Украина официально прекратила АТО: что это значит?

902

Вы прочитаете этот материал за 3 минуты

Изменения описания конфликта Украиной касается не только ребрендинга; это также поиск более успешной стратегии.

Официально завершена так называемая «Антитеррористическая операция» (АТО), которую украинские силы безопасности проводят в течение почти четырех лет. На первый взгляд это можно было бы истолковать как прекращение военных действий, унесших жизни более 10 000 человек. К сожалению, это не так, потери с обеих сторон растут. Однако АТО была заменена Операцией объединенных сил (ООС), которая, как бы намекает на некоторые важные политические и структурные изменения.

Небольшое, но существенное различие между ООС и ATO заключается в том, как территория конфликта теперь официально и юридически определяется. С начала АТО в 2014 году территория конфликта определялась как «зоны, контролируемые неправительственными структурами». Т.е. российское участие в дестабилизации восточной Украины не утверждалось. Это изменилось в соответствии с новой дефиницией ООС, и в настоящее время территория конфликта формально описывается как «временно оккупированные территории в Донецкой и Луганской областях, контролируемые российской оккупационной администрацией». Переключение внимания с «террористов» или сепаратистов и констатация участия России в их действиях дает четкий сигнал, что Украина намерена не только вернуть эти территории, но и официально обвинила Россию в разжигании конфликта.

Минские договоренности, заключенные между лидерами Украины, России, Франции и Германии в 2015 году в попытке остановить боевые действия, были реализованы лишь частично из-за сложной задачи согласования того, как поступить с сепаратистами. Их помилование, организация местных выборов и предоставление Донбассу «особого статуса», закрепленного в конституции Украины, считаются украинскими лидерами  слишком большими уступками в то время как международные границы Украины нарушаются Россией. Украинский аргумент всегда состоял в том, что территориальная целостность должна иметь приоритет над любыми «специальными» административными мерами, которые впоследствии могут быть применены. И хотя изменения в обозначении районов, не подконтрольных украинскому правительству, не повлияют на степень насилия, они проясняют позицию и возлагают вину за происходящее на Россию.

Начало ООС также влечет за собой значительные изменения в командовании и управлении. Путаница в начале конфликта, особенно бунты в ключевых городах, привела к тому, что Служба безопасности Украины рассматривала сепаратистов как террористический вызов, а не иностранное вмешательство. Но с началом ООС командование операцией переходит  Вооруженным Силам Украины. С военной точки зрения это имеет смысл. Большинство проведенных боевых действий не являются контртеррористическими операциями; они являются именно общевойсковыми боевыми действиями и поэтому должен быть соответствующий контроль и управление.

Ожидается, что это изменение дефиниций поможет в выполнении задач командования и даст украинским командирам больше возможностей. Постсоветские армии часто погрязли в бюрократизме и перегружены ненужными командно-контрольными функциями, поэтому следует приветствовать любой свежий подход, который приводит к сокращению ненужных элементов.

Переформатирование украинской операции на востоке должно было произойти гораздо раньше. Но отметим, что хотя украинское правительство теперь готово обвинить Россию в подрывной деятельности, Киев старается не акцентировать внимания, что он воюет с Россией. Таким образом, определенная двусмысленность сохраняется.

Адам Коффи, приглашенный сотрудник RUSI от британской армии, недавно вернулся из Украины, где работал в рамках операции  Великобритании по наращиванию возможностей партнеров

Logo_руна