У официального Минска добавилось головной боли

3493

Вы прочитаете этот материал за 9 минут.

Конфликт между Катаром и коалицией, возглавляемой Саудовской Аравией способен породить целую вереницу проблем для Беларуси. 

В понедельник 5 июня Саудовская Аравия, Египет, ОАЭ, Бахрейн и ряд других стран объявили о разрыве дипломатических отношений с Катаром. И ввели де-факто блокаду этой страны, запретив доступ в свое воздушное и морское пространство катарским судам и самолетам. Что поставило под угрозу порядка 82% связей Катара с внешним миром.

Поводы. Предлогом для введения санкций против Катара стали обвинения в поддержке терроризма, экстремизма и в раскачивании стабильности не только в соседних аравийских монархиях, но даже в далеком индуистском Маврикии. О неординарности события говорит хотя бы факт времени первых заявлений по этому поводу: Бахрейн сообщил о разрыве отношений с соседом в 5 часов утра 05.06.2017. Позднее Доху обвинили в поддержке шиитов-хуситов в Йемене, против которой коалиция арабских стран ведет скорее безуспешную войну в течение длительного времени. И это при том, что катарские войска входят в состав коалиционных сил и участвуют в боях против хуситов.

То, что Катар, или отдельные представители катарского истеблишмента поддерживают террористические организации – секрет Полишинеля. Но подобное обвинения можно выдвинуть против практически любой аравийской монархии. Исключение, пожалуй, составляет Оман. Который придерживается нейтралитета.

Наблюдатели почему-то склоны считать, что блокада Катара – это наказание за излишне тесные связи с Ираном. С которым у саудитов отношения, мягко говоря,  не складываются. Правда, тот же Оман также имеет достаточно ровные отношения с Тегераном. А через ОАЭ вообще осуществлялась поставка в Иран продукции и товаров, подпадавших под международные санкции. Включая военное имущество. И это никого почему-то не смущало.

Таким образом, обвинения Катара в поддержке террористов и дружбе с Ираном – всего лишь предлог. Настоящая причина в другом.

Отметим, что практически одновременно с введеним санкций стали приходить новости о создании некоей оппозиционной группы из числа недовольных членов правящей семьи Катара. Которые обвиняют своего родственника-эмира в провоцировании кризиса и призывают его отказаться от сотрудничества с Ираном и занять консолидированную позицию с прочими аравийскими монархиями (источник). 

Доха ответила пропагандистским залпом, выдав порцию компромата о сговоре дипломатов из ОАЭ с произральским лобби в США с целью дискредитации Катара и Кувейта (источник). А заодно катарцы обвинили противную сторону во лжи, покушении на национальный суверенитет. И напомнили, что являются, как сказали бы в Минске, «донором региональной стабильности», приложив длинный список того где, когда и кого они старались помирить и даже местами помирили.  Т.е. пока Катар сдаваться не намерен.

Позднее стали приходить совсем неприятные новости: Саудовскую Аравию обвиняют в попытке провести смену режима в Катаре. Очевидно, основания для этого есть. Тем более, что  Эр-Рияд в состоянии это сделать: катарская армия – величина символическая, сухопутные силы вооружены устаревшими системами и малочислены. И в случае военного вторжения оказать действенного сопротивления не смогут. О том, что в Дохе вторжения опасаются и понимают безнадежность своей ситуации при таком развитии событий, свидетельствуют пассажи катарской пропаганды. Которая среди прочего вещает о дружественной в отношении Катара позиции Москвы. При том, что российское влияние на региональные дела откровенно незначительное. Это напоминает попытку схватиться за соломинку. А потому вооруженное  сопротивление саудовскому вторжению если и будет, то скорее символическое: не за победу, но за честь знамени. 

Причины. Задача Саудовской Аравии – привести катарское руководство к покорности. Что прикрывается дипломатической мишурой о братской консолидации, странах-сестрах, общей судьбе и интересах и т.п. Беларусам это до боли знакомо.

Действия саудовцев продиктованы рядом задач внутри- и внешнеполитического характера. Главной из которых является сохранение Саудовской Аравии как государства и её веса в региональных делах.

Королевство Саудовская Аравия является крупнейшей аравийской монархией. В экономическом плане эта страна – типичная петрономика, живущая на нефти и за счет нефти. Падение цен на которую ставит под вопрос будущее этого государства. Пока спасают накопленные в «жирные годы» резервы. Однако, они тают, социальная и политическая напряженность внутри королевства возрастает, нет единства внутри правящей династии. Очевидно, страна нуждается в трансформации. И глубокие экономические реформы в рамках стратегии Saudi Vision 2030 запланированы. В результате государство должно радикально снизить зависимость от нефти. Но для реализации этих планов нужны деньги. Много денег. Сотни миллиардов долларов. В принципе, они у саудитов есть. Проблема в том, что за счет саудовскго бюджета кормятся не только саудиты.

Эр-Рияд, наравне с ОАЭ и Кувейтом оказывает масштабную финансовую помощь Египту. Речь идет о сумме порядка USD 16 млрд  ежегодно. И это только прямая финансовая помощь. Есть еще инвестиции в инфраструктуру, пожертвования на гуманитарные проекты. И минимум миллион египетских гастарбайтеров в Саудовской Аравии.

