Саммит в Минске: надежда вместо гарантий.

1526

Ночные переговоры в Минске закончились невнятным итогом. В преддверии наблюдатели разделились на две группы: одни ожидали прорыва и мирного урегулирования конфликта, другие – громкого провала и дальнейшего обострения конфликта. Ошиблись и первые, и вторые: гора родила мышь. Принят (и то не лидерами стран-участниц саммита) крайне туманный документ (читать).

А теперь обо всем по порядку.

На что надеялись. На подписание полномасштабного политического соглашения о прекращении войны. Предполагался серьезный и масштабный документ, для подписания которого в минском Дворце Независимости готовилась торжественная церемония. В итоге, публичного подписания не получилось, лидеры порознь покинули Дворец в откровенной спешке, уделив минимальное время общению с журналистами.

Как следует из сообщений СМИ (достоверность которых на совести самих журналистов) масштабный документ все же был подготовлен и планировался к подписанию. Но церемонию сорвали представители сепаратистов (источник). Естественно, последние абсолютные марионетки в руках Кремля. А посему выходит, что подписывать документ отказалась Россия.

Причина очевидна: Кремлю не нужен мир на Донбассе. Потому как сразу же встанет вопрос Крыма. И, что хуже персонально для ряда российских руководителей,  сбитого малазийского «Боинга». Хотя, справедливости ради стоит сказать, что и к полномасштабной конфронтации Россия абсолютно не готова.

Что получилось. Вместо полномасштабного соглашения публике выдали откровенно убогую Декларацию в поддержку Комплекса мер по выполнению Минских соглашений (источник). Краткое содержание которой приблизительно следующее: миру-мир, ЕС-российский газ, Путину – интеграцию интеграций. Но все это если «звезды сойдутся».

Более интересен Комплекс мер.

Читая документ. Стоит обратить внимание, что Комплекс мер подразумевает большое число условий, которыми обставлено выполнения ряда положений. Сами эти условия расписаны в общих чертах, что создает возможность для их трактовки слишком широко и неоднозначно.

Особо следует выделить пункт 2, в части отвода от линии огня системы залпового огня «Торнадо-С», которая состоит на вооружении  только российской армии. Тем самым, Россия признала свою роль в качестве одной из сторон войны. Пускай и косвенно.

П.9 закрепляет, что до конца 2015 года Украина может не рассчитывать на восстановление полного контроля на границе с Россией. А, следовательно, кремлевский «военторг» имеет возможности и далее продолжать свои поставки.

П. 10 содержит положение о разоружении «всех незаконных групп». При этом неясно, кто является «законным», а кто  «незаконным» из числа боевиков «народных республик», как их разоружать, кто будет отслеживать этот процесс и где будет храниться/уничтожаться изъятое вооружение. Механизм реализации разоружения вообще никак не прописан. Кроме того, наивно ожидать, что различного рода полевые командиры и батьки-атаманы вот так легко и просто отдадут свой единственный социальный капитал – оружие. Не говоря уже о криминальных бандах, прикрывающихся политическими лозунгами.

П. 11 документа фактически дает возможность Кремлю через подконтрольных лидеров террористов заблокировать в любой момент конституционную реформу в Украине, диктовать условия статуса контролируемых Россией территорий юго-востока Украины. Эти вопросы должны быть согласованы с некими представителями отдельных районов Донецкой и Луганской областей. А с кем их будут согласовывать сами «представители» -очевидно.

Аналогичную возможность для Москвы оставляет и п. 12.

Фактическим предметом торга стало и признание Киевом так называемых «народных республик», что могло бы привести к их частичной легитимизации и придании им субъектности. По крайней мере, в рамках текущей войны. Украинская сторона на это не пошла, справедлива считая, что договариваться следует  с Москвой.

Слишком оптимистично составители документа оценивают и возможности ОБСЕ по контролю исполнения договорённостей. Эта международная организация в ходе текущего кризиса продемонстрировала свою полную ничтожность.

В сухом остатке.  Результаты работы «нормандской четверки» больших оснований для оптимизма не дают. Ф.Олланд заявил лишь о надежде. С одной стороны, это лучше чем ничего. Но с другой – надежда есть всегда. Требуется что-то более конкретное.

А. Меркель была более откровенна и реалистична: она не испытывает иллюзий относительно эффективности новых договорённостей (источник).

По сути, западные лидеры завуалировано признали провал переговоров. Ни одна из сторон не получила того, на что рассчитывала. А время для компромиссов, судя по всему, уже прошло. Необходимость «сохранить лицо» и не допустить окончательного скатывания ситуации в развитие по конфронтационному сценарию вынудила принять весьма куцые итоговые (в рамках встречи, но не войны) документы.

В целом создается впечатление промежуточности мероприятия. Нет каких-либо гарантий исполнения прописанных в Комплексе мер шагов. Зато есть масса скрытых точек напряжения, которые в любой момент в состоянии обрушить ситуацию и продолжить войну.

Всё как и ранее будет зависеть от доброй воли сторон. А этого явно недостаточно. Первой «точкой проверки» станет освобождение Надежды Савченко.

Другие материалы по теме:

Анатомия провала России в Украине.

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Территориальная оборона.

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. «Русская весна», украинское лето и хорватская «Буря».

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Почему «слили» Крым.

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Оружие сдерживания.

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Территориальная оборона.

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Радиоэлектронная разведка.

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Паспорт.

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Информационная безопасность. 

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Милиция.

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси.Кремль.

Момент истины.

Logo_руна