Украина как момент истины

6433

Вы прочитаете этот материал за 6 минут

По прошествии пяти месяцев российско-украинской войны переход ее в затяжную фазу видится практически неизбежным. Поскольку в силу различия потенциалов сторон оказывать длительное сопротивление исключительно собственными силами Украина едва ли способна, то условием продолжения ее существования как суверенного государства становится успешный поиск внешнего содействия.

Очевидно, что только западный мир может быть реальным источником такого содействия, состоящего из многих компонент: моральной, экономической, политической, военной и т.п. По поводу первой из них можно отметить, что, несмотря на уже довольно отчетливо обозначившуюся усталость жителей европейских стран, принявших миллионы украинских беженцев, серьезного роста недовольства там не наблюдается.

Экономический аспект в целом тоже выглядит сравнительно стабильным. По крайней мере, о проблемах в этом плане у Киева пока как будто не слышно.

Чего не скажешь о рядовых европейцах, на настроения которых повлияло повышение стоимости энергоносителей. Оно уже привело к некоторому снижению уровня жизни, еще более серьезный спад ожидается к наступлению холодов. Без сомнения, добавляет тревоги и возможность нового миграционного кризиса в связи с возникшими в мире продовольственными проблемами.

Это, в свою очередь, сказывается на политической составляющей. Также не последнюю роль играют здесь имеющиеся у членов евроатлантического сообщества собственные внутриполитические обстоятельства.

В разных странах степень воздействия этих факторов различна. Соответственно, различна и их реакция, что особенно наглядно проявилось в осуществлении военных поставок, особенно сейчас имеющих для Киева жизненно важное значение.

Стоит, впрочем, признать, что их масштабы по многим позициям, таким как противотанковые комплексы, гранатометы, противовоздушные ракеты, беспилотники, бронетранспортеры и бронемашины, стрелковое оружие, более или менее отвечают потребностям вооруженных сил Украины (ВСУ). Причем при безусловном лидерстве Соединенных Штатов свой вклад вносят практически все члены западного сообщества.

Однако наиболее острую нужду ВСУ ощущают прежде всего в тяжелых вооружениях, так как в ходе боев ими было потеряно до половины собственной подобной техники.

Из США они получили более ста дальнобойных 155-мм гаубиц М777, в меньших количествах аналогичные системы прибыли из некоторых других государств – Великобритании, Польши и Франции. Поступили также несколько современных американских реактивных систем залпового огня (РСЗО) HIMARS, которые могут вести стрельбу на расстоянии 80 км, и несколько более старых M270.

Но в целом объемы этих видов вооружений недостаточны, так как покрывают только 10-15% от потребности ВСУ. Накануне состоявшейся 15 июня третьей встречи контактной группы в формате Рамштайн, которая координирует западную военную помощь Украине, Киев заявил, что рассчитывает на получение еще тысячи мощных гаубиц и трехсот РСЗО, а также 500 танков, 200 единиц бронетехники и 1000 беспилотников.

Как и следовало ожидать, реальные отклики оказались более скромными: 18 М777 со снарядами и еще несколько HIMARS из США, небольшое количество орудий из других стран, и три РСЗО Mars II (европейская модернизация M270) от ФРГ. Были также выделены противокорабельные ракеты Harpoon, способные сильно затруднить действия российского Черноморского флота.

При этом взнос тройки европейских тяжеловесов – Франции, Италии и особенно Германии был настолько невелик, что бундесканцлеру даже в собственной стране высказывались упреки в блокировке резолюции бундестага о поставках Украине наступательного оружия.

Тем самым было фактически продемонстрировано разделение Запада на два лагеря. Один, возглавляемый США, куда входят Великобритания, Польша, балтийские и ряд других стран, исходит из твердого убеждения, что на карту поставлено не только существование Украины как независимого суверенного государства, но, как минимум, будущее региона и даже мировой порядок в целом. Поэтому там считают необходимым предоставлять ВСУ достаточно серьезную помощь.

Позиция же упомянутой «большой тройки» и некоторых ее единомышленников до последнего времени сводилась к регулярно звучавшей в речах французским президентом мантре «нельзя унижать Россию», что на деле включало в себя понуждение Украины к как можно более скорому заключению перемирия. И хотя при этом речи о ее отказе от еще нескольких частей своей территории вроде бы не шло, это по сути подразумевалось.

Одна из главных причин состоит в том, что восприятие «старой Европой» глобальной опасности пока существенно ниже ощущения грядущих потерь и лишений, которые к тому же уже начали проявляться. Кроме того, там, возможно, надеются, что удастся отделаться деньгами.

Правда, недавний визит лидеров «тройки» в Киев, похоже, несколько изменил общую диспозицию. Там они однозначно заявили, что устанавливать условия заключения мира, будет только сама Украина, а переговоры за ее спиной с Россией были категорически исключены.

Более того, правительство ФРГ опубликовало план своих дальнейших поставок: современные системы ПВО IRIS-T SLM, 7 самоходных гаубиц PzH 2000 и запчасти к ним, 40 разведывательных дронов, 13 бронетранспортеров М113, 30 зенитных самоходных установок Gepard.

Насколько такое изменение подходов стало окончательным, должно было проясниться на прошедших в конце июня саммитах ведущих мировых структур. Сначала страны ЕС предоставили Украине статус кандидата на вступление в свой союз. Затем члены G7 договорились усиливать санкционное давление на режим Путина, чтобы лишить его экономических средств для продолжения агрессивной войны, и поддерживать Украину столько, сколько потребуется, оказывая ей финансовую, гуманитарную, военную и дипломатическую помощь.

Наконец, на саммите НАТО была одобрена новая стратегическая концепция Альянса, где Россия названа главной угрозой коллективной безопасности. Украине были обещаны переход в долгосрочной перспективе с советского оружия на натовское и оказание военной и финансовой помощи «так долго, как будет нужно».

Понятно, что в конечном счете большинство принятых решений, таких, как увеличение численности сил реагирования НАТО с 40 до 300 тысяч, наращивание военного присутствия Соединенных Штатов в Европе или вступление в альянс Швеции и Финляндии, будет так или иначе действовать в пользу Украины, но отсутствие конкретных мер означает как минимум задержку во времени.

Вдобавок предупреждение бывшего британского премьера Бориса Джонсона в адрес французского П0резидента Эммануэля Макрона о том, что в настоящий момент попытка уладить конфликт посредством переговоров приведет лишь к повышению нестабильности в мире, показало, что принципиальные разногласия до конца не исчезли.

 Можно, пожалуй, говорить о формировании на Западе более или менее отчетливого консенсуса: Киев является жертвой, Москва – агрессором, переговоры о мире, в том числе о восстановлении полной территориальной целостности Украины, возможны только после возвращения к положению на 23 февраля.

Можно также допустить наличие общего стремления привести Кремль в такое состояние, при котором он лишился бы возможности угрожать соседям.

Но при этом евроатлантический мир стоит в отношении России перед дилеммой: либо попытаться вернуть существовавшее положение, например, в надежде на появление в Москве нового Горбачева, либо приступить к кардинальному переформатированию всей системы международной безопасности с непредсказуемыми последствиями.

В последнем случае вероятность прямого столкновения с Россией существенно выше. Поэтому Запад хотел бы, чтобы война оставалась локальной, ограничивая поставку Украине тяжелых вооружений. И хотя признаков склонения его к жесткому сценарию все больше, окончательный выбор еще не сделан.

Мнение автора не обязательно отражает позицию проекта.

С учетом текущей политической обстановки в Беларуси автор предпочитает сохранять инкогнито.

Logo_руна

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here