Шахматная партия с элементами драки веслом.

970

Саммиты Высшего Евразийского экономического совета и глав государств СНГ, прошедшие в Минске 24-25 октября, показали суть сегодняшних противоречий между Россией и прочими постсоветскими государствами. По большому счёту, таковых противоречий два. Первое – в том, что часть стран (Украина, Молдова, Грузия) однозначно ориентируются на альянс с Европой с долгосрочной перспективой вступить в ЕС. Второе противоречие – в том, что такие страны, как Беларусь, Казахстан, Армения и некоторые республики Средней Азии – готовы участвовать в евразийской интеграции, инициированной Кремлём, но рассматривают её исключительно как экономический альянс.

То есть идеи Москвы (читай: Путина) по политическому «собиранию земель» бывшей советской метрополией на октябрьском саммите оказались окончательно провалены. И если раньше Россия рассчитывала с 1 января 2015 года запустить экономико-политический Евразийский Союз (ЕАС), то теперь речь идет исключительно об интеграционном образовании под названием Евразийский Экономический Союз (ЕАЭС). При этом лидеры постсоветских стран стараются как можно дороже «продать» России своё участие в проекте ЕАЭС. Особенно азартно торгуются Лукашенко и Назарбаев.

Саммит в формате базара.

Нынешний саммит в формате «тройки» стран Таможенного союза стал вторым из трех запланированных в этом году. Первый состоялся в Астане в мае этого года, а третий, как предполагается, пройдет в Москве в декабре.

24 октября в Минске лидеры России, Беларуси и Казахстана обсуждали насущные проблемы Таможенного союза и перспективы интеграционных образований на постсоветском пространстве. Они много улыбались на камеры и обильно обменивались претензиями в переговорном зале. В основном «наседали» Назарбаев и Лукашенко, а Путин вяло отбивался.

Сама встреча началась достаточно поздно – Владимир Путин прилетел в Минск только ближе к середине дня. Так что все события пришлись уже на послеобеденное время, а двусторонние переговоры Путина и Лукашенко прошли вообще ночью.

Позднее Александр Лукашенко заявил, что начало заседания Высшего Евразийского экономического совета задержалось ещё и из-за того, что президенты обсудили в повестку дня узком составе.

Далее, открывая заседание Высшего Евразийского экономического совета, Александр Лукашенко сосредоточился на проблемах таможенной «тройки»: «Развитие интеграции должно представлять движение вперед в устранении любых барьеров на пути всестороннего взаимовыгодного сотрудничества». Однако, по его словам, сегодня количество изъятий и ограничений в торговле внутри ТС не уменьшилось, по некоторым направлениям даже возросло. «Мы не можем продуктивно двигаться дальше, не выполнив наши предыдущие договоренности».

При этом Лукашенко отметил, что основной вопрос заседания – подготовка проекта договора о Евразийском экономическом союзе.

Далее в выступлении беларуского лидера начали звучать весьма неожиданные мотивы – высказывания, диаметрально противоположные тому, что он заявлял как минимум на двух последних пресс-конференциях.

«Суверенитет – не икона. Все имеет свою цену. И если мы хотим жить лучше, то надо чем-то поступиться, жертвовать. Главное – это благополучие людей», – заявил Александр Лукашенко.

Впрочем, заявление о том, что «суверенитет – не икона» явно не удивило профессиональных журналистов и политологов. Люди, которые годами наблюдают за Лукашенко, хорошо знают: носитель хрустального сосуда перед каждой аудиторией говорит ровно то, что от него эта аудитория хочет услышать. А суверенитет для тоскующего по СССР Лукашенко вообще начал представлять хоть какую-то ценность только после того, как в 1999 году он потерял всякие шансы обосноваться в Кремле.

В итоге лидеры стран таможенной тройки сошлись на том, что с 01.01.2015 должен начать работать Евразийский экономический союз, первоначально в составе России, Беларуси и Казахстана. А для этого требуется, чтобы все внутригосударственные и межгосударственные согласительные процедуры, необходимые для вступления договора о союзе в силу, были закончены к маю следующего года.

