Танки в реальной войне

595

Вы прочитаете этот материал за 10 минут

После шести месяцев войны в Украине некоторые наблюдатели настаивают на том, что танки, наряду с истребителями и военными кораблями, «устаревают».

Но еще слишком рано списывать танк со счетов. И мы должны воздерживаться от поспешных выводов о будущем ведения войны, основанных на конфликте, уроки которого еще не ясны. Об этой войне еще многое неизвестно из открытых источников. И есть все основания полагать, что условия, характеризовавшие ее ранние этапы, не обязательно будут иметь отношение к будущим конфликтам. В результате конкретные системы вооружений могут оказаться (не)эффективными в зависимости от того, как и где они применяются, а не из-за присущих им недостатков.

Имеющиеся данные из Украины, а также недавняя война в Нагорном Карабахе свидетельствуют о том, что танки по-прежнему играют решающую роль в современной войне. А их уязвимость преувеличена.

Ошибки России и потери танков

Первоначальный план России ставил скорость и секретность превыше всех других факторов. Поскольку они не ожидали большого сопротивления, российские войска предприняли минимальные попытки провести межвидовую комбинированную операцию (combined-arms operation), которая потребовала бы тщательной координации и планирования между воздушными, наземными и военно-морскими силами. Русские сухопутные части просто шли в сторону городов, не готовые к бою. Кроме того, российским войскам дали недостаточно времени для подготовки. Решение о вторжении, вероятно, было принято на политическом уровне, поскольку во всех военных доктринах, учениях и предыдущих конфликтах не отрабатывались в достаточной степени комбинированные операции. В результате начальная фаза этой войны не может быть хорошим показателем того, насколько эффективными окажутся танки и другие системы в лучше организованной военной операции. Многие из предполагаемых недостатков пилотируемых наземных, воздушных и военно-морских платформ были результатом этих ошибок, а не отражением их технической не значимости в современной войне.

Из 994 потерянных российских танков, задокументированных блогом Oryx, не менее 340 — или 34% — были брошены. С учетом поврежденных танков цифра увеличивается до 38%. Этот процент был самым высоким в первый месяц войны, когда потери российских танков были наибольшими. В начале апреля, например, 53% зарегистрированных потерь танков России приходилось на брошенные. Кроме того, многие из танков, числящихся уничтоженными, сначала были брошены их экипажами, а затем уничтожены украинскими военными. Которые либо не смогли, либо не захотели их захватить. Это означает, что до 50% задокументированных потерь российских танков могли быть сначала брошены их экипажами. Иными словами, проблема была не в самих танках — они просто плохо применялись, что приводило к их большим потерям.

Потери российских танков объясняются тремя ключевыми причинами: отсутствием предупреждения и подготовки, плохой стратегией, усугубляющей проблемы с логистикой, и недостаточным количеством пехоты для их защиты.

Танки являются одними из наиболее логистически емких образцов вооружения. Они требуют регулярного обслуживания, запасных частей и значительного количества топлива. Поэтому планирование тылового обеспечения более важно для танковых батальонов и полков, чем для любого другого типа воинских частей. Но неорганизованное вторжение России усугубило эти проблемы с тыловым обеспечением.

Российская операция была отмечена крайними усилиями по секретности. Большинство солдат узнали, что они отправляются на войну, всего за несколько часов до вторжения. В результате командиры и логисты были недостаточно информированы, чтобы планировать и готовиться.

Более того, план России предусматривал слишком много направлений наступления, многие из которых не поддерживали друг друга. И перед частями Сухопутных войск России была поставлена ​​задача продвигаться чрезвычайно быстрыми темпами. В результате российские силы часто выходили за пределы прикрытия своей артиллерии, РЭБ и ПВО. Что еще больше усугубляло проблемы с логистикой. Быстрое продвижение также означало, что у России были более длинные и незащищенные пути снабжения. А ее логистические конвои не были готовы противостоять засадам украинских сил территориальной обороны. Неудивительно, что танковые части действовали в начале войны сравнительно плохо, так как требовали большей подготовки и планирования.

