Снова о российской авиабазе в Беларуси

624
Иллюстративное фото

Вы прочитаете этот материал за 7 минут

02.03.2021 во время совещания по вопросам беларуско-российского сотрудничества в сфере обороны Александр Лукашенко внезапно начал давать пространные и малоконкретные пояснения относительно переговоров с Владимиром Путиным в Сочи 22.02.2021. Из которых некоторые наблюдатели поспешили сделать вывод о том, что вопрос о создании российской авиабазы снова на повестке дня.

Контекст произошедшего. Накануне так называемого «всебеларуского народного собрания» российские информационные источники сообщили о предстоящей в конце февраля встрече Лукашенко и Путина. Судя по тому, что беларуская сторона до самых переговоров не смогла дать связанные пояснения относительно повестки мероприятия, эта повестка в Минске была неизвестна до последнего момента. Ну и импровизация А. Лукашенко во время «народного собрания», заявившего, что он якобы повторно заболел «этой заразой» (из чего можно было сделать вывод, что речь идет о китайском коронавирусе) с учетом трепетного отношения В. Путина к своему здоровью должна была поставить под вопрос сроки встречи. Но не получилось и к Путину ехать пришлось.

Встреча прошла без внятных результатов. Анонсированные продолжительные переговоры были сокращены до «около часа».

С учетом того, что сейчас фактически единственным легитимизатором режима Лукашенко в глазах беларуской бюрократии (включая карательный аппарат) выступает Кремль, способность решать вопросы в Москве критически важна для беларуского правителя.

Собственно, с высокой долей уверенности можно утверждать, что само совещание по вопросам сотрудничества Беларуси и России в сфере обороны – постановочное мероприятие, которое призвано было выступить сценой для демонстрации Лукашенко того, что его отношения с Путиным как минимум не ухудшились. Ну а вопросы сотрудничества в сфере военной безопасности – это традиционный «товар» официального Минска для Кремля.

При этом стоит отметить, что, судя по выступлению А. Лукашенко, ни по одному из своих предложений он четкого ответа российской стороны не получил. Поэтому пришлось выдавать за позитив тот факт, что эти предложения у Путина «не вызвали отторжения».

Что именно сказал Лукашенко. Ни о какой российской военной базе в Беларуси он не говорил. Более того, высказался против этого. Лукашенко хотел бы получить новые российские истребители в пользование. Возможно, со смешанными беларуско-российскими экипажами. В рамках совместного боевого дежурства по ПВО.

Собственно, ничего нового Лукашенко не сказал: еще в 2012 году он мало того, что попросил у России новые самолеты, так и высказал идею, что Москва должна финансировать беларускую армию с тем, чтобы уровень денежного довольствия у военнослужащих двух формально союзных стран был одинаков. В Кремле от такой наглости отняло дар речи, после чего по дипломатическим каналам было доведено, что Россия готова взять на себя финансирование беларуской армии только в том случае, если она станет де-факто и де-юре частью российской. На этом тема «примем истребители и деньги в подарок» с повестки дня исчезла. Но появилась другая – «самолеты ваши – летчики наши». Россия предоставляет ВВС Беларуси самолеты для эксплуатации беларускими военнослужащими. В Москве опять не оценили предложения, но насколько известно, решили никак не реагировать.

Из истории вопроса. Создание российской авиабазы в Беларуси – это та морковка, которой Лукашенко машет перед носом у Кремля последние лет двадцать. При этом однажды пришлось даже согласиться: в апреле 2013 года во время встречи министров обороны Беларуси и России было заявлено о договоренности создать российскую авиабазу в нашей стране. Надо понимать, что опубличивание такой информации возможно было только в том случае, если согласие было получено на высшем уровне – от А. Лукашенко.

Интересно отметить, что тогда же в информационном поле беларуской стороной неформально, но настойчиво стал продвигаться тезис о том, что Минск, столкнувшись  с изоляцией со стороны Запада из-за политических репрессий внутри страны после президентских выборов 2010 года, вынужден согласиться на создание российской авиабазы. Ничего не напоминает?

