Страхи Минска.

710

В последнее время Александр Лукашенко много говорит о вещах, которые его волнуют. Ситуация в самом деле непростая: до выборов осталось немногим более года, экономика не слушается, ближайшие соседи на грани войны друг с другом, а тут еще собственные граждане на примере Украины увидели, что президента вполне можно поменять по инициативе «снизу» – пусть даже последствия такого сценария мало кого вдохновляют, важен сам факт.

Путем психоанализа.

Любой практикующий психолог знает: человеку, чтобы начать избавляться от своих страхов, сперва следует их проговорить, озвучить для самого себя. Нечто подобное Александр Лукашенко и сделал на совещании (источник) с руководителями дипломатических представительств и консульских учреждений Беларуси. По его мнению, давление на Беларусь будет возрастать по мере приближения президентской избирательной кампании 2015 года. «В преддверии 2015 года давление на нашу страну предсказуемо возрастет. Президентская избирательная кампания для любого государства является исключительно важным политическим событием, – сказал Лукашенко. – Ответственность момента заключается прежде всего в выборе дальнейшего курса, определении ключевых направлений развития страны на перспективу. Поэтому действия и реакция Запада будут во многом прогнозируемы. … Я не раз говорил о том, что мы проводим избирательные кампании не для Вашингтона и Брюсселя, равно как и Кремля, а для себя, в строгом соответствии с национальным законодательством. И не надо тут унижаться и пытаться кого-то чем-то задобрить, чтобы нам поулыбались или погладили по голове».

Это еще, впрочем, достаточно нейтральные высказывания, хотя главные источники опасений уже названы. А далее начинается знакомая риторика на тему «Беларусь в кольце врагов»: «Так называемая мягкая сила будет использоваться по максимуму по всему периметру наших границ. На танках к нам пока никто не полезет, но давление возрастет кратно». Обратите внимание: пока и по всему периметру. То есть и со стороны России – тоже. Более того, словосочетание «мягкая сила» применительно к российской внешней политике с недавних пор начал использовать Владимир Путин. И беларуский президент, конечно, не мог не обратить на это внимания.

«Понятие «мягкой силы» универсальное, его изобрели американцы. И американцы эту «мягкую силу» развили в целую теорию, систему взаимоотношений, институтов. … Это выстраивание отношений с другой страной через инструменты гуманитарных контактов, – сказала в интервью «Еврорадио» президент центра «Креативная дипломатия» (Москва) Наталья Бурлинова. – Российская «мягкая сила» только появляется и как концепция, и как система работы. Мы вообще очень длительное время не уделяли внимания имиджу страны за рубежом, и впервые президент Владимир Путин вспомнил о «мягкой силе» только в 2000-х годах. А поставил цель работать в этой сфере только пару лет назад».

При этом уже сейчас российская «мягкая сила» применительно к Беларуси сопровождается достаточно жёсткой риторикой со стороны прокремлевских политологов. Так, член экспертного совета Центра стратегической конъюнктуры (Москва) Александр Собянин заявил: «Украина показала, что не существует какого-то евразийского политического пространства: мы не видели ни со стороны Казахстана, ни со стороны Беларуси прямой поддержки, не говоря уже о Киргизии и других странах ОДКБ. И поэтому говорить о какой-то евразийской военно-политической позиции мы не можем. А речь идет об очень болезненных для России вопросах. … Мы видим, как неумолимо идет организация пророссийских сил. Они видят необходимость возвращения в евразийскую семью. Это произойдет, но Кремль делать этого не будет. Мы можем поддерживать пророссийские силы, не нарушая международных правил, всем, чем возможно. И эта позиция не будет меняться. … Я знаю, что у ваших элит есть страхи по поводу «русской весны». Актуальны они и для Казахстана. Скажу честно, в российской военно-политической элите достаточно влиятельных сил, которые помнят, какие русские регионы отдавались Казахстану, Украине и так далее».

Но Лукашенко дал понять, что будет сопротивляться в том числе и интеграции Беларуси в т. н. «русский мир»: «Мы добились своей государственности благодаря историческому процессу, который был вызван распадом СССР. И нам нужно обустроить то государство, которое мы сегодня имеем. И это нелегкая задача, тем более что вокруг еще не все до конца осознали, что суверенная Беларусь – это всерьез и навсегда».

