Угроза химической атаки террористов.

2494

Вы прочитаете этот материал за 5 минут.

Из новостей известно о применении боевиками Исламского государства (далее ИГ) химического оружия. Во многих случаях емкости хлора были помещены в автомашины, начиненные взрывчаткой и подорваны. ИГ начали использовать минометные мины с горчичным газом против курдских сил. Химическое оружие стало стандартным для арсенала террористов в Сирии и Ираке. Хотя эти действия привлекли большое внимание, однако, они не были особенно эффективными и ущерб от химического оружия ИГ незначителен.

Возможно, нам следует уделять меньше внимания этим жестоким и неэффективным потугам, и обратить внимание на случай в городе Тяньцзинь, Китай. То, что мы видим там, дает более точную картину будущего химического оружия как средства террора.

Масштабный взрыв в Тяньцзине разрушил большую часть города. Точная причина остается неясной, по-видимому взрыв произошел на складе, принадлежащем китайской компании, которая занимается операциями с разнообразными промышленными токсичными веществами. По меньшей мере 104 человека погибли и многие сотни получили ранения.

Облака цианида снесло далеко за пределы первоначального места взрыва в густонаселенные районы. Китайские власти, которые первоначально пытались преуменьшить опасность, приказали эвакуировать всех, проживающих в радиусе двух миль от места взрыва.

Все указывает на то, что этот инцидент в Китае стал результатом какого-то несчастного случая на производстве. Но это также мог бы быть и теракт, и он легко может произойти в США.

Более 80 миллионов американцев живут в потенциально зоне катастрофического химического заражения вокруг 100 самых опасных химических объектов в Соединенных Штатах. Четыре из пятнадцати сценариев, которые используются федеральным правительством в отработке реагирования на атаки с массовыми жертвами, связаны с вероятностью террористической химической атаки. Опасность от террористических действий против химического производства настолько велика, что в 2007 году Конгресс принял закон о создании программы для защиты таких производств от саботажа.

Были разработаны стандарты по предотвращению террористических атак на химпроизводства (CFATS), которые должны были привести к совершенствованию системы обеспечения безопасности на национальных химических объектах. К сожалению, как и многое в Вашингтоне, есть разница между тем, что планировали сделать, и что сделали.

На сегодняшний день в рамках CFATS, федеральное правительство завершило предварительный мониторинг 3468 химических объектов. Только около 40 планов обеспечения их безопасности фактически были одобрены правительством и надлежащим образом реализованы. Потребуется порядка 10 лет, чтобы Департамент внутренней безопасности США, отвечающий за CFATS, закончил анализ и реализацию планов обеспечения безопасности для остальных химических объектов в стране.

Короче говоря, через 14 лет после 9/11 и 8 лет после принятия законодательства, направленного на обеспечение защиты химической промышленности от нападения террористов практически ничего не сделано.

Интерес террористов к химическим производствам и химической войне не является теоретическим. Практически каждая террористическая группа на планете имеет доступ к учебным пособиям и материалам, связанным с химическим оружием. В 2002 году я участвовал в операции в пограничной зоне между Ираком и Ираном против подразделения Аль-Каиды, тредившегося над созданием функционального химического и биологического оружия для использования против Соединенных Штатов. Большая часть работы тогда была связана с использованием цианида, т.к. он смертоносен и легко доступен через промышленных поставщиков.

Ранее произошла фактически атака на химическом объекте во Франции. Несмотря на то, что катастрофического выброса токсичных химических веществ не последовало, была продемонстрирована легкость, с которой такие объекты могут быть «пробиты». Нападение было совершено одним человеком, которому удалось попасть на предприятие, убив другого человека, после чего он взорвал свой автомобиль. Безопасность на большинстве американских химических объектов примерно сопоставима, и нет ничего, что остановит решительного нападающего.

ИГ и другие исламские группы продемонстрировали способность вербовать людей с помощью социальных медиа, чтобы использовать их по месту жительства. Многочисленные нападения, совершенные этими саморадикализовавшимися уже имели место. Всего лишь вопрос времени, прежде чем фокус атак сместится с отдельных лиц и вербовочных военных центров к целям, которые способны привести к массовым человеческим жертвам. Мы потратили слишком много времени. Нам нужно набрать темп и обеспечить защиту уязвимых химических объектов. Если мы этого не сделаем, то следующее смертельное токсичное облако может дрейфовать над американским городом.

С незначительными сокращениями.

Чарльз Фаддис, старший редактор по вопросам разведки And Magazine, бывший оперативник ЦРУ с двадцатилетним опытом в проведении разведывательных операций на Ближнем Востоке, в Южной Азии и Европе.

Наша справка: В Беларуси более 540 объектов, где хранятся, производятся или применяются отравляющие вещества. 19 городов страны отнесены к химически опасным. Потенциально в зонах заражения всех таких объектов находятся порядка 5 млн человек, т.е. более половины населения страны. В одном только Минске порядка 40 химически опасных объектов. В случае аварии может быть заражено до 40% территории столицы. Кроме того в стране имеется более 1000 радиационно-опасных объектов.

Другие материалы по теме:

Атомный Донбасс?

ИГ и грязные бомбы.

Logo_руна