Ukrainian Defense & Security Forum

1022

Вы прочитаете этот материал за 6 минут

27-го апреля в Киеве прошел Ukrainian Defense & Security Forum. Мероприятие собрало руководителей предприятий ВПК и силовых ведомств Украины, экспертов в области безопасности, представителей дипломатического корпуса, ВПК ряда стран ЕС и Турции, функционеров  НАТО. 

Предлагаем вашему вниманию наиболее интересные идеи и высказывания, прозвучавшие в выступлениях участников.  

Российско-украинская война. Минский переговорный процесс – лишь инструмент Нормандской четверки и самостоятельного значения не имеет. Россия использует серьёзные рычаги давления на Украину. При этом опыт переговоров показывает, что в качестве аргументов Москва воспринимает  только военную силу, наличие ресурсов, экономическую мощь, а не ценностные факторы.

Война поставила Украину перед дилеммой: как обеспечить функционирование демократических принципов в ходе противостояния с врагом, который демонстративно эти принципы игнорирует. И это крайне тяжелая ситуация, когда страна ведет борьбу не только на внешнем фронте, но и на внутреннем, против агентов политического влияния.

Насколько известно Президентом Украины подписан указ о введении  военного положения. Однако режим вступает в силу только с момента его утверждения Верховной радой. Чего пока не произошло.    

Есть четкое понимание того, что реинтеграция Донбасса произойдет не скоро. На оккупированных территориях весьма живучи разного рода антиукраинские фобии.  При восстановлении украинской власти, последнюю на этих территориях ожидает масса неприятных сюрпризов от местного населения: стоит помнить, что могилы есть по обе стороны фронта.

Оккупированная территория используется Россией для опробования новых средств вооружения и военной техники, а также способов ведения войны.

Россия воюет не только против Украины. Но против Запада в целом. Наблюдается смещение российской активности с непосредственно военных шагов, в сферу специальных операций, деятельности спецслужб и использования медиа-ресурса.  Стоит отметить, что российский медийный сектор практически превратился в медийные войска.

Состояние и перспективы развития ВПК Украины. Украина переходит к многолетним госзаказам продукции для нужд обороны, что помогает видеть всю картину оборонного строительства четче, позволяет производителям планировать бизнес-процессы на более длительные периоды. Следующим шагом является переход к закупке военной техники сразу в рамках всего жизненного цикла. Отработан механизм госгарантий производства военной техники, что позволяет привлекать в сектор кредитные ресурсы.

Для наращивания возможностей ВПК Украине предстоит решить ряд проблемных вопросов: восстановление производственных мощностей (износ производственных фондов порядка 70% в целом по сектору), модернизация станкового парка; разработка новых технологий и внедрение их в производство; импортозамещение.

Потребности в БПЛА поля боя удовлетворены за счет преимущественно частного сектора. Что касается ударных БПЛА, то работа над ими идет с опорой на те страны, которые имеют соответствующий опыт.

Крайне важный вопрос развития ВПК – стандартизация продукции. Что само по себе вызов для промышленности. Но ещё важнее – верификация продукции, подтверждение её соответствия заявленным стандартам.  Нужен орган сертификации, лаборатория, оборудование для проведения исследований, профессионалы. Все это должно быть аттестовано. И займет порядка 3-х лет. Либо следует использовать услуги западных лабораторий.  Чтобы понимать цену вопроса: отстрел образца брони одной машины – EUR 45 тыс.; проверка на подрыв одного образца техники – EUR 900 тыс. Кроме этого, западные лаборатории могут быть предвзяты, т.к. заинтересованы в защите своих производителей. Сертификация и стандартизация – технически и организационно сложный процесс. И одно предприятие ВПК это не вытянет. Необходимо объедение усилий в рамках некоей корпоративной структуры.

Большой проблемой является ведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР). Во времена СССР в Украине проводилось до 40% разработок в области ВПК. Сейчас способность к НИОКР снизилась радикально. Однако даже в сегодняшних условиях бюджет Украины не в состоянии полностью реализовать потенциал национальной науки и исследователей. Таким образом, необходимо привлечение сторонних инвестиций, в том числе зарубежных. Что в свою очередь создает потребность в создании эффективной системы защиты интеллектуальной собственности.   

О защите интеллектуальной собственности – патенты в настоящее время в качестве защитного инструмента не работают. Если вы хотите, чтобы ваша оригинальная разработка была клонирована китайцами — получайте патент. В КНР внимательно изучат все документы, и высока вероятность – «случайно» создадут такой же продукт. Только дешевле.   

Военная реформа и взаимодействие с НАТО. Создана система защищенного электронного документооборота между Минобороны Украины и другими ведомствами.

В 2016 контракт с ВСУ подписали 70 тыс. военнослужащих.

Отмечается беспрецедентный динамизм отношений Украина-НАТО. Кооперация в части развития ВПК, усиление обороноспособности Украины — приоритет внешней активности Альянса. Украина признается ключевой страной для евроатлантической безопасности.

НАТО — это не только техника. Это прежде всего – ценности и культура межведомственного взаимодействия. И в этой части изменения наиболее сложные, т.к. требуют глубины.

В рамках реформы Минобороны Украины возник ряд проблем. Одна из которых — финансовая некомпетентность. Речь идет не просто о закупках, а о компетенциях в области ведения контрактной деятельности (наилучшие для заказчика условия закупки, контроль исполнения контрактов, качество).

Новые люди – это не всегда решение проблемы. В Минобороны Украины пришло много новых людей. Но вопрос к качеству этих кадров: многие не имеют электронной почты и не знают что такое Google Earth.

Военно-техническое сотрудничество. Больной для Киева вопрос. Особенно, если это связано с трансфером оборонных технологий в Украину. Препятствием выступают ряд причин объективного и субъективного характера. В т.ч. и давление России на потенциальных доноров технологий, и не способность украинского руководства добиться исполнения подписанных соглашений в этой области.

Новый сектор услуг. Существует идея использовать имеющийся у Украины потенциал ветеранов войны посредством либерализации законодательства в области частной охранной и связанной с безопасностью деятельности. Что  создаст условия для формирования развитого сектора ЧВК. И станет важным источником экспорта услуг (в области безопасности).

Кибербезопасность. Эти вопросы привлекают особое внимание. В этой сфере существует ряд проблем, которые остаются нерешенными. Отсутствует четкий понятийный аппарат. Нет внятной  классификации кибератак по степени опасности для национальной и общественной безопасности. Так, в Украине фиксируется ежемесячно порядка 70 тыс. кибератак различного характера. Их них по пальцам одной руки можно пересчитать те, которые представляют реальную опасность. Отсутствие классификации кибератак означает отсутствие критериев, позволяющих принимать решение о государственном реагировании в отношении их инициаторов. Атака на сайт Минбороны представляет опасность для государства? А на сайт Министерства культуры? Нет понимая грани, за которой кибератаки превращаются в агрессию против страны. И создают условия для задействования силовых механизмов.

Между тем, ситуация динамична. Создан новый род войск — кибервойска. В ФРГ они насчитывают 13,5 тыс. человек, в КНР-180 тыс.

Стоит обратить внимание на опыт Турции в создании национальной системы кибербезопасности. Там активно развивают частно-государственное партнерство в этой сфере. Сформирован перечень из десяти стратегически значимых программных продуктов, которые должны разрабатываться от начала и до конца собственными силами. Среди них – национальная операционная система. И хотя это потребовало серьёзных вложений и усилий, в настоящее время Турция имеет собственный программный продукт, который обеспечивает не только безопасность страны, но и начал предлагаться зарубежным потребителям.

Logo_руна