Самоизоляция как итог неконкурентоспособности.

791

Российская империя не нападает, а защищается, пытаясь таким образом продлить свою жизнь в истории.

«То, что происходит сейчас, — это история не последних 10-15 лет. Это история последних — с моей точки зрения — трехсот примерно лет. В любом случае это не новейшее развитие, которое взялось непонятно откуда». Такова оценка политолога Владимира Пастухова, разворачивающегося на наших глазах, противостояния между Россией и объединенным Западом.

Три столетия Россия жила в режиме догоняющей модернизации, последовательно переходя от самодержавно-буржуазного проекта к коммунистическому, а в конце XX века к либеральному. Век последнего модернизационного проекта оказался самым коротким. Современная российская элита живет «с трубы» и в модернизации страны не нуждается.  

На начальном этапе каждого из модернизационных проектов в «железном занавесе» образовывались бреши, через которые в Россию проникали достижения западно-европейской культуры. Однако они концентрировались в руках немногих, что усиливало социокультурный раскол внутри российского общества до невиданных европейцам размеров.

Итогом раскола стало «сословное озлобление» (термин историка Василия Ключевского). Это озлобление в прошлом веке сгенерировало две смуты, сопровождающиеся крахом государственности. Современная Россия оказалась на пороге очередной смыты, и то, что мы сегодня наблюдаем, является ничем иным как попыткой ее подавления за счет переключения внимания общества на внешние проблемы.

Украина – это повод, а не причина.

Историк Владимир Соловьев (не путать с тележурналистом Владимиром Соловьевым) в начале ХХ века писал: «Равнодушный к своей действительной пользе и действительному вреду, русский народ воображает несуществующие опасности и основывает на них самые нелепые предположения. Ему кажется, что все соседи его обижают, недостаточно преклоняются перед его величием и всячески против него злоумышляют».

Массовость подобного восприятия мира было бы невозможно без целенаправленных подсказок со стороны прикормленной властью интеллигенции. Сегодня богатейшие российские семьи, монополизировавшие право «первой ночи» на природную ренту, недостатка в ресурсах для прикармливания интеллектуальной обслуги не испытывают. Согласно Global Wealth Report (октябрь 2012 г.), Россия заняла первое место в мире среди крупных стран по неравенству распределения богатства! На долю самых богатых 1% россиян приходится 71% всех личных активов в России. Для сравнения: в мире этот показатель равен 46%, в США — 37%, в Китае и Европе — 32%, в Японии — 17%.

Самоизоляция – единственный выход для тех, кто рассчитывает не только удержать, но и нарастить преимущество России в рейтинге Global Wealth Report.

По данным «Левада-центра», с конца 2008 г. показатели отношения к действующей власти стали неуклонно снижаться. Процесс этот, если оставить за скобками флуктуации, вызванные предвыборными «накачками», продолжался до марта 2014 г. Казалось, делегитимизация власти приняла необратимый характер. И все это происходило на фоне непрерывных коррупционных скандалов.

Власть отчаянно нуждалась в стрелочнике, на который она смогла бы перевести внимания недовольных россиян. И она нашла его в Украине.

Сначала интеллектуальная обслуга представила события на Майдане как результат злодейского западного заговора против России. Затем населению стало внушаться, что после бегства Януковича к власти в Украине пришли «фашисты» и «бандеровцы».

Предлагаю перечитать цитату историка Владимира Соловьева. И через 100 лет она не потеряла своей актуальности. На пике энтузиазма от присоединения Крыма, в мае нынешнего года, «Левада-центр» зафиксировал рекордный уровень ненависти к Америке. 71% россиян заявили, что относятся к США отрицательно или резко отрицательно. Для сравнения: в начале 1990-х Америку не любили около 10% россиян.

Исход противостояния очевиден.

Россия впервые в своей истории бросила вызов объединенному Западу. Во всех предыдущих конфликтах на «западном фронте» она была участницей одной из европейских коалиций (вспомним две мировые войны).

Сегодня столкновение между Россией и Западом, в отличие от «горячего» и «холодного» противостояния советского периода, – это не конфликт между двумя альтернативными проектами модернизации. Это противостояние между архаикой, с одной стороны, и современным миром – с другой.

