Системе управления силовыми ведомствами Беларуси нужны перемены

2017 год был богат на события, прямо или косвенно связанных с силовыми структурами Беларуси.  «Бунты» офицеров милиции в Кричеве и в Борисове, смерть в учебном центре в Печах солдата срочной службы Александра Коржича (кстати, не единственная солдатская смерть за минувший год) стали симптомами серьёзной болезни крупнейших силовых ведомств нашей страны. И показали, что их внутренний «иммунитет» уже откровенно не справляется и способен бороться только с проявлениями болезни, загоняя болячки внутрь милицейского и армейского организма, подальше от глаз сторонних наблюдателей.

814

Вы прочитаете эти материал за 4 минуты

Это признаки дисфункции системы управления силовыми структурами Беларуси. С советских времен так повелось, что во главе их стоят люди в погонах, отдавшие не один десяток лет службе. Руководители силовых ведомств нашей страны – в своей сфере профессионалы высокого уровня. Но вот как руководители-администраторы вверенных им ведомств – есть большие сомнения. Потому как сфера госуправления – вещь не менее сложная, чем военная стратегия или оперативно-розыскная деятельность. Качественный управленец «лепится» всю свою сознательную жизнь.

В том числе и по этой причине в Европе давно действует принцип разделения политического и специального руководства. Во главе силовых ведомств стоят гражданские министры, которые ведают финансовыми, административными и политическими вопросами. А генералы занимаются тем, для чего их готовили: защищают и нападают. Каждый отвечает за тот участок, где он может быть наиболее эффективен.

Конечно, есть и политический фактор: в современном демократическом обществе люди в форме – это сословие на службе у налогоплательщиков. Которые контролируют силовые ведомства через избранных/назначенных посредством демократических процедур управленцев. Такая система называется гражданским демократическим контролем за сектором национальной безопасности. И по ряду причин такой механизм представляется эффективным.

Во-первых, гражданский контроль позволяет нивелировать фактор профессиональной деформации. Любая сложная система (и силовые ведомства тут не исключение) со временем подвержена деградации. Внутренние слабости и проблемы накапливаются. Для человека из системы эти процессы могут протекать незаметно, многие вещи изнутри воспринимаются как норма. И только со стороны, человеку с незамутненным взглядом видны проблемы и точки напряжения, которые способны обрушить всю конструкцию силового ведомства. Руководитель, пришедший со стороны, придает системе гибкость и динамику, содействует повышению её адаптивности, не даёт закостенеть.

Во-вторых, человек, в течение десятилетий работающий внутри ведомства приобретает не только профессиональный опыт. Он обрастает сложной паутиной связей, зависимостей и обязательств. Поэтому обычная история, когда занимая высокий пост, руководитель со временем начинает продвигать людей по принципу симпатий, а не профессионально-деловых качеств. Дальше – больше. Руководитель начинает покрывать провалы, или ещё хуже – преступления, своих приближенных. Тогда система фаворитизма перерастает в круговую поруку.

В-третьих, человек со стороны настроен на то, чтобы доказать свою состоятельность и успешность в качестве управленца. Он стремится добиться позитивного результата, повышения эффективности вверенного ему ведомства. И не подвержен чувству корпоративизма и клановости, направленных, прежде всего на сохранение в неприкосновенном виде даже того, что уже отжило и не эффективно.

В-четвертых, специфика любого силового ведомства — в наличии значительного объема секретной деятельности. Суть и значение деятельности силовиков зачастую скрыты или непонятны для налогоплательщиков. Люди неохотно тратят деньги на то, чего они не понимают или что от них прячут. И в этой ситуации критически важным становится доверие граждан генералам. Гражданский руководитель силового ведомства выступает в роли своеобразного посредника, мостиком между обществом и силовиками, являясь доверенным представителем налогоплательщиков внутри сектора национальной безопасности. Доверие налогоплательщиков к демократическим процедурам посредством гражданского руководителя переносится на всё ведомство в целом.

Тут перечислены лишь несколько основных аргументов в пользу установления демократического гражданского контроля над силовыми ведомствами. Однако их достаточно для того, чтобы серьёзно задуматься над реформой системы управления сектором национальной безопасности в Беларуси. По этому пути уже идут соседние страны. С разной скоростью, но идут. К 2020 году в Украине Минобороны возглавит гражданский министр. А МВД этой страны – уже возглавляет. Кстати, и в формально ближайшем союзнике Беларуси России уже 11 лет Минобороны возглавляют управленцы не из числа кадровых военных. Анатолий Сердюков по образованию работник торговли. А инженер-строитель Сергей Шойгу даже не проходил срочную военную службу.

Logo_руна