Танки на асфальте — плохой выбор

578

Вы прочитаете этот материал за 4 минуты

Немалый переполох вызвало заявление (очевидно, загодя заготовленное) госсекретаря Совбеза Беларуси Андрея Равкова относительно возможности и готовности применения армии для подавления внутренних протестов.

Общественность вполне закономерно усмотрела в этом угрозу со стороны властей в адрес недовольных ситуацией в стране: «Если не будет хватать ОМОНа — выведем на улицы танки».

В новейшей истории Европы накоплен опыт использования армейских структур для подавления политически мотивированных протестов/беспорядков.

Взять, к примеру, недавние протесты в США (как ни крути, часть западной цивилизации). Когда полиция стала не справляться, на их подавление бросили национальную гвардию, которая является одним из видов американских вооруженных сил.

А помните «желтые жилеты», превратившие Париж в поле боя? Против них была брошена жандармерия, которая во Франции находится в двойном подчинении — МВД и минобороны. Потому как это одновременно орган и поддержания правопорядка, и национальной обороны (то есть четвертый вид вооруженных сил наравне с ВМФ, ВВС и Сухопутными войсками). Аналогичное положение дел и в некоторых других странах: в Италии — это карабинеры, в Испании — гражданская гвардия, в Португалии — национальная республиканская гвардия.

На эти структуры исторически возложены двойственные функции, характерные для полиции в мирное время, и для армии — в военное. И что особенно важно: подготовка их соответствует задачам. Кроме того, с октября 2016 года во Франции создан пятый вид вооруженных сил — национальная гвардия, которая призвана при необходимости усилить полицию и жандармерию.

Люди старшего поколения помнят противостояние католиков и протестантов в Северной Ирландии (Ольстере). Туда для поддержания порядка была направлена британская армия, десятки военнослужащих которой погибли в противостоянии с бойцами Ирландской республиканской армии.

Как видим, использование вооруженных сил во внутриполитических кризисах практикуется и старыми демократиями. Строго говоря, возможность или запрет на использование армии внутри страны не увязаны с политическим режимом.

Говоря о применении армии в ходе политического противостояния, надо учитывать формат такого задействования. Если речь идет об охране объектов, транспортном обеспечении, специальных функциях (например, саперы или военные медики), это одна история. Армия может помочь полиции высвободить силы с второстепенных задач для решения главной.

Но прямое, лобовое бросание армии на протестующих граждан — решение весьма сомнительное. Даже если военным удавалось решать поставленные задачи (а это случалось далеко не всегда), политически это очень часто вело к катастрофе.

Американским властям пришлось убрать солдат с улиц, которые ничем особенно в плане подавления беспорядков полиции и не помогли. Более того, начали «брататься» с протестующими.

Вспомним румынскую революцию 1989 года: попытка диктатора Николае Чаушеску бросить армию на подавление восставшего народа закончилась переходом военных на сторону своих сограждан.

Введение частей Советской Армии для подавления протестов в Тбилиси (апрель 1989 года), Баку (январь 1990 года) и Вильнюс (январь 1991 года) лишь усугубило политический кризис и повлекло смерти многих невинных безоружных людей. В том числе и по причине того, что военные просто были не готовы к выполнению жандармских функций. Введение войск в Москву в ходе августовского путча в 1991 году спровоцировало переход части военных на сторону оппозиции. Вскоре СССР прекратил свое существование.

Значение имеет масштаб применения армии. Если говорить о введении полноценного круглосуточного патрулирования в Минске, то для этого потребуется стянуть в столицу все Внутренние войска МВД и половину Сухопутных войск. Или проводить мобилизацию. В последнем случае оружие могут получить в том числе и участники протестов…

С практической точки зрения, применение армии в ходе внутриполитического кризиса оправдано при выполнении сразу трех требований:

— если поставленные задачи соответствуют подготовке привлекаемых военнослужащих (то есть они выполняют либо вспомогательные/обеспечивающие функции, либо боевые задачи при подавлении именно вооруженного мятежа);

— если их численность изначально достаточна для выполнения поставленных задач;

— если власть легитимна, то есть опирается на поддержку большинства народа.

Затыкание армией дыр во внутриполитических провалах режимом, стремительно утрачивающим общественную поддержку, — так себе идея. Н. Чаушеску мог бы подтвердить, но его расстреляли румынские военные под стеной солдатского сортира вскоре после того, как он решил направить армию против восставшего народа.

Данный материал подготовлен в рамках сотрудничества Belarus Security Blog с независимой газетой Свободные новости +

 

Logo_руна