Участникам российско-украинской войны в Беларуси не рады.

1792

Вы прочитаете этот материал за 12 минут.

Беларуское руководство обеспокоено возможностью возвращения в страну лиц, имеющих практический военный опыт и определенные идеологические установки. При этом сами эти установки власти не интересуют. Опасения вызывает то, что в Беларуси появляются люди, которые готовы за свои политические взгляды убивать.

Неоднократно А. Лукашенко заявлял, что в отношении тех граждан Беларуси, которые принимали участие в боевых действиях в Украине неважно на чьей стороне, при их возвращении в Беларусь будут приняты жесткие меры реагирования. Между тем, СМИ сообщают, что люди, воевавшие на стороне боевиков, возвращаются в страну и спокойно живут.

Правда при более внимательном рассмотрении вопроса ситуация выглядит менее однозначно.

«Поговорить» в КГБ.

Разочарование патриотически настроенной части общества вызвали сообщения о том, что лиц воевавших в составе пророссийских формирований вызывают в КГБ на некие беседы, за которыми явных последствий не наступает. Раздаются ставшие традиционными обвинения в том, что беларуский КГБ – филиал российской ФСБ, что беларуские спецслужбы наводнены российской агентурой и т.п. Обвинения, в общем-то, стереотипные и традиционные. И зачастую являются следствием провальной работы самого КГБ с общественным мнением, некачественным позиционированием ведомства и его закрытостью сверх здравого смысла и необходимости.

Следует понимать, что работа спецслужб в реальной жизни и в кино – это две большие разницы. В кино погони-перестрелки, в жизни основное время сотрудник тратит на составление различного рода документов. На самом деле спецслужбы – это бюрократические структуры, чья деятельность подчинена формальным процедурам, а каждый шаг сотрудника документируется.

Конечно, есть еще фактор политической целесообразности, когда политики используют возможности спецслужб в своих интересах. Однако это противозаконно, хотя и не всегда влечет для политика правовую ответственность. Например, Жан-Клод Юнкер использовал в своих интересах разведку Люксембурга. Когда это стояло достоянием общественности, он вынужден был оставить пост Премьер-министра Великого герцогства (источник). Но ровно за тем, чтобы возглавить Еврокомиссию. Так что злоупотребления властью не есть признак исключительно недемократических режимов.

Исходя из того, что известно, «разговор» экс-бойцов «Л/ДНР» в КГБ носил профилактический характер. Но профилактика профилактике рознь. Их предупредили о недопустимости противоправного поведения, взяли соответствующую подписку. После чего данные об этих лицах внесены в криминологические и специальные учеты. Попадание в последние влечет ряд ограничений. Для лиц, профилактированных КГБ, закрыт доступ на любую государственную службу, а также на любые должности, которые связаны с государственными секретами. На практике, для них будут закрыты все должности, для назначения (приема на работу) на которые требуется получение информации из базы данных МВД.

Кроме того, экс-участники боевых действий будут находиться под пристальным вниманием и КГБ, и милиции. В том числе и негласным.

Последствия профилактической беседы в КГБ наступают и для близких родственников и членов семьи участника войны: для них однозначно закрыта служба в силовых структурах. Речь идет в том числе и о детях, которые на момент участия в войне родителя не достигли совершеннолетия.

В нашей стране клеймо неблагонадёжности значимо, хотя и не всегда заметно. В случае введения специальных правовых режимов (чрезвычайного или военного положения), отдельные категории лиц могут быть временно изолированы от греха подальше. Даже если в законе об этом ничего не сказано.

Реагировать по закону.

Участие в войне на востоке Украины, в том числе и косвенное, может повлечь правовые последствия. По крайней мере, в теории.

Беларуские добровольцы в составе украинских формирований. Граждане Беларуси, участвовавшие в боевых действиях в составе вооружённых формирований, действующих согласно украинскому законодательству, к ответственности беларуским государством могут быть привлечены только в случае совершения ими уголовных преступлений, за которые они не понесли наказания в Украине (ч.1 ст.6 УК РБ). Другое дело, что поступление на госслужбу (в т.ч. военную и приравненную к ней) является основанием к утрате гражданства Беларуси. Но только в том случае если есть другое гражданство или гарантии его приобретения (ст.ст. 19-20 Закона «О гражданстве Республики Беларусь» (источник)).

Вопросы могут возникнуть лишь к беларуским бойцам формирований, официально не входящих в состав силовых ведомств Украины. Речь идет, прежде всего, о боевых подразделениях «Правого Сектора».

