколько отличаются взгляды беларуских и российских экспертов (экономистов и политиков) на взаимоотношения двух стран – как в политике, так и в экономике. Однако на самом деле с российской стороны в ходе конференции прозвучал довольно необычный, даже странный посыл.

Вроде бы все участники конференции в Москве были солидарны: будущее беларуско-российской интеграции – как и интеграции в рамках ЕАЭС – находится под большим вопросом. Однако сама по себе российско-беларуская интеграция – это вовсе не способ «ползучей аннексии» России, а способ поддержать независимую Беларусь, и прежде всего – экономически. И вообще, все годы после распада СССР именно Россия была главным спонсором беларуской независимости. Так было до Лукашенко, и так будет после него. А всё дело в том, что России нужна не просто независимая союзница-Беларусь, но прежде всего она нужна как своего рода «буфер» между самой Россией и странами НАТО (прежде всего – Польшей). Так что Россия, несмотря на все разногласия, и впредь будет поддерживать Беларусь, в том числе в финансовом плане. А такие вещи, как ЕАЭС или, скажем, торговое эмбарго в отношении сначала стран Запада, а теперь и Украины, – это формы такой поддержки Минска Москвой.

В самом деле, всё сказанное звучит, мягко говоря, удивительно. Но это основные тезисы, которые российская сторона пыталась донести до беларуских представителей на конференции «БелоРусский диалог», прошедшей в Москве, в университете «Высшая школа экономики» 26 января. Беларускую сторону представляли некоторые оппозиционные лидеры, известные независимые экономисты и другие эксперты. Российскую – ряд представителей экспертного сообщества и чиновников исполнительной власти.

Организовывал и открывал конференцию замдекана факультета мировой экономики и мировой политики ВШЭ Андрей Суздальцев. В самом начале он заявил: «Беларусь занимает особое место в решении задач, которые Россия решает на международной арене. … Мы отмечаем рост антироссийских настроений в Беларуси. Не публично, но мы отмечаем, что правящие круги Беларуси, большая часть беларуского политического класса ориентирована не на нас. Удивляться тут нечему, ведь Россия сейчас находится в противостоянии с Западом. И, видимо, у руководства Беларуси есть мнение, что мы не справились, что Россия будет сдавать свои позиции. Это мы видим по косвенным высказываниям беларуского руководства, по настроениям Лукашенко, его попыткам «застолбить» свое место на Западе, в Евросоюзе в рамках программы «Восточное партнерство». И это беспокоит, потому что мы должны понять: у нас есть союзник или у нас нет союзника?».

Тут-то и началось. Россияне убеждали беларусов в том, что именно благодаря Москве официальный Минск не только живёт и здравствует, но и имеет некий вес на мировой арене. Беларусы, традиционно разобщённые и не имеющие единой позиции, на этот раз, однако, энергично сопротивлялись. Приехавшие из Минска Андрей Елисеев (Центр деловых коммуникаций), лидер оппозиционных коммунистов Сергей Калякин, профсоюзный деятель Александр Ярошук, экономисты Ярослав Романчук и Леонид Злотников, политологи Роман Яковлевский и Лев Криштапович, глава представительства Всемирного Банка в РБ Ян Чул Ким – все они старались объяснить россиянам, что на самом деле беларуская власть не «движется на Запад», а только «заигрывает» с ним ради кредитов и торговых преференций. Но и Россия вызывает скорее опасения – и из Минска никак не выглядит «гарантом беларуской независимости».

Автор этих строк, также выступавший на конференции в качестве эксперта (в том числе выступивший на открытии мероприятия), постарался объяснить россиянам, что на самом деле существуют не один президент Александр Лукашенко, а два. Первый – говорит, второй – делает. И это разные люди. В данном контексте «один Лукашенко» публично выступил категорически против каких-либо реформ в экономике, а «второй Лукашенко» – согласился начать все те структурные реформы, которые являются условием получения кредита от МВФ. Да ещё и держит в своём окружении команду реформаторов, с которыми на словах категорически не согласен.