Современный Египет – государство, за парадным фасадом которого скрываются проблемы, способные разорвать эту страну изнутри. Без внешней, в основном саудовской, поддержки Египет рискует быстро обрушиться. Страна сталкивается с кризисом перенаселения: число жителей порядка 95 млн и возрастает со скоростью 1,5-2 млн человек ежегодно. Причем пригодными для жизни являются территории размером чуть больше, чем Гомельская область. Высокая зависимость от импорта продовольствия. Большие проблемы с водообеспечением.   Неэффективность государственных институтов, пораженных коррупцией и кумовством. Слабость системы безопасности: располагая формально одной из крупнейших армий в мире, египетское руководство не в состоянии справится с вооруженными исламистскими инсургентами на Синае. Кроме того, негативно сказывается фактор противостояния армии и полиции. Численность последней вдове превышает численность армии и составляет свыше 1 млн человек.

Также саудиты вынуждены оказывать поддержку и соседнему с Египтом Судану.

В то же время Катар является одной из богатейших стран мира. Страна обладает значительными финансовыми резервами. Представляется, что одной из причин давления на Катар как раз является необходимость принудить Доху к участию в спонсировании режима маршала Ас-Сиси. Напомним, что ранее катарцы оказывали поддержку правительству египетских «Братьев-мусульман». Которые были свергнуты в результате военного переворота, поддержанного Саудовской Аравии.

Саудиты стремятся к консолидации всех монархий Персидского залива. Королевство не обладает ресурсами достаточными для поддержания внутренней стабильности, реформирования своей экономики и спонсирования Египта одновременно. Ситуация тупиковая: откажись саудовцы от поддержки Каира, это может привести к кризису такого масштаба, по сравнению с которым Сирия покажется игрой в песочнице. Но продолжение поддержки Египта ограничивает возможности по внутренней трансформации Саудовской Аравии. Что ставит под вопрос стабильность самого королевства уже в обозримом будущем. А в месте с ним и Египта. Выбирать «или-или» у Эр-Рияда возможности нет. Приходится решать все задачи параллельно. Поэтому необходимо расширить «кормовую базу». В данном случае за счет катарских ресурсов. Если удастся сломить катарцев, это дисциплинирует и Кувейт. Который щедр, но имеет потенциал быть ещё щедрее.   

При чем тут Беларусь. Для беларуской внешней политики происходящее в Заливе – еще одна головная боль. Традиционно основными партнерами нашей страны в регионе были, во-первых, Катар, а во-вторых — ОАЭ. Политика на арабском Востоке – это отношения не между нациями, а между правителями. И то, что Катар и ОАЭ оказались по разные линии баррикады весьма не радостно. В лучшем случае, Минск потеряет одного из своих друзей – правителя Катара. А вместе с ним и наработанные связи и проекты. В том числе и те, которые приносят деньги. Весьма похоже, что саудиты намерены добиваться его отстранения от власти.

Кроме того, если угроза саудовской интервенции станет реальной и в Дохе решат сопротивляться всерьез, то очевидно начнут искать партнеров, на которых можно опереться. «Старый друг- лучше новых двух»: и Беларусь уже предоставляла услуги Катару в области подготовки сил спецопераций. Речь шла об одном батальоне. Минск окажется в крайне неудобном положении, если сейчас катарцы решат подготовить с помощью беларуских специалистов, например, еще один батальон. Или экстренно закупить продукцию военного назначения. Какой-то ответ придется давать. Тем более, что Катар имеет близкие отношения с Турцией. С которой стремится сблизиться Минск. Для Беларуси любой ответ в этой ситуации будет плох тем, что означает принятие позиции одной из сторон. Что не соответствует беларуским интересам.

Беларуский интерес. Если кратко, то Беларусь заинтересована в быстрой и по возможности бескровной победе Саудовской Аравии.

Во-первых, быстрота разрешения конфликта не оставит времени для формирования дееспособной прокатарской коалиции. А значит, и острота конфликта не перейдет некий рубеж, после которого ни одна из сторон уже не сможет управлять кризисом.

Во-вторых, это означает большие перспективы при реализации стратегии Saudi Vision. Согласно которой предусматривается масштабное развитие горнодобывающей отрасли королевства. Многострадальный Гарлыкский горно-обогатительный комбинат в Туркменистане, который беларуские специалисты строили (и как-то построили) за неадекватно малые масштабу задач деньги  – в том числе заявка на участие в саудовской модернизации.  В ходе январского визита Александра Лукашенко в Египет и Судан, насколько можно судить, подымались вопросы содействия со стороны Каира и Хартума развитию беларуско-саудовских связей.   

В-третьих, важно, чтобы у Садовской Аравии сохранялась возможность и далее поддерживать Египет. Что позволит сохранить относительную стабильность крупнейшей арабской страны. Обрушение Египта однозначно вызовет массовую волну мигрантов на север, прежде всего в страны ЕС. Столкнувшись с проблемами на юге, Евросоюз и НАТО сосредоточатся на регионе Средиземноморья. Восточная политика Европы, и без того не самая активная, рискует свернуться вовсе. В итоге Минск и Киев останутся один на один с Россией. Что нежелательно.

Таким образом, нам в Минске остаётся про себя пожелать успеха Эр-Рияду и надеяться на то, что в происходящей суматохе ни одна из сторон не вспомнит про существование Беларуси.

Logo_руна