И вот тут обнаружилось, что в реальности на пути трансформации Таможенного союза в Евразийский Экономический существует очень много проблем. Наиболее активным критиком статус-кво и поведения Москвы оказался Нурсултан Назарбаев. От участия в ТС Астана пока имеет больше минусов, чем плюсов, сетовал Назарбаев. Например, увеличиваются диспропорции в торговом балансе его страны: экспорт сократился на 4% (USD 7 млрд), а импорт вырос на USD 17 млрд. Сохраняются трудности для продвижения казахских продовольственных товаров на рынок России, отсутствует свободный доступ на российский рынок электроэнергии, ограничены возможности для транзита электроэнергии, таможенный кодекс Таможенного союза нуждается в максимальном упрощении и либерализации, перечислял Президент Казахстана, стараясь подбирать корректные выражения. Но чувствовалось, что это дается ему с трудом.

«Иногда создаются заведомо непроходимые условия, так как используются нормы, отсутствующие в санитарных сертификатах наших стран», – пожаловался Назарбаев, подразумевая поставки в Россию мяса из Казахстана и молока и молочных продуктов из Беларуси.

Попутно Назарбаев раскритиковал работу Евразийской комиссии. «Комиссия не подотчетна ни одной из стран, а документы раздает за день до саммита!», – возмущался он. Назарбаев напомнил, что один из документов, поданных на подпись на саммите, содержит 134 страницы – по его мнению, усвоить такой массив информации в короткий срок невозможно.

Назарбаев высказался и против быстрого расширения Таможенного союза. Сначала надо решить те проблемы, которые есть, а потом уже углублять интеграцию и принимать новых членов, считает Назарбаев.

В финале своего эмоционального выступления Назарбаев предложил обсудить вступление в Евразийский экономический союз Турции и даже Сирии. «Меня на Западе, как приедешь туда, все время спрашивают: вы что там, Советский союз воссоздаете, что ли под видом Таможенного союза? Вот чтобы больше разговоров таких не было, давайте примем Турцию, это большая страна, и разговор закончится», – ошарашил собравшихся глава Казахстана. Но выдвинул условие: все члены союза должны иметь равные права. Так было и при создании Евросоюза, никаких особых условий для вступления в Таможенный или Евразийский союз быть не должно, потребовал Назарбаев. Это требование, уточнил Назарбаев, касается и Армении, заявившей о желании вступить в ТС. Также он предложил коллегам-президентам обсудить перспективы принятия в Таможенный союз Кыргызстана и Таджикистана.

В этом свете, кстати, становится понятным неожиданное желание Турции вступить в Таможенный союз: главное – опередить Армению.

Напоследок Назарбаев подчеркнул, что после создания в 2015 году Евразийского экономического союза дублирующее его ЕврАзЭС прекратит свое существование. «Эта организация нам не нужна, надо закрывать, это точно», – резюмировал Президент Казахстана. Напомню, что сегодня в ЕврАзЭС входят Россия, Казахстан, Беларусь, Кыргызстан и Таджикистан, а Армения, Молдова и Украина имеют статус наблюдателей. Сообщество было сформировано в 2001 году для укрепления экономических связей стран-участниц.

Лукашенко поддержал мнение Назарбаева относительно равных условий для всех членов Евразийского союза, действующих и потенциальных, и призвал коллег четче определить отношения к новым партнерам: к Армении и «не чуждой нам Украине». Ранее он заявлял, что договор о зоне свободной торговли с Евросоюзом, который Украина планирует подписать в Вильнюсе на саммите «Восточного партнерства», не должен закрывать ей путь в ТС.

«Мы видим намерение Армении присоединиться к нашему интеграционному объединению, – отметил Александр Лукашенко. – Однако надо четко понимать, что Армении и другим необходимо проделать тот же путь интеграции, который уже прошли Беларусь, Казахстан и Россия, и принять на себя все обязательства в полном объеме без всяких изъятий».

Позднее РИА «Новости» сообщило, что Россия, Беларусь и Казахстан поддержали намерение Армении и Кыргызстана присоединиться к Таможенному союзу. По словам Путина, создана рабочая группа, перед которой поставлена задача подготовить «дорожную карту» по присоединению Армении и Киргизии к интеграционному проекту.

Путин также сообщил об интересе со стороны Индии к подписанию договора о зоне свободной торговли (ЗСТ) с Таможенным союзом. По его мнению, учитывая объёмы и масштабы индийского рынка, перспективы развития Азии в целом, сторонам необходимо отнестись к этому самым серьёзным образом.