Проблемы с логистикой также были очевидны по типам танков, которые Россия потеряла в начале войны. Большая часть танковых войск России укомплектована вариантами Т-72/Т-90, которые используют дизельные двигатели. Однако Россия по-прежнему имеет на вооружении большое количество вариантов Т-80, часто базирующихся в экстремально холодных регионах, где их газотурбинные двигатели лучше в эксплуатации, чем дизельные двигатели. Было брошено больше танков Т-80, чем вариантов Т-72 или Т-90. Из 85 потерянных Россией танков серии Т-80У, по данным Oryx, 50 (59%) были брошены или захвачены. Из 34 потерянных танков Т-80БВМ 19 (56%) были брошены или захвачены. По сравнению с более многочисленными танками Т-72 и Т-90, состоящими на вооружении России, танки Т-80 имеют более высокий расход топлива и используют его другой вид. Более высокий процент потерь Т-80 предполагает, что топливо было решающим фактором при их оставлении или захвате.

Не только Джавелины

Потери танков во многом обусловлены нехваткой пехоты для их поддержки. Это еще одна причина, по которой Россия потеряла так много танков в течение первых нескольких недель, но гораздо меньше после первой фазы войны. Более половины потерь русских танков, зафиксированных Oryx, пришлись на первые 50 дней войны. Одним из хорошо известных недостатков танков является то, что им требуется пехота для защиты от противотанковых сил противника, особенно в городской местности. Россия решила сократить численность мотострелковых батальонов на БМП с 460 до 345 человек. На практике это означало, что русским мотострелковым частям не хватало спешенных частей для ведения боя в городской местности. Россия также решила сократить мотострелковый батальон в каждом танковом полку до одной роты. Чего было явно недостаточно для поддержки двух батальонных тактических групп, которые должен был сформировать каждый танковый полк. Таким образом, неудивительно, что Украине удавалось уничтожить российские танки противотанковыми расчетами. При достаточной поддержке пехоты, БПЛА и средств наземной разведки для обнаружения противотанковых групп российские танки справились бы намного лучше.

Несмотря на свою эффективность, современные противотанковые управляемые ракеты не были основными убийцами российских танков. По словам высокопоставленного украинского источника: «[Противотанковые] ракеты замедляли русских [во время наступления на Киев], но их убила наша артиллерия». Действительно, бесчисленные видеоролики, размещенные украинскими военными, подтверждают это, в том числе показывая злополучное наступление 6-го танкового полка России в Броварах в середине марта. Помимо артиллерии, многие российские танки были уничтожены или выведены из строя системами советской эпохи, такими как противотанковые мины ТМ-62. «Джавелины», легкое противотанковое оружие нового поколения и противотанковые комплексы украинского производства «Стугна-П» оказались эффективными, но они являются лишь одним из компонентов противотанковых усилий Украины. Они, вероятно, уничтожили относительно меньшую часть российских танков во время наступления на Донбассе, где Россия провела более слаженную общевойсковую операцию. Также важно отметить, что открытые источники могут не давать репрезентативной информации о том, как были повреждены российские танки. Российские танки, пораженные ПТРК, с гораздо большей вероятностью будут сняты на видео и загружены в социальные сети, чем танки, поврежденные минами, которые могут быть зафиксированы не так часто. Конечно, артиллерийские дивизионы стоят недешево, но имеющиеся сведения о потерях танков в Украине не особо подтверждают аргумент, что мы наблюдаем «смещение в пользу более компактных и дешевых оборонительных вооружений».

Украина также понесла большие потери в танках, потеряв 244 шт, как задокументировано Oryx, из которых 128 были уничтожены. Похоже, что большая часть этих потерь также не была связана с противотанковыми управляемыми ракетами.

Танки во Второй Карабахской войне

Точно так же тяжелые потери армянских танков во время Второй нагорно-карабахской войны вызвали споры об их актуальности.

По данным Oryx, Армения потеряла 255 танков, из которых 146 (57%) были уничтожены. Из этих 146 танков 83 (57%) были уничтожены Байрактарами. Другие были повреждены их ударами или уничтожены артиллерией и противотанковыми управляемыми ракетами, наводимыми Байрактарами. Многие другие армянские танки были уничтожены барражирующими боеприпасами. Эти потери танков случились после того, как Азербайджан уничтожил 60% средств ПВО Нагорно-Карабахской Республики и 40 % ее артиллерии в первый час войны. Как только Азербайджан добился превосходства в воздухе, его Байрактары сосредоточились на танках, артиллерии и другой бронетехнике. После пары недель тяжелых потерь Армения гораздо реже использовала свои танки из-за постоянной угрозы со стороны БПЛА. Поэтому Армении было намного сложнее укрепить свои позиции или контратаковать.

