Территориальная оборона от кого?

909

В последнее время в Беларуси было много сказано и написано о перспективах системы территориальной обороны, которая по замыслу военно-политического руководства страны, должна обеспечить устойчивость военной организации государства в современных условиях, то есть при малочисленной армии, оснащенной устаревшим вооружением и обеспечиваемой скудным финансированием. Фактически, беларуские власти решили подменить необходимость усиления кадровой армии стратегией «дешево и сердито». Для чего развернули шумную и бурную деятельность с весьма непонятными реальными (а не декларируемыми) целями. Так, в прошлом году в Беларуси был создан новый самостоятельный орган военного управления — Управление территориальной обороны (далее по тексту ТО), которое находится непосредственно в подчинении начальника Генерального штаба Вооруженных Сил, а также разработан ряд новых нормативных документов, регламентирующих функционирование территориальной обороны. В том числе, утвержден Боевой устав территориальных войск, в котором определяются основы подготовки и применения сил и средств воинских частей и подразделений.  Части ТО сведены в отдельные стрелковые батальоны и отдельные стрелковые роты. Структурно батальон состоит из управления, основных подразделений и подразделений обеспечения. К основным подразделениям относятся стрелковые роты и роты огневой поддержки. А к подразделениям обеспечения — инженерно-саперная рота, разведывательный взвод, взвод связи, взвод материально-технического обеспечения, автомобильный взвод и взвод охраны.

Поступала информация, что подготовка подразделений ТО будет вестись на базе армейских механизированных бригад. Предполагается, что на вооружение ТО поступит крупнокалиберное вооружение, в том числе и противотанковые ракетные комплексы и переносные зенитно-ракетные комплексы (всё устаревших образцов из армейских арсеналов). Учитывая опыт локальных конфликтов, запланировано осуществить массовую подготовку снайперов. Последнее, правда, в условиях высокой популярности лозунга «Беларусь спасет снайпер!» сомнительно. Однако о том, в какой стадии реализации находятся озвученные планы ничего неизвестно.

Кстати, сами подразделения ТО в настоящее время величина виртуальная, то есть существуют только в виде неких планов и списков; как таковых боевых единиц нет. По крайней мере, несмотря на усилия, нам их найти не удалось. Возможно, они появятся в будущем.

Приступая к обсуждению вопроса о формировании, или правильнее сказать, реорганизации системы территориальной обороны в Республике Беларусь (а существует она на бумаге не первый год) необходимо в первую очередь обратить внимание на то, насколько эффективным окажется применение сил ТО в случае военного конфликта. Говоря проще, стоит ли овчинка выделки. А для  этого требуется ответить на два вопроса: какие задачи планируется возложить на подразделения ТО и кто наш вероятный противник.

В принципе, относительно задач все более или менее ясно: оборона ключевых объектов, противодиверсионная борьба и разворачивание партизанского движения на временно оккупированной территории. Все конкретно и логично. В общем-то, такие же функции возлагаются и на сходные вооруженные формирования ряда других европейских стран, большинство из которых входят в блок НАТО. С одной лишь разницей: европейцы не собираются воевать друг с другом. Их ТО будет задействована только в случае агрессии извне НАТО и Европейского союза. Называя вещи своими именами, речь идет помимо прочего о противостоянии с Россией и ее союзниками, т.е. с нами. Логично предположить, отталкиваясь от этого посыла, что беларуская система ТО должна быть готова к выполнению своих функций в случае конфликта со странами Североатлантического альянса.

И вот тут начинается интересное. Беларуские подразделения ТО планируется вооружить в первую очередь стрелковым оружием. В усиление им могут быть приданы механизированные и артиллерийские подразделения. Проще говоря, речь идет  о готовности к общевойсковому бою или иными словами к маневренной войне 3-го поколения, основанной на принципах, возникших в период между двумя мировыми войнами. Однако в настоящее время западными странами, и прежде всего, входящим в НАТО взята на вооружение концепция войны 4-го поколения. Основными (в достаточно общем изложении) принципами которой являются:

— поле боя  — все общество противника, то есть понятия «линии фронта» и «тыла» отсутствуют как таковые, соответственно, стратегическим является любой объект;

— цель поражения – воля противной страны к сопротивлению;

— войны ведутся преимущественно дистанционными средствами поражения при подавляющем превосходстве собственных сил в воздухе и абсолютного в информационной среде;

— ключевую роль приобретают орбитальные группировки спутников, осуществляющих наблюдение за театром военных действий, наведение собственных средств поражения на цели противника и предоставляющие информацию относительно способности противника к дальнейшему сопротивлению.