Примечательным моментом конференции стала пикировка двух экономистов. Заместитель министра финансов России Сергей Сторчак многословно объяснял, что Беларусь – добросовестный заёмщик. Который всегда вовремя возвращает кредиты. И эти кредиты действительно идут на проведение реформ. Просто почему-то Россия сейчас немного повременит с выдачей нового кредита.

«Российско-беларуское сотрудничество в финансовой сфере идёт, опережая многие другие сферы, что бывает достаточно редко в истории международных финансовых отношений. Это влияет на темпы реформ в Беларуси, – сказал Сергей Сторчак, выступая на конференции. – Республика Беларусь – крупнейший суверенный заёмщик России. С начала 2000-х годов Беларусь привлекла дюжину кредитов. Многие возвращены. Всегда речь идёт о длительных сроках возврата кредитов. Большая часть кредитов будет возвращена в 2024-2029 годах».

При этом, по словам заместителя министра финансов России, его же недавнее заявление о заморозке кредитования со стороны РФ другим государствам, – прежде всего было вызвано желанием «начать предметную дискуссию».

«Мы в министерстве финансов вынуждены реагировать на то, что часто государственные деятели делают заявления по кредитованию, не согласовав позицию с профильными министерствами. Я могу констатировать из общения с другими коллегами, что это высказывание достигло своей цели. Я постарался сказать, что на сегодняшний день мы приняли обязательства по предоставлению новых кредитов в объёмах, которые являются настолько существенными, что при сохранении негативных тенденций в экономике и роста дефицита бюджета мы столкнёмся с тем, что могут возникнуть сложности с фондированием уже принятых кредитных обязательств. Собственно говоря, это сигнал к тому, что необходимо быть очень аккуратными, и дальнейшие обязательства принимать, исходя из того, насколько мы будем в состоянии своевременно обеспечить предоставление связанных экспортных кредитов», – сказал чиновник.

Ответом ему стало темпераментное выступление директора «Центра Мизеса» Ярослава Романчука, который с цифрами в руках и на экране доказал, что российские кредиты (как и кредиты МВФ) во все времена просто проедались, а экономика как была квазисоциалистической, так ею и остается.

«Сергей Сторчак убеждал, что кредиты, которые Россия давала Беларуси, привели к позитивным изменениям в беларуской экономике, даже к структурным реформам и макроэкономической стабильности. Я хотел бы узнать от российского правительства те фактические основания, которые позволяют Минфину России делать подобные заключения. Пока фактов нет, я настаиваю на своей гипотезе: «Беларуское правительство внешние кредиты от МВФ, России и Евразийского банка развития проело», – заявил Ярослав Романчук.

Выступил на конференции также глава представительства Всемирного Банка в Беларуси Ян Чул Ким, который поставил под вопрос само название экономической панели конференции «Экономические реформы в Беларуси: последний шанс». По словам Ян Чул Кима, структурные реформы – это постоянный процесс адаптации к меняющейся экономической среде. Взаимодействие беларуского правительства со Всемирным банком и МВФ начиная с первой половины 2015 года он назвал первым случаем, когда международное финансовое сообщество как следует обсудило с беларускими властями актуальные экономические вызовы.

Ян Чул Ким: «Сейчас не последний шанс для проведения структурных реформ в Беларуси, а первая серьёзная попытка найти пути для Беларуси… За время работы в стране я посетил 25 заводов, по четыре часа на каждом. Проведя столько времени, начинаешь лучше понимать возможности, которые мне не приходилось видеть в других странах».

Повод для оптимизма работнику Всемирного банка насчёт проведения реформ в Беларуси дают также развитый научный потенциал и высокая рабочая дисциплина, а кроме этого – социальный контракт между государством и населением в целом и зависимыми группами населения.

