Уроки «Игры престолов»: разведка

657

Вы прочитаете этот материал за 7 минут

Когда я начал писать об «Игре престолов», мои коллеги обратили внимание на мастера шпионажа лорда Вариса и интригана Мизинца, которых мы могли бы назвать планировщиками операций. Но информация шпиона и паутина интриг сами по себе не являются разведкой.

Цель разведки — предложить лучшие решения. Роль офицера разведки заключается в том, чтобы способствовать пониманию лица, принимающего решения, и выявлять неявные связи. В «Игре престолов» эту функцию выполняет орден мейстеров, тех парней, которые носят цепи на шеях и консультируют  лордов и дам Вестероса. Их цепь символизирует примат служения стране — весьма современную концепцию – а не лорду.

Возьмите мейстера Лювина из Винтерфелла, самого доверенного советника правящей семьи Старков, который наблюдает, как узурпатор Теон Грейджой убивает оставшихся детей Старка и узурпирует дом их предков. «Я не горю к тебе великой любовью, — говорит Лювин Грейджою, — но я не могу и ненавидеть тебя. Даже если бы я это сделал, пока ты держишь Винтерфелл, я буду в силу своей клятвы давать тебе советы».

Как и разведывательное сообщество США, репутация мейстеров связана с их аполитичностью. Они расторгают все личные узы и клятвы, не имеют земель и не заводят детей, что выводит их из одноименной игры престолов.

Известные как «рыцари разума», мейстеры, вероятно, ближе всех в Семи Королевствах к понятию ученых. Как и лучшие офицеры разведки, они междисциплинарны. Хотя многие предпочитают специализироваться в определенных областях знания на протяжении всей жизни, в общем они сохраняют целостный подход к познанию. Каждый предмет, который они осваивают, становится новым звеном в цепях, которые они носят, с разными металлами, символизирующими специальность — например, золото для экономики или железо для военного дела.

В этом отношении, мейстеры близки к идеальной модели разведки Шермана Кента, состоящей из элитных исследователей, которые блюдут чистоту своих рядов и не позволяют политическим воззрениям омрачать их суждения.

Конечно, как и у американского разведсообщества, у ордена есть проблемы, некоторые из них очень похожи на наши. Несмотря на стремление мейстеров к независимости, в их структуре и назначении присутствует политика. Лидеры ордена решают вопрос направления своих членов в замки Семи Королевств, чтобы консультировать их правителей. Если в замке нет своего мейстера, он (замок) не считается достаточно значимым, чтобы его заслужить.

Будучи человеческим институтом, не все мейстеры столь же вдохновляющие, как Лювин. Например, зловещий королевский советник по безопасности Кибурн, бывший мейстером и лишенный своего звания за неэтичное поведение. Кибурн, будучи в милости королевы, пытается подорвать авторитет мейстеров, поддерживая ее цели. Там есть этическая аллегория о рисках политизации разведки и использования своего положения для наказания политических оппонентов.

Цитадель — штаб-квартира мейстеров — вдохновлена ​​Великой Александрийской библиотекой. Она содержит огромную астролябию. Здесь также находится воронье гнездовье, из которого эти птицы, несущие сообщения, улетают во все уголки Вестероса. Прямая параллель с огромными центрами данных Агентства национальной безопасности.

Во всяком случае, Цитадель — буквально башня из слоновой кости; не  завуалированная критика элитарности, которую представляет мейстерский орден. Ко времени событий, описанных в сериале, их репутация была в упадке. Многие считали их отстраненными от страданий обычных людей, их мудрецы погрязли в бесконечных дебатах по мелочам, как и многие реальные эксперты национальной разведки (США).

Ситуация напоминает более мрачные периоды в истории разведсообщества — например, в конце 1970-х годов, когда старший аналитик в Лэнгли высокомерно заявил: «Не имеет значения, читают ли документы ЦРУ в центре города (Вашингтона); это то, во что верим мы». Бывший директор Центрального разведывательного управления того периода и Министр обороны Роберт Гейтс писал: «ЦРУ знало, как проводилась внешняя политика в каждой стране, кроме одной — нашей».

В «Игре престолов» этот вид неуместности воплощается в Великом Мейстере Пицеле. Грубая параллель с нашим директором национальной разведки, Великие Мейстеры являются старшими советниками исполнительной власти по разведке; они заседают в эквиваленте Совета национальной безопасности. На практике они обладают небольшим реальным авторитетом и могут быть легко проигнорированы решительным правителем. Пицель хуже, потому что он не только неуместен, но и порочен, жаден и плетет заговоры. Тем не менее, он считает, что его совет является самым важным в королевстве, а сам он — самым умным человеком в любом кабинете.

В конце концов Сэмвелл Тарли, мнимый мейстер Ночного Дозора (и, возможно, истинный главный герой всего сериала), прибывает в Цитадель, чтобы получить знания мейстеров, которые помогут выиграть войну против Белых Ходоков, неизбежную и реальную угрозу для царства. Сэм, добродетельный аутсайдер, больше озабочен результатом, чем процессом, и быстро расстраивается из-за правил «приема на борт»: зубрёжка, монотонный труд, унизительные обязанности по уборке.

Он еще более разочарован бесконечными обсуждениями значения полевых отчетов. Он стремится получить необходимые знания, которые, как это часто случается в нашем собственном разведывательном учреждении, запретны для него. Сэм в основном крадет секретную информацию и хранит ее дома, и это не тот метод, который стоит поощрять. Но его разочарование в архаичной системе управления знаниями ордена, возможно, понятно.

Очевидно, что существует много различий между мейстерами и разведсообществом. Но в обоих случаях необходимо иметь полномочия использовать свое суждение, чтобы делиться секретами с теми, кому необходимо знать их для выполнения своих собственных задач и достижения целей страны. В обоих случаях запрещено обходить процедуры или разрабатывать обходные пути через громоздкие и часто устаревшие правила.

Офицеры разведсообщества должны обладать ненасытным любопытством и всегда оставаться недовольными узкими компетенциями. Если задача состоит в том, чтобы разобраться во все более сложном мире, мы не сможем сделать это, зная только одну проблему или регион. Вместо этого мы должны чувствовать себя комфортно в ситуации неопределённости, быть способными оперировать в нескольких сферах одновременно, предоставляя конкретику для получателей развединформации.

Наконец, входящая информация должна перевешивать исходящую. Другими словами, не имеет значения, сколько отчетов мы напишем в башне из слоновой кости, если не будем время от времени спускаться, чтобы встретить получателей развединформации, не важно где они находятся: в окопах конкуренции или конфликта. Разведка имеет прикладное значение и не может быть ценностью сама по себе. В отличие от академии мейстеров, мы в разведсообществе не стремимся к знаниям ради знаний, но стремимся дать преимущества руководителям государства.

С незначительными сокращениями

Захария Тайсон Браун — офицер разведки и ветеран армии США, консультирующий канцелярию Министра обороны, Defense one

Logo_руна