Территориальная оборона: слова и дела.

2837

Вы прочитаете этот материал за 10 минут.

17.02.2016 впервые прошел сбор по территориальной обороне (далее по тексту ТО). В мероприятии приняли участие представители силовых ведомств и руководители исполкомов областей и Минска. Председательствовал Александр Лукашенко. В ходе мероприятия им был сделан ряд заявлений.

Только всенародный характер обороны может гарантировать успешную защиту государства. Несмотря на имеющиеся социально-экономические проблемы необходимо постоянно поддерживать готовность к обороне страны. Необходимо уточнить численность территориальных войск (далее по тексту ТерВ) по регионам с учетом их экономических возможностей и людского потенциала (источник).

Вооруженные Силы должны быть готовы к переброске достаточного количества личного состава в любую точку Беларуси (источник).

Лукашенко раскритиковал местные власти за недостаточное внимание к ТО. Руководители местных исполкомов должны непосредственно подбирать командные кадры для территориальных войск и знать «неформальных лидеров из числа сержантов, рядовых» (источник). При этом уровень подготовки руководителей местных органов власти должен быть таким, чтобы они могли самостоятельно организовать надежную оборону в своем районе.

Система ТО существует, но насколько она эффективна – другой вопрос. Предыдущие учения выявили существенные недостатки компетентности командного состава (источник). А.Лукашенко высказал сомнения в добросовестности руководителей областей в деле подготовки ТО (источник).

Было дано поручение оснастить ТерВ средствами связи. Важной составляющей является система материально-технического обеспечения войск и охраны объектов территориальной обороны. Необходимо отрабатывать совместное применение армии, Внутренних войск, пограничников, милиции и территориальных войск, повышать их маневренные возможности. Мобилизационная составляющая должна быть во всех силовых структурах (источник).

ТерВ должны быть подготовлены и оснащены не хуже, чем действующая армия (источник).

Стоит отметить, что хотя формально мероприятие было посвящено ТО, основное внимание было уделено именно территориальным войскам, которые являются пускай и важнейшей, но частью системы ТО.

Контекст события. Подобные мероприятия готовятся загодя. Поэтому рассматривать прошедший сбор как признак наличия неких чрезвычайных обстоятельств не следует. Однако представляется, что не только вопросы обороноспособности страны были причиной его проведения. Стоит напомнить, что накануне А. Лукашенко устроил очередной «разнос» чиновникам и директорату, обвинив их в пассивности и упадничестве.

В этой связи парамилитарная риторика беларуского руководителя имеет одной из целей дисциплинировать номенклатуру, привив гражданским чиновникам определённые качества, присущие тем, кто носит погоны: субординация, беспрекословное исполнение приказов высшего руководства, готовность к самоограничению и работе с полной отдачей.

С другой стороны, объектом риторики А. Лукашенко является и население в целом. Очевидно, что кризис носит системный, а потому затяжной характер. До настоящего времени властям не удается предложить внятного антикризисного плана. Поэтому актуальной становится задача отвлечь людей от экономических проблем. И угроза разрушения системы национальной безопасности тут как нельзя кстати.

Насколько общество и чиновники окажутся восприимчивы к воинственной риторике А. Лукашенко – вопрос дискуссионный.

«Тонкие» места ТО. Однако помимо вопросов индоктринации есть и практическая необходимость усилить обороноспособность страны. Особенно в условиях разрушения региональной системы безопасности и отсутствия у Беларуси внешних союзников.

Территориальная оборона может стать важным механизмом обеспечения национальной безопасности. Проблема возникает тогда, когда правильную идею начинают неправильно реализовывать.

В течение сбора А. Лукашенко несколько раз назвал ТерВ ополчением. Что неправильно, т.к. ополчение формируется за счет добровольцев. В годы Холодной войны в скандинавских странах в сухопутных силах было три компонента:

-полевая армия, состоящая из наиболее подготовленных подразделений, предназначенная для маневренной войны;

-территориальная армия, состоящая из резервистов старших возрастов с устаревшим вооружением и предназначенная преимущественно для позиционной войны;

-ополчение, добровольная военизированная организация, действующая под руководством Минобороны и предназначенная для решения тех же задач, что возложены на наши ТерВ.

Как видим, в Беларуси произошло смешение второго и третьего компонента. Возможно, это связано с тем, что наше командование считает позиционную войну ушедшей в историю.

Идея А. Лукашенко возложить руководство ТерВ на местные гражданские власти ошибочна. Требования к гражданским и военным руководителям кардинально различаются. То, что уровень компетентности гражданских чиновников в области организации ТО не отвечает требуемому – не новость. Проблема не в чиновниках, а в том, что гражданские руководители перегружены функциями, значительная часть которых излишняя. В этих условиях просто физически невозможно охватить все вопросы.

Оснащение ТерВ за счет финансовых ресурсов территорий нереалистично: в местных бюджетах денег нет и не предвидится.

Разговоры о вооружении ТерВ на армейском уровне пока остаются на уровне разговоров. Еще в 2011 году их предполагалось оснастить противотанковым и зенитным вооружением устаревших образов. Однако пока ни о ПТРК, ни о ПЗРК, ни о снайперской подготовке ничего не известно. Зенитно-пулеметные установки имеют малую ценность в качестве средств ПВО.

Чужой опыт. В ходе войны на востоке Украины было решено создать добровольческие батальоны как основу территориальной обороны. Они были оснащены лёгким стрелковым оружием, при необходимости поддержку тяжелой техникой или артиллерией им должны были оказывать части украинской армии. На практике возникли сложности в координации добровольцев и армейцев. Часто поддержка военных запаздывала. Не хватало защищенного транспорта для перевозки личного состава тербатов. Батальон в принципе оказался слишком малой единицей при столкновениях с относительно многочисленным противником. Такими силами оказалось трудно вести оборону необорудованных позиций. Отсутствовали навыки для ведения контрдиверсионной борьбы. Остро были необходимы сапёры и средства минирования.