Участники формирований «Л/ДНР». Данные организации признаны в Украине террористическими. В Беларуси организация признается террористической решением Верховного суда. И хотя в отношении «Л/ДНР» такое решение не принято, отечественное антитеррористическое законодательство не увязывает факт признания организации террористической с наступлением правовых последствий для их участников.

Уголовным кодексом Беларуси предусмотрен ряд составов преступления, связанных террористической деятельностью, которые могут быть применены в рассматриваемом случае:

— ст. 126 «Акт международного терроризма», т.е. совершение на территории иностранного государства взрыва, поджога, затопления, иных деяний общеопасным способом либо создающих опасность гибели людей, причинения им телесных повреждений или наступления иных тяжких последствий в целях провокации международных осложнений или войны либо дестабилизации общественного порядка в иностранном государстве (акт международного терроризма), в т.ч. совершенный повторно, либо группой лиц по предварительному сговору, или сопряженный с причинением тяжких телесных повреждений, с убийством человека;

— ст. 287 «Создание незаконного вооруженного формирования», т.е. создание незаконного вооруженного формирования, либо руководство таким формированием, либо участие в нем;

— ст.290-2 «Содействие террористической деятельности», т.е. вербовка или иное вовлечение лица в террористическую деятельность, а равно обучение или иная подготовка лица для участия в террористической деятельности;

— ст. 290-3 «Прохождение обучения или иной подготовки для участия в террористической деятельности», т.е. прохождение лицом обучения или иной подготовки, заведомо для обучающегося имеющих целью его последующее участие в террористической деятельности;

— Ст. 290-4 «Создание организации для осуществления террористической деятельности либо участие в ней», т.е. деятельность по созданию организации для осуществления террористической деятельности либо руководство такой организацией, либо ее частью или входящими в нее структурными подразделениями, или участие в организации, созданной для осуществления террористической деятельности (источник).

Ст. 3 Закона Беларуси «О борьбе с терроризмом» среди прочего определяет, что:

— международная террористическая деятельность – террористическая деятельность, осуществляемая террористом или террористической организацией, гражданами одного государства в отношении граждан другого государства;

— терроризм – социально-политическое криминальное явление, представляющее собой идеологию и практику применения насилия или угрозы насилием в целях оказания воздействия на принятие решений органами власти, воспрепятствования политической или иной общественной деятельности, провокации международных осложнений или войны, устрашения населения, дестабилизации общественного порядка;

— террорист – лицо, участвующее в террористической деятельности в любой форме;

— акт терроризма – совершение в целях терроризма взрыва, поджога, затопления, иных деяний общеопасным способом либо создающих опасность гибели людей, причинения им телесных повреждений или наступления иных тяжких последствий. Под иными деяниями для целей настоящего Закона в том числе понимаются насилие в отношении государственного или общественного деятеля; уничтожение, повреждение, захват, удержание, блокирование зданий, сооружений, путей или средств сообщения, в том числе средств железнодорожного, водного, воздушного, магистрального трубопроводного транспорта, средств связи, иных коммуникаций и объектов (оборудования) и др;

— террористическая группа – группа в количестве двух и более лиц, объединившихся в целях осуществления террористической деятельности;

— террористическая деятельность – деятельность, включающая организацию, планирование, подготовку и совершение акта терроризма, подстрекательство к акту терроризма, пропаганду идей терроризма, распространение и (или) предоставление материалов или информации, призывающих к осуществлению террористической деятельности либо обосновывающих или оправдывающих необходимость осуществления такой деятельности, информационное либо иное пособничество в планировании, подготовке или совершении акта терроризма, создание незаконного вооруженного формирования, организации либо организованной группы для совершения акта терроризма, руководство ими или участие в их деятельности, вербовку, вооружение, обучение и использование террористов, финансирование террористической деятельности, изготовление и (или) распространение методик либо иных материалов о способах изготовления взрывных устройств и взрывчатых веществ, а также угроза совершением акта терроризма и иные деяния, определяемые как террористические в соответствии с международными договорами (источник).

Ч.2 ст.4 данного Закона прямо указывает, что Беларусь осуществляет уголовное преследование на своей территории лиц, причастных к террористической деятельности. И тот факт, что «Л/ДНР» террористическими организациями в Беларуси не признаны, никакой роли не играет.

Также участники формирований «Л/ДНР» могут быть привлечены к уголовной ответственности за преступления против жизни и здоровья, порядка государственного управления, правил оборота оружия, совершенные на территории Украины.

