Славянский треугольник: «Вместе не возможно и врозь никак…»

796

Вы прочитаете этот материал за 12 минут

Почему Украина перестает бороться за Беларусь как стратегического партнера и начинает строить добрососедские отношения. И как это может отразиться на российско-беларуских отношениях. Взгляд из Киева.

Последние месяцы минувшего года стали достаточно насыщенными для Украины, Беларуси и России в плане событий и контактов.

Два форума беларуских регионов вначале с российскими, а затем с украинскими партнерами. Встречи на высшем уровне Александра Лукашенко с украинским и российским коллегами. И все это на фоне налогового маневра в РФ и старта избирательной кампании в Украине, очередной российской агрессии в Черном море и синхронных голосований Минска и Москвы в ООН.

Беларусь из последних сил пытается сохранить связи с Украиной как страховочным рынком сбыта и «разменной монетой» в экономических спорах с Россией. Официальный Минск прекрасно осознает, что чем глубже становится украино-российский конфликт, тем меньше возможностей у него сохранять нейтралитет.

В этих условиях усиление интеграционных процессов между Беларусью и РФ все больше будет принимать характер дружественного поглощения корпорации «Беларусь» более сильным партнером. А. Лукашенко видит проблемы, связанные с дальнейшим усилением интеграции в рамках «союзного государства», которого по сути не существует как субъекта международного права. Следовательно, введение общего эмиссионного центра, судов и таможни с РФ, станет очевидным ограничением суверенитета Минска: Беларусь де-факто превратится в еще один субъект Российской Федерации.

Осознание безысходности фактически и толкнула Лукашенко на ряд серьезных политических заявлений, связанных с границами суверенитета Беларуси, который, по его словам, стоит гораздо дороже «бочки нефти».

Однако, при всех экономических проблемах, Беларусь и на экспертном, и на политическом уровне продолжает демонстрировать свою приверженность своим союзническим обязательствам в рамках синхронизации внешнеполитического курса с РФ, а также военного сотрудничества и взаимодействия с РФ в секторе безопасности, согласно оборонной доктрины.

Из беларуской военной доктрины: «22.15. формирование единого оборонного пространства в рамках Союзного государства и укрепление систем коллективной безопасности ОДКБ, Содружества Независимых Государств, создание и развитие коалиционных группировок войск (сил), единых военных структур и систем, наращивание потенциала ОДКБ как действенного инструмента обеспечения международного мира и безопасности в Евразийском регионе» (источник).

Таким образом, все слова А. Лукашенко об угрозе суверенитету со стороны РФ, лишь декларация собственных интересов для Кремля о границах интеграции, сохранении прав собственности на беларуские предприятия, а также право личного контроля за экономическими субъектами в стране. Для «Запада» это лишь демонстрация собственной субъектности, которая зависит сегодня от степени экономической независимости Беларуси, что дает возможность Минску расширять свои рынки сбыта за счет разыгрывания карты «российской угрозы».

Беларусь-Россия: кто оплатит беларуский суверенитет?

Сложившаяся система политической зависимости Беларуси от Москвы на внешнеполитическом поле и в секторе безопасности гарантируют для Беларуси защиту от «мягкой силы» с западного направления и силовых действий со стороны РФ.

В то же время остатки экономического суверенитета и его укрепление за счет формирования беларуского экономического «оазиса» на евразийских просторах уже нарушают российские экономические интересы. Переработка и бесперебойные поставки санкционной продукции в РФ стали индустрией, про объемы инвестиций в эту сферу мы можем только догадываться, если Минск идет на косвенное напоминание российским чиновникам об их «личном» интересе в этом бизнесе.

Развитие Минском сотрудничества с Китаем несет угрозу для контроля китайских интересов в РФ, ведь неконтролируемое развитие «Великого камня» также создает  дыру в российском рынке для китайских товаров.

По сути россияне требуют от Минска определиться, кто в дальнейшем будет платить за суверенитет Беларуси, ведь на фоне международных санкций они уже не в состоянии оплачивать политэкономические эксперименты своих «союзников» и хотят гарантированный доступ к их ресурсам.

В сложившейся ситуации РФ не может себе позволить неконтролируемый политический режим в Беларуси, в особенности если он не дает никаких гарантий для российского бизнеса, что ярко продемонстрировали дело Беларуськалия, история создания «Полонеза» и т.п. Ровно отсюда проистекает требование Кремля о более глубокой интеграции и унификации экономических моделей (единая валюта, единая таможня, единые суды), а это уже прямое ограничение суверенитета и субъектности самого А. Лукашенко. На что он пойти не может.

На фоне экономического противостояния Минска и Кремля, с учетом углубляющегося конфликта Запада и РФ, сегодня для внешних игроков А. Лукашенко стал «последним бастионом» и «форпостом» беларуского суверенитета, что обеспечивает ему определенную поддержку и легитимность среди западных институций. По логике Минска, это позволит фактически нивелировать вмешательство россиян в избирательный процесс через свои пропагандистские ресурсы и легитимировать избрание А. Лукашенко на очередной срок при любых нарушениях демократических процедур и прав человека в грядущем избирательном цикле.