Остались в прошлом планы по удвоению ВВП, созданию финансового центра в Москве. Отброшено, как идеологически чуждое, стремление добиться безвизового режима с ЕС. На повестке дня сегодня вопрос о возвращении смертной казни. «Старый путинский режим, — отмечает публицист Александр Баунов, — был власть с идеями в области экономики, но идеями исключительно буржуазными: догоним и перегоним, будем жить как они. Новый – с идеей духовной и моральной: нас не догонят, потому что по широкой дороге бегут в ад, а мы по узкой взбираемся на святую гору Афон».

Экономики США и Европейского союза – это 55% валового мирового продукта, экономика России – 2%. Соотношение рынков: 800 млн. человек к 140. Поэтому несложно предсказать исход противостояния, если оно примет затяжной характер. И, несмотря на такую статистику, именно России выступила инициатором противостояния. Она пошла на это не столько от избытка сил, сколько от их недостатка. Это отчаянный демарш слабого против сильного.

Судя по последним заявлениям Путина, он не намерен наводить мосты с Западом, но это не агрессивность, а фатализм. Война в Украине, которую многие воспринимают как наступательную, на самом деле является оборонительной. Империя не нападает, а защищается, пытаясь таким образом продлить свою жизнь в истории.

Годы жизни в условиях демонтажа «железного занавеса», убедительно показали неконкурентоспособность России по отношению к Западу в условиях свободного рынка. И проблема не сводится к экономической неконкурентоспособности. Прежде всего, речь идет о неконкурентоспособности российской культуры, в основе которой лежит архаичный коллективизм.

Курс Кремля на самоизоляцию поддерживается большинством россиян. А что касается публичных заявлений первых лиц государства, то их не следует принимать всерьез. Ограничусь цитатой из интервью Путина агентству ТАСС от 24 ноября: «И в истории других государств были периоды, когда страны пытались отгораживаться от остального мира, очень дорого за это заплатив. Практически деградацией и развалом. Мы ни в коем случае по этому пути не пойдем. И вокруг нас никто стенку не выстроит. Невозможно!»

Однако «Не по словам, а по делам судимы Вы будете…» Аннексировав Крым, Путин потерял Украину. А «заморозив» Донбасс, он похоронил свою квазиимперскую мечту о Едином экономическом пространстве.

Чаша сия, не минует и Путина.

В течение восьми месяцев государственная пропаганда удерживает маятник общественного возбуждения в крайнем положении. Но с каждым днем отвлекать россиян от повседневных забот рассказами о преступлениях украинских фашистов становится все труднее.

И вот уже социологические службы начинают фиксировать снижение оценок положения дел на личном уровне. Показатели, характеризующие отношение к власти, пока удерживаются на исторических максимумах, но их снижение – вопрос времени, причем, ближайшего.

Монополия на  власть – это палка о двух концах. Когда экономика идет в гору, когда молниеносно и практически бескровно одерживаются военные победы, то все лавры достается первому лицу государства. А когда экономический рост сменяется падением, а победы оказываются пирровыми?

В этой связи хочется напомнить, что в 2011 г. вне конкуренции среди ответственных за экономический кризис в Беларуси оказался Лукашенко. И никакие усилия государственной пропаганды переложить вину на «стрелочников» не смогли.

Чаша сия, не минует и Путина. Маятник, удерживаемый в крайнем положении, непременно начнет обратное движение, и не стоит обольщаться, что он остановится в нижней точке. Вспомним судьбу Горбачева и Ельцина.

Не сумев стать частью динамично развивающегося мира, Россия сама определила себе место среди государств изгоев. Но Россия – единственный союзник Беларуси. Республике-партизанке самостоятельно от нее не оторваться. Поэтому нашу ближайшую и среднесрочную перспективу я бы радужной не назвал.

Однако переход маятника из одного крайнего положения в другое будет означать крах нынешнего политического режима в России, что на непродолжительное время распахнет окно возможностей для Беларуси.

Сергей Николюк, специально для Belarus Security Blog.

Logo_руна