При этом, именно последнее, наличие группировки военных спутников, является не только ключевым элементом победы в возможном конфликте, но и необходимым условием принятия решения о начале боевых действий со стороны Запада. Говоря проще, без спутников Запад по доброй воле воевать не станет. Слишком высоки риски неизвестности, плюс крайняя чувствительность к собственным потерям в живой силе.

А теперь зададим себе первый вопрос: как почтенные отцы семейств, имеющие опыт военной службы 20-летней давности, вооруженные «сверхсовременными» образцами советского оружия выпуска 60-70-х годов прошлого века смогут нейтрализовать, например, орбитальную систему «Эшелон»? С учетом того, что группировки спутников находятся на высотах 242-3000 км.  Ответ очевиден: в случае конфликта с современной западной армией беларуским ополченцам останется только наблюдать, как крылатые ракеты, наводимые с помощью космических спутников, уничтожают вверенные им под охрану объекты. В ситуации противодействия высокоточным системам наведения единственное полезное занятие для ТО — это проведение комплекса маскировочных мероприятий защищаемых объектов.

Собственно говоря, вместо декларируемых беларуским руководством крупных ассигнований на подготовку ТО эти средства рациональнее было бы направить на приобретение в третьих странах и разработку собственных систем противоспутникового вооружения (ракетного и лазерного). В условиях сложности современных военных спутников и их дороговизны, потеря даже одного аппарата для агрессора может стать невосполнимой и в любом случае будет тяжелой. Однако, беларуское руководство не спешит ставить на вооружения соответствующие системы. А, следовательно, вести борьбу со спутниками не намерено. И получается интересный вывод: или беларуские власти готовы отдать на заклание собственные Вооруженные силы (что, мягко говоря, глупо) или же они считают угрозу вторжения с Запада неактуальной. В последнем случае вообще непонятна вся эта возня с ТО и грозная риторика ей сопутствующая.

Кстати, о финансировании: беларуское руководство уверяет, что организация, обучение и поддержание боевой готовности 120-тысячной национальной ТО будет обходиться относительно недорого. Для размышлений: в десять раз меньший по численности эстонский «Кайтселийт» располагает годовым бюджетом в размере 20 млн. евро. Если исходить из того, что наши ополченцы должны быть не хуже эстонских, то следует признать, что 200 млн. евро вполне хватило бы на закупку 15-20 противоспутниковых ракет в братском нам Иране или еще более братском Китае. При этом рациональность такого решения очевидна: единожды закупленные ракеты будут годны к применению лет 15, а ТО будет требовать вложений каждый год. Сэкономленные 200 млн. евро вполне можно направить на решение более насущных проблем безопасности — например, на пополнение и модернизацию парка боевой авиации. Ибо если этого не сделать срочно, то лет через пять мы рискуем остаться с воспоминаниями о том, что когда-то у нас была и истребительная авиация, и штурмовая. Точно также, как сейчас вспоминаем, что еще год назад у нас была авиация бомбардировочная…

Вопрос противодиверсионной борьбы тоже весьма неоднозначен. Вторжение в Ливию продемонстрировало, что основная задача западных коммандос сейчас не диверсии и дезорганизация тыла, а прежде всего разведка и целеуказание. В случае аналогичного конфликта с нашей страной, маловероятно, чтобы в беларуские болота и леса забрасывались «зеленые береты» с целью спиливания телеграфных столбов и захвата стратегически важных агрогородков. Столбы и объекты будут уничтожаться высокоточным оружием, наводимым посредством спутников или этих самых «беретов». При этом бойцы нашей территориальной обороны будут даже не догадываться, что где-то рядом сидит супостат, который по какому-то непонятному лучу наводит на наши мосты и телеграфы «Томагавки». И вот вопрос номер два: кто те самые диверсанты, с которыми готовится самоотверженно сражаться беларуская ТО? Как-то получается, что скорее всего не западные.

Заявления об организации некоего партизанского движения вообще напоминают дурной анекдот, ибо современные средства воздушно-космической разведки гарантируют обнаружение любых партизан в практически любых погодно-климатических условиях при нашем равнинном рельефе. А от обнаружения до уничтожения — один шаг. Современный вариант эффективной партизанщины, как показывает опыт Ирака и Афганистана, это минная война, диверсии, демонстративные по жестокости нападения на противника. При этом война ведется, прежде всего, в урбанизированной местности. А для этого требуется соответствующая боевая подготовка, то есть профессионализм. Если беларуское руководство серьезно надеется на борьбу в тылу врага на оккупированной территории, более логичным выглядела бы соответствующая подготовка сотрудников спецслужб и силового аппарата государства в целом, а не ставка на самоотверженность токарей и сталеваров. Которым, к слову, любить сегодняшнюю власть, откровенно говоря, не за что. А, следовательно, и защищать её — сомнительное удовольствие. Это касательно наличия воли к сопротивлению. Особенно, если вероятные агрессоры будут покупать лояльность местного населения полновесными долларами и евро и среди них не будет поляков, нелюбовь к которым носит исторический характер. Сомнительные перспективы разворачивания партизанской войны предопределены полным крахом государственной идеологии, благодаря бездарному насаждению которой понятие «государство» и «номенклатура» стали синонимами. Кроме того, итоги агрессии НАТО против Югославии демонстрируют, что совсем необязательно физически оккупировать страну для того, чтобы ее поставить на колени. Достаточно ее просто разрушить до основания, отбросив в каменный век. Из этого возникает третий вопрос: кто несет реальную угрозу  оккупации Беларуси в ходе вооруженного конфликта по мнению нашего руководства?