Ян Чул Ким: «Среди стран Европы и Центральной Азии в Беларуси – самый низкий уровень бедности, даже принимая во внимание статистические манипуляции». А Коэффициент Джини (показатель степени расслоения общества) соразмерен со скандинавскими странами. Дорожная карта реформ для Беларуси, подготовленная Всемирным банком, нашла отклик в беларуском Правительстве, рассказал Ян Чул Ким. В качестве интереса властей к реформам он назвал урезание государственных расходов, довольно консервативную монетарную политику и минимизацию вмешательства в обменный курс. По его мнению, для успешности реформ беларуским властям нужно хорошо продумать, как объяснить населению необходимость экономических преобразований, убедить в положительном итоге и поддержать малообеспеченные слои населения, которые пострадают в течение переходного периода.

Отдельной интригой мероприятия стало противостояние двух «гранд-дам» беларуской политики – главы гражданской кампании «Наш Дом» Ольги Карач и кандидата в президенты в 2015 году Татьяны Короткевич. Карач прибыла в Москву со своей командой, с подготовленными выступлениями на разные темы и аналитическим докладом от экспертов «Нашего Дома». Короткевич же прилетела одна, даже без Андрея Дмитриева. При этом уже в ходе конференции всех удивило то, что Короткевич в своем выступлении говорила такими фразами, словно они заранее были написаны в МИД РБ, а она их лишь озвучивала.

«Часто мы можем видеть и неуважение, и несправедливость в отношении Беларуси. Тут можно сказать и про односторонние решения России, которые напрямую затрагивают наши экономические интересы, и про протекционистские меры на российском рынке, – зачитала текст Короткевич. – От Беларуси постоянно требуют выполнять свои обязательства без промедления, касается ли это гигиенических или тарифных требований, техстандартов, в то время как Россия сохраняет для своих предприятий особые условия. Обязательства по общему рынку энергоресурсов (а это очень важный вопрос) относят на неопределённое время».

Ольга Карач, в свою очередь, была эмоциональна и не стеснялась в выражениях. Например, она вспомнила трагедию под Смоленском, когда в апреле 2010 года разбился авиалайнер, на котором летело всё высшее руководство Польши, включая президента. «После этой трагедии курс злотого даже не шелохнулся! И это очень хорошо говорит о том, какова стабильность политической системы страны, – сказала Карач. – А теперь представьте, что будет, если, не дай Бог, разобьется самолет с высшим руководством Беларуси?».

При этом Короткевич была единственной, кого беларуское государственное телевидение снимало крупным планом во время её речи про «единственного союзника» (имелась в виду Беларусь как единственный союзник России).

Уже по окончании конференции с Татьяной Короткевич произошёл неприятный инцидент. Организаторы пригласили всех участников на банкет, для которого арендовали расположенный через дорогу грузинский ресторан. Когда все расселись за столами, появилась Короткевич, – и оказалось, что места для неё просто нет. После чего она развернулась – и улетела в Минск.

Единственным проправительственным политологом с беларуской стороны оказался экс-замдиректора Информационно-аналитического центра при администрации президента Лев Криштапович. Он критически оценил саму возможность диалога власти и оппозиции в стране: «Диалог оппозиции и власти на парламентских выборах в Беларуси возможен в том случае, если наша власть будет квазивластью. Ведь квазиоппозиция у нас есть и сейчас надо, чтобы в стране была квазивласть – без этого диалога не будет».

Заметное оживление в ход конференции привносил известный политический обозреватель Роман Яковлевский. Со свойственной ему жёсткой иронией он задавал вопросы практически каждому из выступавших. После того, как Павел Святенков (эксперт Фонда исторической перспективы) долго и нудно читал доклад, в котором критиковал Запад за вмешательство в дела региона и граничащих с Беларусью стран, Яковлевский задал ему вопрос: «Верно ли я вас понял, что беларусы и россияне никогда так плохо не жили, как при правлении Барака Обамы?». Зал, что называется, «лёг».