Хорваты же на базе югославской системы территориальной обороны из отдельных рот и батальонов сформировали добровольческие домобранские полки. Но эффективность их оказалась меньшей, чем рассчитывало хорватское командование: сказывались недостаточная подготовка и нехватка тяжелого вооружения (источник).

Украинский и хорватский опыт свидетельствует, что условное базовое подразделение сухопутных войск должно быть в состоянии выполнять функции по огневой поддержке своих сил, минированию-разминированию, контрдиверсионной борьбе. Для этого в его составе должны быть соответствующие специалисты.

Куда двигаться. Включение в состав батальонов ТерВ артиллеристов, саперов, разведчиков быстро «раздувает» эти батальоны до близких к полковым штатов. Иметь полк в каждом административном районе нет ни возможности, ни необходимости. Имеет смысл заменить нынешнюю организационную систему ТО при которой один административный район образует район ТО более гибкой. Необходимо укрупнить некоторые районы территориальной обороны, объединив их с соседними. И разделить на 3 категории. Первая – состоящие из нескольких преимущественно сельских районов с населением порядка 100 тыс. человек. Они формируют батальон (всего по стране порядка 20 батальонов). Вторая включает крупный город и прилегающие сельские территории и формирует полки территориальной обороны (Полоцк-Новополоцк, Орша, Мозырь-Калинковичи, Светлогорск, Жлобин, Пинск, Барановичи, Лида, Молодечно, Солигорск-Слуцк, Борисов-Жодино-Смолевичи). Третья группа включает Минск, областные центры и Бобруйск с пригородными районами. Они должны формировать бригады (Минск — несколько). Средняя численность территориальных войск – 0,7% от населения территории. Она может колебаться. Укрупнение районов ТО в идеале должно было бы идти параллельно с реформой административно-территориального устройства страны, чтобы сохранить вертикальную систему управления. При сохранении текущего деления потребуется выделить те местные органы исполнительной власти и госуправления, которые будут определены руководящими в рамках укрупненных районов ТО.

Большее внимание необходимо уделить фортификации. В каждом городе должны быть определены строения, которые по своим конструктивным особенностям могут использоваться в качестве узлов обороны. Стоит иметь в наличии и быстровозводимые укрепления из железобетонных конструкций. Изобретать ничего не надо – всё разработано в советские времена (источник).

В идеале формирование подразделений ТерВ должно строиться на началах добровольности. Но, во-первых, неясно число возможных добровольцев. Очевидно, что их будет не много. По крайней мере первоначально. Во-вторых, в силу существующего в Беларуси политического режима сама идея того, что в стране будет 120 тыс. вооружённых и подготовленных добровольцев в состоянии довести до инфаркта половину высшего руководства страны. Половинчатым решением могла бы стать привязка к системе ТерВ организаций ДОСААФ.

На вооружение ТерВ целесообразно передать крупнокалиберное вооружение, в том числе и противотанковые ракетные комплексы и переносные зенитно-ракетные комплексы устаревших образцов; необходима массовая подготовка снайперов. Для последнего можно воспользоваться советским довоенным опытом ОСОАВИАХИМа (источник).

Представляется, что задачи ТерВ ближе задачам МВД, чем Минобороны. Сама организация милицейского ведомства способна быть основой для развертывания ТерВ в случае необходимости. В МВД есть две структуры, которые могут выступить «скелетом» для организации ТерВ: Внутренние войска и Департамент охраны. Целесообразно задуматься об их возможном объединении. В результате которого высвободится определенное число управленческих должностей за счет чего можно укомплектовать штат инструкторов для ТерВ.

Вооружение ТерВ должно храниться в районах формирования подразделений, чтобы обеспечить быстрое вооружение бойцов. Вариантов по сути два: хранение дома и в ближайшем арсенальном помещении. В последнем случае возникает вопрос с наличием соответствующей инфраструктуры. У Минобороны таковой нет. А у МВД есть: в каждом райцентре имеются органы милиции, подразделения Департамента охраны, в крупных городах — части Внутренних войск. Можно решить вопрос по «уплотнению» их оружейных комнат или оборудованию дополнительных помещений.

МВД имеет и сеть стрельбищ, и штатных инструкторов по подготовке. А главное – сержантский и офицерский состав, который после дополнительной подготовки будет пригоден для руководства подразделениями ТерВ. Кроме того, ежегодно из Внутренних войск после прохождения срочной службы демобилизуется более 3000 человек. Часть из которых имеет сержантскую подготовку. Таким образом, МВД располагает квалифицированным (в теории) резервом специалистов.

ТерВ должны быть сведены в постоянные подразделения, которые привлекаются к подготовке на регулярной основе. Люди должны знать друг друга и иметь опыт работы в одной команде.

Руководить ТерВ должны специалисты, а не наскоро подготовленные гражданские чиновники. И финансирование территориальных войск должно быть централизованным. При этом стоит отказаться от отношения к ним как к дешевой альтернативе регулярной армии. Для примера: 13-ти тысячный эстонский Кайтселийт получит в текущем году Eur 58 млн, из которых Eur 7,5 млн будут направлены на закупку боеприпасов (источник).

Укрупнение районов ТО, переподчинение ТерВ МВД потребует трансформации военных комиссариатов в органы двойного подчинения МВД и Минобороны. И пересмотра всей системы руководства территориальной обороной на базовом уровне.

Logo_руна