Украина выбирает журавля в небе

907

Вы прочитаете этот материал за 7 минут

Киев ищет поддержку за океаном. Намерение стать членом Североатлантического альянса достаточно сильно обозначилось в Украине с первых дней обретения ею независимости. И в 2008 году на саммите НАТО в Бухаресте было официально заявлено о принципиальном существовании такой возможности.

Аннексия Россией Крыма и ее агрессия в Донецкой и Луганской областях привели к тому, что в украинской конституции был закреплен стратегический курс на получение страной полноправного членства в Альянсе, Североатлантический совет предоставил Украине статус партнера с расширенными возможностями. А в июне 2021-го лидеры НАТО подтвердили, что ей будет предоставлен соответствующий План действий.

В Киеве всегда понимали, однако, что в лучшем случае членство является лишь весьма отдаленной перспективой, которая в настоящий момент защиты от постоянной угрозы российского вторжения не обеспечивает. Поэтому продолжались поиски других возможностей укрепления обороноспособности государства.

В 2014 году Президент Украины Петр Порошенко обратился к США с просьбой о предоставлении Украине статуса основного союзника вне блока НАТО. Несмотря на то, что Президент Барак Обама ответил отказом, Сенат США поддержал данную инициативу. А в 2019 году уже Палата представителей Конгресса представила законопроект, предусматривающий в том числе положительный отклик.

Тем не менее, к успеху и это не привело. Скорее всего, потому, что ни Барак Обама, ни Дональд Трамп не хотели лишний раз раздражать Москву, к которой оба питали определенный пиетет.

Статус: привилегии и обладатели. Статус «Основного союзника вне НАТО» (Major Non-NATO Ally, MNNA) был введен в 1989 году в «Закон об иностранной помощи» от 1961 года, принятый с целью разработки и реализации программ по оказанию помощи развивающимся странам. Таким союзником может стать любая страна, не являющаяся членом Организации Североатлантического договора. Статус MNNA не предполагает тех же гарантий, которые даются членам НАТО, но указывает на важность двусторонних отношений для Соединенных Штатов.

Главные привилегии для MNNA:

— право на размещение на своей территории американских вооружений, военной и специальной техники;

— право на получение помощи в приобретении боеприпасов, в том числе оснащенных обедненным ураном;

— право на участие в совместных мероприятиях оперативной и боевой
подготовки на двусторонней или многосторонней основе при равном разделении расходов;

— право участвовать в конкурсе на определенные контракты США для содержания, обслуживания и ремонта военного оборудования;

— право на участие в совместных НИОКР;

— право на получение кредита, материалов и оборудования для разработки и тестирования результатов совместных исследований;

— право стран-союзников, расположенных на южном и юго-восточном флангах НАТО, на приоритетную поставку оборонной техники сверх установленных американских норм.

Наличие статуса не исключает других соглашений. Например, Япония и Республика Корея имеют с США и договоры о совместной обороне.

К настоящему времени статус «Основного союзника вне НАТО» получили:

— при Президенте Р.Рейгане – Австралия, Египет, Израиль, Республика Корея, Япония (все в 1987 году);

— при Президенте Б.Клинтоне – Иордания (1996), Аргентина и Новая Зеландия (1997);

— при Президенте Д.Буше-младшем – Бахрейн (2002), Таиланд и Филиппины (2003), Кувейт, Марокко и Пакистан (2004);

— при Президенте Б.Обаме – Афганистан (2012), Тунис (2015);

— при Президенте Д.Трампе – Бразилия (2019).

Страны, обладающие статусом MNNA, на карте мира.

Кроме того, без формального присвоения статуса его возможностями фактически пользуется Тайвань. Кандидатами на получение статуса помимо Украины являются также Молдова (с 1992 года) и Грузия (2008). Весьма символичным выглядит тот факт, что всеми ими заявки были поданы после осуществления против них Россией агрессивных действий.

Зачем MNNA нужны Америке.   Усиление военно-политического взаимодействия США с государствами за пределами НАТО началось с приходом к власти в 1981 г. Р.Рейгана, который приступил к укреплению существующих и созданию новых союзов в целях распространения американского влияния в мире. Он начал планомерную реализацию программы развития военно-промышленного комплекса США посредством быстрого и значительного увеличения расходов на военное строительство и НИОКР.