«Россия в настоящее время выступает главным спонсором республики. Время давать деньги на обещания закончилось. Несмотря на противодействие со стороны многих сил (в первую очередь беларуской власти), удалось запустить процесс диалога о будущем российско-беларуских отношений, направлениях реформ в республики. Впервые за многие годы в России увидели и услышали голос оппонентов беларуской власти, – сказал Дмитрий Болкунец, эксперт ВШЭ и соорганизатор конференции (сам он – также гражданин Беларуси). – Уверен, что это шаг в правильном направлении. Лукашенко постепенно утрачивает монополию на диалог с Москвой. В России почему-то образ Лукашенко воспринимается как образ союзника, но на самом деле это не так. Он говорит одно, а делает другое. Российская политическая элита должна осознать, что он никакой не союзник. Планируем продолжить в апреле-мае формат такого диалога и надеемся на ещё более высокий уровень участников со стороны России, Беларуси и других заинтересованных сторон. Мы уверены, в этом диалоге заинтересованы все. Если беларуские власти в очередной раз проигнорируют свое участие, значит диалог будет проходить без них».

Уже через день – 28 января – состоялся телефонный разговор Владимира Путина с Александром Лукашенко. Главы государств обсудили график совместных мероприятий. В частности, внимание было сфокусировано на двух крупных событиях: заседании Высшего Государственного Совета, которое состоится в конце февраля в Минске, и третьем форуме регионов Беларуси и России, который также пройдет в беларуской столице в июне.

Кроме того, Лукашенко и Путин договорились встретиться в ближайшее время и в закрытой и более обстоятельной беседе обсудить вопросы двусторонних отношений. Как пишет пресс-служба Кремля, разговор состоялся по инициативе беларуской стороны.

Так вот: организаторы конференции с российской стороны уверены, что так Лукашенко отреагировал в том числе и на прошедшее мероприятие. Об этом, в частности, мне сказал в интервью организатор конференции Андрей Суздальцев, замдекана факультета мировой экономики и мировой политики Высшей школы экономики:

— Как вы сами оцениваете участие беларуской стороны? С какой стороны было больше единства во мнениях – с российской, или среди беларуских гостей?
— Среди беларусов не ощущалось полного единства. Особенно это проявлялось, допустим, в очень разных выступлениях Карач и Короткевич. Это были разные подходы совершенно. Татьяна Короткевич была ближе к беларуской власти и она обращалась как бы именно от имени власти.

Со стороны России было меньше таких проблем, потому что, конечно, в экспертном сообществе есть разные точки зрения, но в целом развитие наших отношений вызывает большую тревогу у всех. Во-вторых, для российского экспертного и политического сообществ отсюда, из Москвы, не видно таких уж больших, принципиальных различий между беларуской властью и оппозицией. Здесь, скорее, считают, что это два крыла одной власти. И если отойти от лозунгов, от разных дрязг, то окажется, что власть и оппозиция действуют в одном русле.

— День спустя после конференции Лукашенко звонил Путину и они обсуждали примерно то же самое, что и мы на конференции. Как по-вашему, это связанные вещи?
— Надо учитывать то, что всё-таки две недели назад Александр Лукашенко заявил, что он хотел бы собрать в феврале Высший госсовет Союзного государства в Минске. Но никакого ответа из Москвы он не получил. Москва просто проигнорировала эти приглашения. А тут как раз наша конференция, на которой был поднят вопрос: стоит ли России вообще помогать суверенной Беларуси? Потому что беларуская экономика превращается в черную дыру, куда можно сотни миллионов вбрасывать без какого-либо эффекта. При этом Беларусь просит кредиты на Западе, просит на Востоке, и живет от кредита до кредита.

Лукашенко, видя, что проходят такие мероприятия, явно это учёл. Я не думаю, что это был главный повод для его звонка. Хотя на конференции присутствовали и представители российской исполнительной власти, и международных организаций, посольств и так далее. Конечно, он это знает, но он позвонил Путину просто потому, что стране нужны деньги. А этот вопрос как раз и обсуждается в Москве. Так что конференция, наверное, стала каким-то толчком, и он решил инициативу перехватить.

Денис Лавникевич, специально для Belarus Security Blog.

Logo_руна