Буквально на следующий день Президент Литвы Даля Грибаускайте высказала мнение, что решение Армении о присоединении к Таможенному союзу России, Беларуси и Казахстана не было свободным выбором.

До чего договорились?

Позднее, на пресс-конференции по итогам заседания Высшего Евразийского экономического совета в Минске А. Лукашенко заявил, что Беларусь готова работать в рамках Таможенного союза и Единого экономического пространства без изъятий и ограничений.

В свою очередь, Президент РФ В. Путин заявил, что главы государств, входящих в Таможенный союз, договорились двигаться к полной ликвидации действующих изъятий и ограничений из общего режима ТС и ЕЭП, чтобы снять все барьеры на пути свободного обмена товарами. По его словам, Россия готова пойти на изъятия налоговых ограничений в рамках Таможенного союза, в том числе по нефти и нефтепродуктам, при условии аналогичных мер со стороны других участников союза.

«Главы государств «тройки» договорились двигаться к тому, чтобы полностью ликвидировать изъятия и ограничения из общего режима ТС и Единого экономического пространства. Это значит, что будут сняты все остающиеся барьеры на пути свободного обмена товарами, услугами, капиталом, технологиями и рабочей силой», – сказал Путин по итогам заседания Высшего Евразийского экономического совета.

Безусловно, говоря об «изъятиях и ограничениях» в рамках ТС, Лукашенко имел ввиду прежде всего условие, по которому Беларусь получает российскую нефть без пошлин, но обязана уплачивать пошлины в российский бюджет в случае, если сама продаёт продукты переработки этой нефти за пределы ТС. Это то самое ограничение, которое в 2012-м пытались обойти при помощи схемы с «растворителями» и «разбавителями». Более того, из его высказываний после встречи «таможенной тройки» было понятно: Лукашенко рассчитывает, что «нефтяные» ограничения Россия снимет уже с начала 2014 года.

Между тем, Вице-премьер России Игорь Шувалов заявил журналистам, что его страна готова отменить пошлину на экспорт нефти в Беларусь с 2015 года, если официальный Минск подпишет все соглашения в рамках Таможенного союза.

В целом, сообщил Шувалов, изъятия и ограничения будут проанализированы и к марту 2014 года главам государств будет представлен перечень изъятий и ограничений, а также план их отмены с указанием конкретных сроков. По словам Шувалова, действие ограничительных мер во взаимной торговле сохранится и с 1 января 2015 года, когда будет подписан договор о создании Евразийского Экономического союза. Изъятия и ограничения в ЕАЭС Шувалов подразделил на две категории: те, которые «будут действовать всегда» и временные, по которым будет предложен график их отмены.

Потребности Беларуси в российской нефти оцениваются в 6,5-7 млн т в год, но страна ежегодно увеличивает закупки российской нефти не по «дружественным» ценам и продаёт произведённые из неё нефтепродукты с большой выгодой, уплачивая вывозную пошлину. Добываемую в Беларуси нефть госконцерн «Белнефтехим» продаёт в Германию в сыром виде. В 2013 году Правительство Беларуси добивалось поставок из России 23 млн т нефти.

Также на пресс-конференции после минского саммита Путин отметил, что завершается кодификация правовой базы Таможенного союза и Единого экономического пространства, в финальную стадию входит процесс согласования текста договора о Евразийском экономическом союзе. Он отметил, что реальные достижения евразийской интеграции вызывают растущий интерес у партнеров по СНГ и других странах мира. «Мы поддержали намерения Армении и Кыргызстана присоединиться к нашему интеграционному проекту, договорились о создании рабочей группы, которой поставлена задача в кратчайшие сроки подготовить соответствующую дорожную карту», – сообщил Путин.

В тот же день советник Путина Сергей Глазьев заявил, что Евразийский Экономический союз, который должен заработать с 2015 года, в дополнение к общему рынку товаров и услуг, капитала и труда будет иметь общую стратегию развития в промышленной, сельскохозяйственной, энергетической сферах. «Наши расчеты показывают, что из общего прироста экономической активности, который мы оцениваем примерно в USD 700 млрд до 2030 года, одна треть приходится на общий рынок, а две трети – на общую стратегию развития. То есть сам по себе общий рынок дает только одну треть интеграционного эффекта, а две трети дает совместная деятельность по развитию высокотехнологических производств», – отметил Глазьев.