Далее отметим, что становым хребтом НАТО являются США, то есть любая агрессия НАТО против Беларуси без участия или как минимум одобрения США немыслима (учитывая сомнительные бойцовские качества европейских армий за исключением британской и польской). А основа основ американской глобальной мощи – флот, обеспечивающий и необходимую инфраструктуру и безопасное расстояние до противника для своих частей практически в любой точке планеты. При этом основным ударным соединением является авианосное, состоящее из 2-3 авианосцев и 20-30 кораблей охранения. Оно способно в одном ударе применить  порядка 3000 крылатых ракет морского базирования с одного оперативного направления. Поддержку авианосному соединению могу оказать не менее четырех подводных лодок класса «Огайо», модифицированных по проекту SSGN, имеющих на вооружении по 154 крылатые ракеты на борту для скрытого выдвижения и подавления системы ПВО противника. Пуск всего боезапаса осуществляется за 6 минут.  Как беларуская ТО собирается противостоять современному технологичному флоту, наносящему удары, например, из акватории Северного моря? Вопрос риторический.

Есть еще один момент: это то, насколько оперативно подразделения ТО смогут достичь боевой готовности в угрожаемый период. Следует учитывать, что термин «подразделение ТО» только звучит грозно. На самом деле, укомплектованная людьми, выдернутыми из гражданской жизни (возможно даже вопреки их желаниям), такая часть станет по настоящему воинской только после проведения довольно длительных мероприятий по обучению и боевому слажеванию. На что необходимо время.  До недавнего времени беларуское руководство исходило из того, что для разворачивания ударной группировки агрессора потребуется срок от 6 недель до 6 месяцев, за который Беларусь успеет провести мобилизацию и подготовиться к отражению. Однако в последние годы наблюдается переход американцев к стратегии создания оперативных ударных группировок, способных в кротчайшие сроки пребывать на удаленные театры военных действий и вести там длительные боевые операции. При этом оперативность разворачивания американской экспедиционной группировки определяется только наличием соответствующей инфраструктуры принимающей территории. Вот тут казалось бы и есть один из ключевых моментов: необходимо располагать возможностью превентивного уничтожения инфраструктуры приема войск НАТО на сопредельных территориях и иметь решимость использовать такую возможность. Для чего в свою очередь, очень пригодились бы те самые порядка 200 млн евро в год для закупки продукции иранского, или китайского, или пакистанского ВПК класса «земля-земля». А этого нет и не планируется, подтверждением чему является ликвидация национальной бомбардировочной авиации.

Итак, вывод очевиден: беларуская система территориальной обороны, вне зависимости от объемов направленного финансирования, не сможет противостоять современной высокотехнологичной армии ведущей борьбу по законам войны 4-го поколения. Это как с мушкетом выходить против пулемета. Результат очевиден, даже если мушкетеров будет 120 тысяч. Кстати, противостоять такой армии не сможет не только беларуская ТО, но и никакая другая в принципе. Это верно относительно стран с равнинным как у нас рельефом: горы ситуацию несколько меняют, так как создают естественную маскировку и сами по себе являются фортификацией. Но как мы отмечали выше, западные страны свою систему территориальной обороны имеют и поддерживают на должном уровне, ибо предназначена она для противостояния с армией 3-го (sic!) поколения. Подчеркиваем: речь идет именно о территориальной обороне, которую не надо путать с подготовленным резервом. Это разные вещи.

Применительно к нашей стране армиями 3-го поколения распологают Украина и Россия. Говорить об агрессии со стороны Украины не приходится: страна эта активно претворяет в жизнь заветы своего великого сына батьки Махно, и занята исключительнос своими, гуляй-польского формата, проблемами.

Остается только Россия. Вывод звучит неожиданно. Но в ином случае, придется усомниться в психической адекватности нашего военно-политического руководства, которое планирует направить деньги в заведомо проигрышный проект территориальной обороны. Проигрышный, конечно в случае противостояния с НАТО, а вот с Россией  вполне себе рабочий. Тем более, что в последнее время у нас стали нелюбить не только Польшу…

Logo_руна