Запад, секс и экономика.

Антизападная риторика в выступлении президента, по традиции, оказывается более громкой, чем антироссийская. И тут проявилась ешё одна очень важная тенденция: переход к проблемам морально-этически-сексуального толка. Потому что уже невозможно рассказывать беларусам о том, что на Западе ужасная безработица и нищета, а в Нью-Йорке подростки от голода вообще крыс едят (источник). Не работает: соцопросы все равно показывают, что больше трети молодых беларусов хотят уехать из страны (источник), и именно на Запад.

Так что в ход пошли совсем другие страшилки. «К традиционной критике в связи с якобы нарушениями прав человека добавляются претензии о нелояльности государства к различным меньшинствам, нарастает неприкрытое давление на нравственные устои общества. Переворачиваются с ног на голову традиционные, в том числе и семейные, ценности», – предупредил дипломатов Александр Лукашенко.

Что именно имел в виду беларуский президент – совсем не секрет. Не так давно Министр иностранных дел Владимир Макей так высказался в телевизионном комментарии: «Если бы мы освободили тех, кого они называют политическими заключенными, то к Беларуси завтра будут предъявлены новые претензии. Например, почему в Беларуси не регистрируются однополые браки. Нам выразили бы претензии, что у нас дети называют родителей «мама» и «папа», а не как необходимо там: «родитель № 1» и «родитель №2»».

C одной стороны понятно, что такие доводы рассчитаны на, мягко скажем, недалёких людей. С другой – можно вспомнить, какая гомофобная истерика сопровождала последнее «Евровидение». И учесть, что все же 77% беларусов никогда не выезжали даже за пределы страны (не говоря уже про Европу), и свои познания о зарубежье черпают с телеэкранов. Сложно сказать, станет ли запугивание беларуского населения «агрессивными сексменьшинствами» главным лейтмотивом выборов-2015, но что будет одной из «фишек» – это точно. Достаточно напоследок вспомнить знаменитое высказывание Лукашенко: «Обиделся Вестервелле, что я там высказался, что я не приемлю… как это называется… этот гомо… не, мужик с мужиком – это что? Гомосексуализм. Я не знал, честное слово. Мне министр написал, что у него, я не дочитал эту справку. … Лучше быть диктатором, чем голубым» (источник).

Еще один «вектор страха» беларуского лидера – экономика. Это в первом десятилетии «нулевых» он, получая обильные кредиты и от Кремля, и от МВФ, мог заявлять «Дело не в том, изберете вы меня или нет, – где вы денетесь, изберете». Тогда – и в 2006-м, и в 2010-м, – денег хватало, чтобы перед выборами заметно поднять и пенсии, и зарплаты бюджетникам. Но теперь всё не так. МВФ денег не даёт, Россия тоже не сильно расщедривается, и как раз пик выплат по старым долгам наступает.

Как следствие – новая волна разговоров о наращивании экспорта, о модернизации экономики и повышении уровня жизни. «Этим обусловлен выбор в пользу укрепления Союзного государства, создания Евразийского экономического союза, выстраивания стратегических отношений с Китайской Народной Республикой, – говорит Лукашенко. – Отсюда и наша позиция по отношению к Западу, которая заключается в готовности развивать отношения по всему спектру перспективных направлений. Но только на принципах взаимного уважения, без всяких санкций и диктата».

И точно: как зашел разговор об экономике, так сразу про геев забыл, зато вспомнил о сбалансированной внешней политике. «Европа была и остается для Беларуси одним из важнейших направлений развития торгово-экономических связей и главным источником технологий и оборудования, – цитирует Лукашенко БелТА. – Сегодня рынок Евросоюза – один из наиболее насыщенных, с запредельным уровнем конкуренции. И если мы смогли продать наш товар в Европе, то можно не сомневаться, что данная продукция будет востребована и в других регионах мира».

США тоже удостоились высочайшего книксена. По словам Лукашенко, несмотря на американские санкции в отношении отдельных беларуских предприятий, в целом экономические взаимоотношения двух стран развиваются. В Беларуси сегодня присутствует 382 предприятия с участием американского капитала, из которых 100 были созданы за два последних года. «Есть хорошая основа, от которой можно отталкиваться», – резюмировал глава Беларуси.

Денис Лавникевич, Belarus Security Blog.

 

Logo_руна