Украинский вопрос.

Одним из самых болезненных и неоднозначных на саммите в Минске оказался «украинский вопрос». Видно, что Россия предпринимает отчаянные усилия уже не для того, чтобы «заманить» Украину в ЕАЭС, но чтобы просто сорвать подписание соглашения о партнерстве с Евросоюзом.

Россия в случае подписания Украиной соглашения об ассоциации с ЕС не будет закрывать рынок для е` товаров, но существующих преимуществ на российском рынке они лишатся, заявил Владимир Путин. На пресс-конференции по итогам саммита в Минске он напомнил, что в СНГ создана зона свободной торговли, членами которой являются Украина и Россия.

«Мы оставляем за собой право использовать протокол номер шесть Договора о ЗСТ, чтобы свой рынок защитить. Это не значит, что мы будем запрещать ввоз на российский рынок украинских товаров, но это значит, что эти товары не будут пользоваться льготным режимом в рамках зоны свободной торговли», – сказал Путин.

Кроме того, присоединение Украины к Таможенному союзу в случае подписания ею соглашения об ассоциации с ЕС невозможно, но Россия не будет вмешиваться в решение Киева, – об этом также заявил Владимир Путин.

При этом он отрицательно ответил на вопрос, возможно ли после подписания этого соглашения присоединение Украины к Таможенному союзу. «Примерно из десяти тысяч импортных таможенных тарифов 7 666 тарифов Украине придется обнулить с момента вступления этого соглашения в силу, что должно произойти уже в феврале следующего года», – сказал Путин. «Через несколько лет, – подчеркнул Президент РФ, – раскрытие украинского рынка для европейских товаров составит 98,5%. Считаем, что такое раскрытие рынка для нас очень опасно и неприемлемо на сегодняшнем этапе развития нашей экономики».

При этом он напомнил, что Украина намеревается внедрить у себя технические регламенты ЕС, а это значит, что многие товары, производимые на Украине, должны подчиняться технологическим нормам Евросоюза. «Это очень хорошие нормы, но для того, чтобы по ним выпускать товары, нужна модернизация экономики. Это требует больших инвестиций. По нашим экспертным оценкам, это где-то в районе сотни миллиардов евро. Есть эти источники?», – заметил Президент РФ.

По его словам, страны ТС обратили внимание еще на одну проблему: так называемая «отверточная сборка» в соответствии с договором об ассоциации Украины и ЕС признается товаром украинского производства. «Это «отверточная сборка», а мы не хотим иметь отверточную сборку на своей территории в массовом масштабе», – сказал Путин.

Он также добавил, что Украина соглашается либерализовать сельскохозяйственный рынок. Поэтому, по его словам, стороны договорились провести консультации в соответствии с правилами, изложенными в договоре о зоне свободной торговли СНГ.

Между тем, Gремьер-министр Украины Николай Азаров подтвердил, что для его страны режим свободной торговли с Европейским Союзом, а также зоны Таможенного союза, и СНГ являются исключительно важными. «Для стран Таможенного союза наш товарооборот составляет более 40%, для стран ЕС – порядка 30%. То есть в совокупности это львиная доля нашего товарооборота», – заявил он. Вместе с тем Азаров напомнил, что Украина собирается подписать Соглашение об ассоциации с ЕС. «Это Соглашение включает в себя чрезвычайно важное экономическое соглашение о зоне свободной торговли с ЕС», – сказал Азаров.

По его словам, в соответствии с соглашением о зоне свободной торговли с ЕС, Украина получает возможность с первого года его действия практически одной въездной пошлины на все виды украинских товаров в Европу, а это 97% товарных позиций. Также Gремьер напомнил, что Украина сохраняет определенный уровень защиты в течение пяти лет, постепенно снижая пошлины до среднего уровня, примерно до 2,5%. «При всех плюсах и минусах нашего соглашения с Европейским Союзом для Украины экономические выгоды в перспективе очевидны», – сказал он.