В то же время усилиями российской пропаганды для беларусов Лукашенко рисуют тормозом интеграционных процессов и главной причиной экономического спада. Ведь россияне не останавливают ни оборудование границы, ни подготовку таможенных постов. Перекрытие границы значительно ударит по занятости и доходам беларусов. Естественно, высвобожденный социальный потенциал будет перенаправлен россиянами в рост социальной напряженности, вплоть до акций гражданского неповиновения типа «Маршей дармоедов».

Однако вся эта игра вокруг транзита власти в Минске уже никак не повлияет на вектор движения Беларуси и, по сути, лишь позволит завершить процесс поглощения страны с наименьшими потерями для РФ в экономическом плане. Ведь Москва получит в управление страну с ограниченным суверенитетом, но без западных санкций, которая сможет и дальше обеспечивать все потребности РФ в высокотехнологической продукции. Поэтому Беларусь не исчезнет как субъект международного права, а лишь вернется к объему суверенитета БССР в рамках СССР.

Беларусь-Украина: «Понять и простить»

Ряд двусторонних встреч, проведенных беларускими и украинскими экспертами обозначили ключевую проблему двусторонних отношений. Суть проблемы в открытом конфликте стратегических интересов наших стран.

Синхронные голосования в ООН с РФ по ключевым для Украины вопросам, проведение масштабных военных учений с россиянами на фоне горячей фазы вооруженного конфликта между Украиной и Россией, развитие интеграционных процессов со страной-агрессором по мнению беларуских экспертов и официального Минска есть ничто иное как реализация беларуских национальных интересов, позволяющая сохранить мир в стране и в регионе.

Для украинской стороны, обозначенные действия слишком диссонируют с декларируемым Минском «нейтралитетом» и официальной дружественной риторикой. Киев мог с понимаем относится к негативным голосованиям Беларуси по страновым декларациям по правам человека в Крыму, учитывая проблематичность этого вопроса для самой Беларуси. Однако, откровенно пророссийская позиция Беларуси в голосовании Резолюции ООН по «Проблеме милитаризации АР Крым и города Севастополь, Украины, а также районов Черного и Азовского морей» (A/73/L.47) с осуждением агрессии РФ против Украины в Азовском море и требованиями вернуть моряков и корабли Украина вполне может расценивать как потакание агрессивной политике Москвы и явную демонстрацию ограниченной субъектности Беларуси.

Размен суверенного внешнеполитического курса на экономические преференции и гарантии безопасности России, фактически выводят Беларусь как активного игрока с глобального и регионального политического поля, вынуждают ее уже сегодня делать по сути недружественные шаги в отношении Украины на глобальных площадках.

В ответ на прямой вопрос украинцев «Что в этой ситуации делать Украине?» беларуские эксперты смогли предложить разве что «понять и простить».

Отсутствие у Минска желания говорить о конфликте интересов и попытки прикрыть свои проблемы «правом на национальные интересы» будут как вирус отравлять наши отношения и дальше.

В тоже время, адепты евразийской интеграции продолжат укреплять позицию Беларуси как «российской клиентелы, обслуживающей интересы Кремля».

«Россия вступает в естественный имперский цикл. И ответственно мыслящие представители национальных элит на постсоветском пространстве должны понимать — либо ты едешь с ней в одном вагоне, либо ты остаёшься на периферии и пропадаешь, погружаясь в небытие. Поэтому все мы должны быть вместе. Каждый из нас должен использовать свой потенциал для достижения общего и нужного всем нам результата — возрождения России»(источник).

В условиях украино-российского конфликта, по мере милитаризации региона и укрепления восточных границ НАТО это ослабляет интерес Киева и наших западных партнёров к Беларуси.

«Ситуационный нейтралитет» и «политическое хеджирование» — гибридные понятия беларуской многовекторности

Попытки замаскировать проблему, приводят к рождению достаточно сложных с точки зрения логики, но красивых по своему звучанию понятий типа «хеджирование политических рисков».

По сути же это капитализация субъектности и торговля политическими интересами. Да, официальный Минск не признает Крым российским де-юре, но признает эффективный контроль Москвы над Крымом де-факто и готов работать с оккупированными территориями через российские инструменты. При этом не прилагая никаких политических усилий и не демонстрируя никакой принципиальной позиции в вопросе нарушения РФ норм международного права, фактически признавая право российской силы на часть суверенитета стран постсоветского пространства.

К «политическому хеджированию» можно отнести и контрверсийное определение беларуского  «ситуационного нейтралитета» – термин отражающий баланс внешнеполитической позиции РБ, между ограничениями в рамках союзных договоров с РФ и записанным в Конституции РБ нейтральным статусом государства. Зоны «нейтралитета» ограничиваются стратегическими интересами РФ в ключевых сферах: безопасность, внешняя политика, экономика.