В декабре того же года на авиабазе в Барановичах приземлились первые четыре российских истребителя, которые заступили на боевое дежурство совместно с беларускими коллегами. Российская сторона преподнесла это как первый шаг к созданию полноценной авиабазы. Но дальнейшие события показали преждевременность таких утверждений:

— звено истребителей базировалось на ротационной основе, а не на постоянной;

— российское подразделение находилось под беларуским командованием;

— российское присутствие осуществлялось в рамках единой системы ПВО стран СНГ, а не как начальный этап создания российской авиабазы;

— после того, как в Минске решили, что потребности в российских истребителях больше нет, последние спокойно улетели на свои постоянные базы (ориентировочно – в мае 2015 года).

12.03.2014, на фоне начала российской агрессии против Украины и переброски дополнительных авиационных сил НАТО на восточный фланг Альянса, во время заседания Совбеза А. Лукашенко потребовал обеспечить переброску в Беларусь дополнительных российских истребителей. Было объявлено о мерах по усилению противовоздушной обороны. В тот же день в рамках проверки плана взаимодействия в составе беларуско-российской Единой региональной системы ПВО было принято решение о перебазировании дополнительных российских истребителей в Беларусь. А уже на следующий день осуществлена передислокация 6 истребителей Су-27СМ3 и трёх военно-транспортных самолетов с персоналом на аэродром Бобруйск. 15.03.2014 на аэродром в Барановичи в дополнение к четверке российских истребителей прибыл самолет дальнего радиолокационного обнаружения А-50 ВВС России. Дальнейшие параметры российского авиаприсутствия беларуские власти увязали с действиями НАТО. Однако позднее градус антинатовской риторики был резко снижен: оказалось, что дополнительные российские авиасилы прибыли в Беларусь охранять чемпионат мира по хоккею, который прошел в Минске в мае 2014 года.

Очевидно, что в Минске были крайне напуганы неожиданными действиями Кремля против Украины. И затребовав к себе дополнительные российские самолеты, поспешили продемонстрировать лояльность Кремлю.

Правда, впоследствии эти российские военные самолеты не помешали официальному Минску признать новое украинское правительство и не признать аннексию Крыма Россией.

А позднее в октябре 2015 года Лукашенко и вовсе заявил, что впервые слышит про планы создания российско авиабазы в Беларуси. И это после того, как Москва опубликовала проект соответствующего соглашения.

Вывод. С октября 2015 года вопрос расширения российского военного присутствия в Беларуси официально не поднимался.

Заявления А. Лукашенко 02.03.2021 – пропагандистская акция, направленная на то, чтобы продемонстрировать, насколько возможно, поддержку Кремлем беларуского правителя и успокоить, тем самым, бюрократию. Другим получателем месседжа был Запад с традиционным посылом «не хотите разговаривать с Лукашенко в Беларуси, придется говорить с Путиным». Цель: втянуть США и европейцев в диалог с официальным Минском на приемлемых для режима условиях. Никто не обратил внимания на то, что в ходе мероприятия был упомянут апрель – месяц, когда заканчивается заморозка американских санкций против беларуской нефтехимической промышленности. Далеко не факт, что при возобновлении санкций список предприятий не будет пополнен новыми. После начала российской агрессии против Украины вопросы региональной безопасности и сдерживания российского экспансионизма – единственный экспортный «товар» официального Минска для Брюсселя и Вашингтона.

Надо отдать должное: в 2014-2020 годах Лукашенко мастерски продавал по сути одно и то же двум конкурирующим сторонам: одним он обещал умереть под натовскими танками, но не пустить их на Москву, вторым – не пускать российские танки к Бугу и Неману.

В традиционной для себя манере Лукашенко пытается лавировать и манипулировать, не принимая при этом на себя никаких конкретных обязательств.

Logo_руна