В то же время он отметил, что в связи с готовящимся подписанием Соглашения об ассоциации с ЕС возникают вопросы у партнеров Украины по СНГ и Таможенному союзу. «Они опасаются, что в результате открытия наших границ через них пойдет поток европейских товаров на незащищенный рынок Таможенного союза, потому что у нас со странами ТС действует договор о зоне свободной торговли, и с 2015 года мы практически перейдем на режим без изъятий и ограничений. Более того, мы получим возможность, в соответствии с договором о зоне свободной торговли, иметь доступ к трубопроводной, газотранспортной и нефтепроводной системе. Об этом мало кто знает, но это положение содержится в договоре. Это чрезвычайно важное условие, которое позволит нам наконец-то получать газ из Средней Азии и другие энергоносители, используя трубопроводную систему стран Таможенного союза», – сказал Азаров.

Но вот что любопытно: уже упоминавшийся одиозный советник Президента РФ С. Глазьев считает, что Соглашение об ассоциации между Украиной и ЕС не будет подписано. «Я считаю, что оно не будет подписано. Это соглашение не может быть подписано, потому что оно противоречит всему – экономическим интересам Украины, нашей духовно-исторической традиции, оно невыгодно Европе, оно невыгодно нам, Беларуси и Казахстану. Оно никому невыгодно, кроме группы сумасбродных политиков, которые навязывают эту линию», – заявил Глазьев уже на этой неделе. Парафировав это соглашение, Украина якобы нарушила Договор о дружбе, являющийся базовым для российско-украинских отношений.

Уже 29 октября стало очевидно, что Россия в самом деле идёт на крайние меры, стараясь сорвать соглашение Украина – ЕС. «Газпром» требует почти USD1 млрд долга, угрожая в случае невыплаты перевести газовые поставки на систему предоплаты.

Сейчас Украина пытается доказать России, что может обойтись без её газа. Дело в том, что цена поставок по соглашению от 2009 года, подписанному ещё Ю. Тимошенко, включает в себя привязку к ценам на нефтепродукты (мазут и газойль), причем за основу взят рынок Италии, традиционно считающийся одним из самых дорогих в Европе. Украинский Премьер Н. Азаров неоднократно заявлял, что Киев готов полностью отказаться от поставок газа из России, причем менее чем за десять лет. В частности, это станет возможным за счёт наращивания Украиной собственной газодобычи, в том числе на черноморском шельфе и в рамках проектов по добыче нетрадиционного газа.

Также Киев пытается диверсифицировать пути газового импорта. Украина присоединилась к трехсторонней декларации по строительству Адриатического газового коридора. В подписании документа участвовали представители Хорватии и Венгрии. По словам украинского Министра энергетики Эдуарда Ставицкого, это даст Украине возможность покупать сжиженный газ (СПГ), который будет регазифицирован на хорватском острове Крк, а затем пойдет на Украину через газопроводную систему Хорватии и Венгрии. Терминал на острове Крк должен быть запущен в 2017 году, его мощность составит 15 млрд кубов в год.

Помимо заявления о необходимости срочно выплатить долг Москва предупредила Киев, что в случае подписания им соглашения об ассоциации с ЕС «Газпром» не будет участвовать в консорциуме по управлению украинской газотранспортной системой. Интеграция с Европой обяжет Украину следовать европейским правилам, в частности соблюдать положения Третьего энергопакета, который запрещает одной и той же компании заниматься добычей, транспортировкой и торговлей газом.

Основной целью предполагавшегося консорциума была модернизация и последующее управление украинской ГТС. Причем изначально Украина предлагала вариант трёхстороннего сотрудничества, с привлечением европейских компаний, но они им не заинтересовались. Позднее встал вопрос о создании двустороннего консорциума, но Россия не торопилась соглашаться и на этот вариант, так как «Газпром» хотел получить ГТС Украины под свой контроль, как это произошло с беларускими трубами.

Мнения экспертов.