Учитывая, что это единство противоположностей не является для беларусов проблемой, а является официальной политикой, где результатом считается лишь положительный торговый баланс, Украине пора прекратить бороться за Беларусь как потенциального партнера в достижении своих стратегических интересов по восстановлению территориальной целостности, а посмотреть на нее как на ресурс для достижения своих целей. Тем более, что беларуская сторона именно так и видит роль Украины в своих интересах, о чем и говорит достаточно открыто как отметил на одной из экспертных встреч беларуский эксперт по безопасности Александр Алесин: независимая Украина нужна соседям как «громоотвод», способный оттянуть на себя импульс российских кругов, которые придерживаются «империалистической политики».

Беларуско-украинские отношения: стратегия для Украины

Ключевая проблема наших двусторонних отношений кроется в разнице социально-политической организации государств. Беларуский «государственный корпоративизм» сталкивается с украинским «государственным функциональным символизмом». Для нас государство — это уже не «руководящая и направляющая» система, а набор функций и символов. Украинская политика окончательно замкнулась в пространстве символических категорий суверенитета, конституции, веры, осознании друзей, врагов и реальной политики. Отсюда и наши стратегические интересы, лежащие в плоскости нашего конфликта с россиянами и попытками решить его политическими методами. Для нас важны голосования в ООН и ПАСЕ, поддержка в ОБСЕ и т.п. Для Беларуси важна лишь экономическая независимость, которую она может получить за счет экстенсивного расширения рынков сбыта для своей экспортно-ориентированной экономики.

Двусторонний дискурс держится на абсолютной уверенности беларусов в повышенном интересе к ним со стороны Украины и со стороны наших западных партнеров. За время конфликта Беларусь максимально капитализирует остатки своего суверенитета, артикулируя прямую зависимость своей политики от экономического баланса, по сути меняя «иллюзию сдерживания РФ» на экономические преференции и легитимацию режима на Западе. В сложившейся ситуации беларусы получили возможность зайти на наши рынки в обмен на невнятные политические заявления. В то же время, украинский бизнес ограничен лишь беларуским рынком, который мало интересен без возможности выхода на рынки стран ЕАЭС.

Иллюзия безопасности северных границ Украины в обмен на поставки на украинский рынок товаров стратегического значения (ГСМ, товары двойного назначения и т.п.), мягко говоря, не равнозначный обмен для Киева.

Как показывают экспертные оценки, субъектного внешнеполитического курса РБ практически нет и перспективы выхода Минска из фарватера Кремля в краткосрочной или среднесрочной перспективе не просматривается.

Однако, как уже отмечалось выше, Россия не пойдет на полное поглощение Беларуси, а, следовательно, формальный суверенитет Минска будет сохраняться при любом развитии событий.

Отталкиваясь от базовых интересов Украины (1. Увеличение экономического давления и финансовых издержек РФ; 2. Увеличение степени внутренней конфликтности в РФ; 3. Усиление политического давления на РФ со стороны международных институций) ускоренная интеграция Беларуси и России, создает массу положительных эффектов для Киева. А именно:

  1. Даже легкий намек на ограничение суверенитета привел в движение беларуское общество, что в случае ускоренной интеграции неизбежно мобилизует беларусов и кристаллизует новую внутреннюю оппозицию.
  2. Резкий слом экономической модели приведет к противодействию трудовых коллективов, что начнет создавать социальное напряжение.
  3. Попытка россиян ограничить суверенитет Беларуси, приведет к усилению международного политического давления на РФ. На этом фоне единственным значимым подтверждением субъектности Беларуси для Запада будет нерасширение российского военного присутствия на территории Беларуси.
  4. Россиянам придется взять на себя все финансовые издержки Беларуси. А это уже значительные суммы с учетом социальной нестабильности и экономического давления на Минск как пособника странны-агрессора с наложением санкций на все производства, связанные с российским ВПК и возобновлением приостановленных санкций за несоблюдение прав человека.
  5. Обострение российско-беларусских отношений, на фоне постепенного разочарования в последствиях «КрымНаш», вызовут и внутрироссийскую дискуссию об адекватности режима.
  6. Проблематизация для России на беларуском направлении, усиление борьбы Кремля с Лукашенко может дать шанс на передышку Украине.

Учитывая, что ни Украина, ни наши западные партнеры не имеют возможности и перспективы затормозить интеграционные процессы между Минском и Москвой, дальнейшая борьба за Беларусь может привести к эскалации конфликта экономических и политических интересов и обвинениям Запада в политике двойных стандартов, когда «демократизированные» страны Балтии начнут задавать вопросы Брюсселю, почему при всех проблемах Беларуси с демократией и правами человека, максимально интегрированными с РФ силовыми структурами, она претендует на расширение экономического сотрудничества с ЕС?

Соответственно ситуации стратегия Украины на беларуском направлении, должна стать максимально прагматичной и ориентированной на обеспечение базовых условий добрососедства: взаимные гарантии безопасности, экономический паритет, внешнеполитическое взаимодействие в рамках многосторонних форматов, сотрудничество в рамках существующих коммуникационных площадок. Пора прекратить бросаться пустыми угрозами и начать реализовывать политику добрососедства исходя из уважения к евразийскому геополитическому выбору Беларуси. Перейти от иллюзии безопасности северной границы Украины к ее реальному укреплению.

Дмитрий Громаков, руководитель исследовательских проектов Центра «РАНД» (Киев).

Logo_руна