При этом преступления участников формирований «Л/ДНР», в силу ст. 64 УК РБ признаются совершенными при обстоятельствах, отягчающих ответственность, как то:

— совершение преступления общеопасным способом (например, применение артиллерии или минирование территории);

— совершение преступления в отношении лица (украинских военнослужащих и правоохранителей) в связи с осуществлением им служебной деятельности или выполнением общественного долга;

— совершение преступления по мотивам политической или идеологической вражды;

— совершение преступления с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение;

— совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступной организацией;

— совершение преступления, повлекшего тяжкие последствия.

Часть вышеуказанных деликтов в качестве меры наказания предусматривает смертную казнь. Однако, т.к. в Украине смертная казнь отменена, то верхняя планка наказания ограничена пределом, предусмотренным уголовным законодательством Украины – пожизненным заключением.

УК Украины содержит ряд составов преступления, аналогичных УК РБ, по которым уже имеется судебная практика (источник).

Сразу стоит отметить, что привлечение к ответственности за наёмничество представляется сложно осуществимым: доказать корыстный умысел участия в войне на практике удается редко. Насколько известно, в нашей стране таких прецедентов не было.

Таким образом, законодательная база для привлечения к уголовной ответственности участников формирований «Л/ДНР» в Беларуси есть. И не только их, о чем ниже.

Сложность ситуации в том, что преступления совершены на территории не просто другого государства, а в тех его регионах, которые властями соседней страны не контролируются. И проведение там следственных действий невозможно. Это создает препятствия для отыскания доказательств вины. Фото в социальных сетях в качестве доказательств представляются сомнительными: это обыватель видит перед собой боевика с оружием, юрист же видит человека в одежде из ткани камуфлированной расцветки с предметом, похожим на оружие. То, что это именно оружие устанавливается в ходе экспертизы. И никак иначе. Исключение может быть тогда, когда на снимке отражена маркировка/номер оружия, о котором достоверно известно, что оно попало в незаконный оборот. Например, было похищено из мест хранения.

Поэтому большое значение имеет тесное взаимодействие беларуских правоохранителей с украинскими коллегами. В качестве доказательств могут быть признаны оперативные сведения, получение компетентными органами Украины в отношении граждан Беларуси, участвовавших в формированиях «Л/ДНР» и легализованные в соответствии с требованием законодательства.

Вопрос политический. 14.01.2016 Александр Лукашенко выступил резко против присутствия в стране боевиков, воевавших в Украине с той или другой стороны, и потребовал у силовиков немедленно разобраться в ситуации (источник). И хотя формально в Беларуси не рады участвовавшим в войне с обеих сторон, вопросы в первую очередь возникнут к участникам пророссийских формирований. Хотя бы по той причине, что воющие с украинской стороны возвращаться не собираются. Для многих беларуских добровольцев ВСУ и НГУ военная служба в соседней стране стала серьёзным социальным лифтом.

Насколько известно, ранее украинская сторона ставила перед беларускими властями вопрос о привлечении к ответственности беларуских участников формирований «Л/ДНР». В Минске пойти на это не могли из-за опасений осложнений отношений с Россией. Особенно из-за неясных перспектив выделения новых российских кредитов.

Судя по всему, перспективы получения денег из Москвы растаяли как туман. А потому, беларуское руководство может действовать более свободно и начать выдавливать из страны участников формирований «Л/ДНР». Будет ли это демонстративное судебное преследование, после чего все всё поймут правильно, или власти обойдутся без лишнего шума – покажет время.

Во всяком случае, если политическое решение в отношении беларуских участников формирований «Л/ДНР» в Минске принято, правовые нюансы отходят на второй план. И подходы к признанию доказательств допустимыми и достаточными становятся, скажем так, гибкими.

«Гуманитарка» как преступление.

В качестве последнего пункта материала остановимся на сборе и отправки гуманитарной помощи на территории, подконтрольные «Л/ДНР». С правовой точки зрения стоит выделить два момента. Во-первых, законность пересечения гражданами Беларуси российско-украинской границы на участке, неподконтрольном законным властям в Киеве. И второе – адресаты помощи. В передаче имущества (абсолютно любого, не только денег, даже лекарств) и любых имущественных прав вооруженным формированиям «Л/ДНР» (их представителям или участникам) усматриваются признаки состава преступления, предусмотренного ст. 290-1 «Финансирование террористической деятельности»: предоставление или сбор средств любым способом в целях использования в террористической деятельности, материального обеспечения или иной поддержки заведомо для виновного террористов, террористических групп и террористических организаций – от восьми до пятнадцати лет с конфискацией имущества.

Война на Донбассе и участие в ней граждан Беларуси ставит перед правоохранительной системой страны ряд юридических и практических вопросов. Первые уголовные дела и судебные разбирательства в отношении участников «Л/ДНР» станут по сути прецедентными. И наказания по ним будут жесткими.

Logo_руна