Вместо того, чтобы продемонстрировать устаревание платформы, потери Армении показали, насколько важны танки в современной войне. Как только Армения не смогла эффективно использовать свои танки, она оказалась в невыгодном положении. Действительно, танки сыграли решающую роль в успехе Азербайджана в прорыве армянских оборонительных рубежей. Баку имел лишь ограниченный успех в штурме армянской обороны на большей части линии контроля, в основном приходящейся на гористую местность. Неслучайно прорыв Азербайджана произошел на юге, где местность была более равнинной и где Баку мог максимально увеличить свое преимущество в бронетехнике. Способность Азербайджана защитить свои танки и эффективно их использовать, а также неспособность Армении сделать это, были одним из основных факторов, объясняющих успех Азербайджана в войне. Война не показала, что танки устарели. Вместо этого он продемонстрировал, что ПВО Армении недостаточно для защиты ее танков и артиллерии от авиации Азербайджана.

Непреходящее значение танков

Войны в Украине и в Нагорном Карабахе показывают, что мобильные бронированные платформы с огневой мощью по-прежнему важны. Они также демонстрируют, что танки необходимо применять при адекватной общевойсковой поддержке. В противном случае они, как и любое вооружение, будут уязвимы. Российским танковым частям не хватало пехоты, что делало их уязвимыми для противотанковых расчетов, а устаревающая система ПВО Армении не смогла защитить ее танки от азербайджанских Байрактаров. Действительно, война в Украине опровергла аргументы о том, что беспилотники сделали танки устаревшими в Нагорном Карабахе. Байрактары были эффективны в Украине, но серьезной угрозы российскому танковому парку они не представляли. Кроме того, для эффективной работы танковым подразделениям требуется значительная материально-техническая поддержка. Это общеизвестные уроки со времен Второй мировой войны.

В то время как угрозы, с которыми сталкиваются танки, выросли, выросли и меры противодействия. Хотя о недостатках конструкции российских танков написано много статей, в Украине есть масса примеров поражения российских танков противотанковыми средствами при которых экипаж выжил. Список Oryx, который включает только наблюдаемые потери, несомненно, занижает количество российских танков, которые были повреждены, но потом восстановлены российскими войсками. Удары могут вывести из строя вооружение или способность танка двигаться, но живучесть танков намного выше, чем у других бронемашин. Без танков вооруженным силам, участвующим в крупномасштабной наземной войне, пришлось бы полагаться на бронетранспортеры и боевые машины пехоты для выполнения той же роли, что привело бы к более тяжелым потерям.

На самом деле, и Россия, и Украина увидели ценность использования танков в этой войне. Россия продолжает отгружать танки со складов хранения для оснащения частей в Украине и формировать новые добровольческие танковые батальоны. Точно так же Украина продолжает просить у западных стран больше танков и бронетехники. Хотя Россия разработала множество беспилотных наземных транспортных средств, они использовались только для обезвреживания мин вдали от линии фронта в Украине. Что свидетельствует об их неготовности заменить танки на поле боя.

Хотя для российских военных было бы лучше, если бы у них было больше пехоты и меньше танков, танки по-прежнему будут играть важную роль в наземных боевых действиях. Они остаются ключевым наземным компонентом наземной войны, без которого другие виды оружия более уязвимы. Пехота уязвима при попытке захватить оборонительные позиции, а это означает, что танки по-прежнему играют решающую роль в наступательных операциях. Противотанковые управляемые ракеты, безусловно, не могут заменить роль танка в обеспечении маневра.

С сокращениями.

Роб Ли, старший научный сотрудник Евразийской программы Института внешнеполитических исследований, аспирант факультета военных исследований Королевского колледжа Лондона, изучает российскую военную политику, бывший офицер морской пехоты, War on the rocks

Другие материалы по теме:

Сетецентрический Spike – истребитель танков

Танк умер?

Как будут выглядеть бронетанковые войска США через десятилетие?

Танки во Второй Карабахской войне

Т-72Б3 – промежуточное решение проблемы старения танкового парка

Ржавые до последнего болта: будущий основной боевой танк Европы 

Logo_руна