Тем самым США получили еще один инструмент для усиления своего влияния в ключевых для реализации национальных интересов регионах. При этом рассматриваемый статус юридически не требует защиты Америкой такого союзника в случае вооруженного нападения на него, что позволяет ей не быть втянутой в конфликт.

Вместе с тем следует отметить, что для достижения глобальных целей используются отнюдь не любые методы. Американское правительство может ограничить помощь странам, допускающим религиозную и образовательную дискриминацию, посягающим на свободу передвижения, участвующим в преследовании религиозных меньшинств, способствующим дискриминации по гендерному, расовому и этническому признаку.

Причем данные критерии играют важную роль. В частности, из-за них в Африке не имеют статуса Республика Джибути, где располагается единственная на континенте американская военная база, Кения и Уганда, участвующие в борьбе с «Аль-Каидой». В Латинской Америке – это Сальвадор, Никарагуа, Гондурас, Доминиканская Республика, предоставившие войска для ведения войны в Ираке. Не обладают им даже столь важные для американской политики Мексика и Саудовская Аравия.

В последнее время в Конгрессе все громче звучат призывы и даже появляются законодательные инициативы о лишении данного статуса Пакистана. Причины заключаются в его особых отношениях с Китаем, а также в информации ЦРУ, что Исламабад создал, поддерживает и тренирует террористическую группировку Хаккани, наряду с «Талибаном» совершавшую кровавые вылазки на территории Афганистана.

Эффективность определяется партнерами. Статус предоставляет его обладателям одинаковые дополнительные возможности, однако в силу различных обстоятельств те используют их по-разному. Гипотетически любая страна, являющаяся MNNA, может получить истребители F-35 или противоракетные системы Aegis, но это вовсе не значит, что она непременно будет их иметь.

Особое место среди MNNA занимает Израиль, даже не имеющий соглашения с США о коллективной обороне. Он получает 60% от общего объема всех программ военной помощи США иностранным государствам, а в сентябре 2016 года появились сообщения о рекордной сделке – выделении Иерусалиму на эти нужды USD 38 млрд в течение десяти лет. Правда, с обязательством расходовать их только на американские вооружения.

К числу наиболее успешных обладателей статуса относятся также Япония и Республика Корея. Помимо прочего, на их территории размещены базы США, обеспечивающие сдерживание угроз со стороны Китая.

На другом полюсе находится Афганистан, получивший статус в обмен на разрешение о размещении американских войск. Что, как показала практика, его не спасло.

То есть для полноценной реализации статуса основного союзника США вне НАТО сам союзник должен прилагать серьезные усилия и вкладывать значительные ресурсы.

Украинская дилемма. По мнению украинских экспертов, в рамках MNNA страна может претендовать на размещение военных запасов, получение дополнительных оборонительных средств и боеприпасов (в том числе с обедненным ураном, например, танковых снарядов), материалы и аппаратуру для совместных исследований, контракты на ремонт американского оборудования.

Поэтому попытки получить статус были продолжены. Однако у нынешних киевских властей возобладал иной подход, и 8 сентября 2021 года Верховная Рада по настоянию правительства и МИДа соответствующее обращение к США отклонила.

Аргументы в основном сводились к тому, что Украина уже и так имеет больше возможностей, чем мог бы дать статус. А в качестве негативного примера приводился опыт Афганистана.

Действительно, у Киева с Вашингтоном уже есть рамочное соглашение о стратегических основах оборонного партнерства и ряд дополнительных. Так что теперь лейтмотив взаимодействия с Альянсом выглядит так: «Украина будет основным союзником США в НАТО, а не вне НАТО».

Существуют, впрочем, соображения и в пользу иной позиции. Если, скажем, украинское руководство смущает, что ни один из MNNA не стал членом Альянса, то, насколько известно, никто из них на это и не претендовал…

Кроме того, в свете ведущихся в последнее время в странах НАТО дискуссий на тему «стоит ли умирать за Нарву» нет уверенности, что блок реально станет защищать Украину даже в случае ее присоединения.

Выбирая, условно говоря, между синицей в руках (MNNA) и журавлем в небе (членство в НАТО), Киев рискнул пойти на последний вариант. Но насколько этот выбор окажется правильным, ясности пока нет.

Logo_руна