«В заявлении Лукашенко о том, что суверенитет – не икона, я вижу нескрытое лукавство и стремление продать обещания о будущем за какие-то приобретения сегодня, – говорит директор по исследованиям «Либерального клуба» Евгений Прейгерман. – Для Лукашенко, как и для любого авторитарного лидера, суверенитет как раз таки является самой святой из всех икон. Концепцию суверенитета он до конца будет отстаивать от всех и вся… К тому же, как показывают соцопросы, суверенитет за время правления Лукашенко стал уже, пожалуй, общенациональной ценностью. Возможно, это лукавство является реакцией на позицию России: если хотите, чтобы мы пошли на уступки по нефтяным изъятиям из таможенного союза, то идите на уступки и нам. А одна из уступок, которую бы хотела Россия, это усиление интеграции, что как раз и подразумевает размывание суверенитета».

В свою очередь, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов считает, что атмосферу вокруг подписания Украиной с ЕС соглашения об ассоциации перегрели: и Россия, и ЕС приложили руку к тому, чтобы бюрократическая процедура воспринималась как некий геополитический Рубикон.

«Мы привыкли считать, что выбор делают страны-соседи, которые мечутся между Россией и кем-то еще – Европой, Китаем, Америкой. Между тем сейчас не менее серьезный выбор встает перед самой Россией, – говорит Федор Лукьянов. – Москве придется решить, как далеко она готова двинуться во имя интеграционного проекта и до какой степени можно пойти на уступки сегодня и завтра ради строительства объединения, которое, возможно, принесет дивиденды в будущем. Если Украина действительно вступает на путь, исключающий ее институциональное сближение с Россией, то союз, который отстаивает Москва, может оказаться совсем не таким, как планировалось.

Не секрет, что наиболее серьезные интеграционные начинания России – Единое экономическое пространство и Таможенный союз – затевались во многом с прицелом на Украину. По причинам как экономического, так и – в первую очередь – геополитического свойства. Пока членство Киева не исключалось, название «евразийская интеграция» было условным… Речь шла о создании альтернативного центра притяжения именно в Европе.

Если исключить Украину, то «евразийскость» становится более реальной. Прежде всего с точки зрения перспектив возможного движения – основным направлением становится восточное и юго-восточное. Насколько такой вектор российского государства отвечает настроениям российского общества, которое переживает всплеск антииммигрантских настроений и склонно к изоляционизму на азиатском фланге, вопрос отдельный».

Также Федор Лукьянов напоминает: когда интеграция начиналась в Европе в 1950-е годы, её основоположники были примерно равновелики – Франция, Германия, Италия и Бенилюкс. Постсоветская интеграция с участием России обрекает проект на встроенный дисбаланс: все возможные партнёры кратно уступают по экономическому, политическому, демографическому масштабу. Украина, конечно, полноценным противовесом России не стала бы, однако общий баланс получился бы иной – всё-таки более чем сорокамиллионная страна с потенциально сильной экономикой и очень неуступчивым политическим менталитетом. Отсутствие такого государства в объединении – проблема, как ни странно, самого сильного участника, которого все будут бояться.

«Перед Россией – сложная дилемма. Она слишком велика и обладает чересчур яркой экспансионистской историей для того, чтобы осуществлять проект региональной интеграции, не вызывая опасений соседей. И недостаточно велика (экономически и по набору инструментов влияния), чтобы преодолеть сопротивление других центров силы и очертить собственную устойчивую орбиту, – считает Федор Лукьянов. – В сфере безопасности это ещё возможно – грузинская война остановила расширение НАТО. А вот в области созидания собственного пространства норм и правил, которое притягивало бы других, – нет. Иными словам, способность Москвы противостоять конкурирующим центрам, будь то ЕС или Китай, ограничена, ставка на недопущение «ухода» потенциальных партнеров может быть бита, как, похоже, происходит с Украиной. Альтернатива – не конкуренция, а строительство совместного пространства с кем-то из тех самых центров. Но тогда придется отстаивать уже собственное равноправие… Остается идея моста между двумя большими зонами интеграции, и она заложена в программных документах, включая статью Путина двухлетней давности. Но рецепта её реализации на практике нет, она слишком абстрактная.

Когда появился евразийский проект, все представлялось проще: оправившаяся от геополитического шока Россия хочет восстановить то, что можно восстановить от былого величия на бывшей советской территории. Но оказалось, что это как раз нереально. Зато от судьбы этого начинания зависит самоидентификация России. И может статься, что в результате успешной реализации идеи евразийской интеграции Москва как раз не будет главной столицей Евразии».

Денис Лавникевич, Belarus Security Blog.

Logo_руна