Внутреннее положение: оппозиция и протестное движение.

1936

Важнейшие события месяца. Безусловно, ключевым событием сентября стала кампания по выборам в Национальное собрание. Несмотря на достаточно критический взгляд на действия оппозиции со стороны большинства наблюдателей, следует признать, что в целом, несмотря на отсутствие единой стратегии и традиционные внутриоппозиционные конфликты, оппоненты режима решили основные задачи, которые перед собой ставили. Во-первых, Национальное собрание не получило легитимности не только в глазах Запада, но и внутри страны, о чем свидетельствует уровень явки и то, с каким напряжением власти эту явку пытались обеспечить. Во-вторых, оппозиция  воспользовалась доступом к электронным СМИ для донесения своей позиции избирателям, хотя эта возможность и была использована с разным уровнем эффективности. В-третьих, несмотря на давление властей, удалось организовать наблюдение на значительном числе избирательных участков. Одновременно, прошедшая избирательная кампания выявила наиболее слабое место оппозиционных политических структур: недостаточную численность актива (о чем мы говорили выше) и зачастую его недисциплинированность, которая местами граничила с неуправляемостью.

Хотелось бы обратить внимание на крайне болезненную реакцию властей на кампанию бойкота (источникисточник), которая, надо признать, не стала ни массовой, ни заметной.

Динамика развития положения за месяц. В качестве примера успешной деятельности можно привести кампанию «За справедливые выборы — 2012». 17.09.2010 она заявила о намерении мобилизовать свыше 2 000 наблюдателей (источник). Фактически в наблюдении принимало участие свыше 1 600 наблюдателей в 36 избирательных округах (из 110) по всей стране. Отметим, что конкурирующий проект по наблюдению за выборами «Народный контроль — за честные выборы», как мы и предсказывали в Записке за февраль текущего года, оказался нежизнеспособен (источник).

Кроме того, участие в наблюдении принимали также и правозащитные структуры, которым, несмотря на их малочисленность и постоянное давление со стороны властей, удалось мобилизовать порядка 400 наблюдателей. Следует отметить, что именно правозащитные структуры наравне с независимыми СМИ  вынесли на себе основной удар властей после событий 19.12.2010. Фактически, они сумели сцементировать гражданское общество и оппозицию в наиболее критический период декабря 2010 года – марта 2011 года. Однако в настоящее время по нашему мнению существующие правозащитные структуры близки к пределу своего роста в силу политизированности.

В ходе прошедших выборов можно констатировать образование двух рабочих групп оппозиционных организаций. Первая из них имеет в качестве стержневых структур партии  ОГП и БХД. В координации с ними действуют «Молодой фронт», формально существующий «Беларуский рух», Независимый профсоюз работников радиоэлектронной промышленности, а также малочисленные Рада беларуской интеллигенции и «Европейская Беларусь».  Они уже объявили о начале кампании по информированию граждан Беларуси о реальных результатах выборов, то есть об их фактическом провале (источник). Стратегия данного фланга оппозиции видится в углублении отчуждения общества от властей и не допущении внутренней легитимации режима.

Вторую группу формируют Рух «За свободу» (далее по тексту РЗС), кампания «Говори правду!» и блок общественных организаций, объединенных вокруг В. Мацкевича (источник). С высокой долей вероятности можно предположить присоединение к ним малочисленной Беларуской партии зеленых. Отметим, что процесс политизации неполитических организаций в беларуских условиях носит вполне закономерный характер и постоянно стимулируется властями. Последние стремятся поставить под свой контроль всю общественную активность. Таким образом, изменение внутриполитической ситуации становится условием выживания негосударственных общественных организаций. А такое изменение, следует признать прямо, возможно только через смену режима.

Несколько особняком стоят Партия БНФ и «Справедливый мир». Однако БНФ имеет тесные рабочие контакты с РЗС, а у руководства «Справедливого мира» неприязненные отношения с лидером БХД В. Рымашевским, поэтому их коалиция со второй группой выглядит наиболее вероятной.

Следует отметить, что шансы объединения всей оппозиции к началу избирательной кампании 2015 года ничтожно малы: не стремятся к такому союзу сами оппозиционные лидеры, которые ссылаются на негативный опыт предыдущих коалиций. Напомним, что для беларуской оппозиции традиционно основой объединения являются личные отношения лидеров и перспективы получения внешней поддержки. Беларуские политические организации пока ограничиваются общими заявлениями о необходимости консолидации в свете выборов 2015 года и воздерживаются от официального оформления коалиционных соглашений. В настоящее время можно говорить лишь о процессе формирования рабочих коалиций. 

Прошедшие выборы послужили основанием для утверждения отдельными беларускими аналитиками о проигрыше оппозиции по причине её неспособности объединиться. На наш взгляд, подобное утверждение лишено оснований: сценарий кампании, проводимый властями, в принципе не предусматривал возможность попадания оппозиционных кандидатов в Палату представителей. В этой ситуации наличие или отсутствие единой стратегии оппозиционных организаций в принципе ни на что не могло повлиять. Безусловно, в ходе текущей выборной кампании оппонентами режима были допущены просчеты, важнейшим из которых является выдвижение кандидатов через партийные структуры, а не путем сбора подписей. Также ошибочно выводить низкий интерес населения к прошедшим выборам из разобщенности оппозиции: в условиях Беларуси, когда официальный результат выборов, никак не зависит от стратегии политических акторов, избиратели не могут рассматривать избирательный процесс как механизм выражения собственных интересов. Пожалуй, дискуссия оппозиционных лидеров о стратегии участия в кампании была единственным фактором, который вообще поддерживал хоть какой-то интерес к процессу со стороны части беларусов.

Сомнительным также представляется утверждение об отсутствии единства как негативном факторе. Реалии оппозиционной политики таковы, что любое коалиционное строительство, говоря образно, значительно увеличивает количество политических «генералов» и ничтожно – рядовых активистов. В настоящее время при всей противоречивости ситуации, конкуренция тактик и стратегий оппозиционных структур является важным стимулом качественного роста оппозиции. По крайней мере, это можно наблюдать по процессам, которые идут внутри самих заинтересованных структур.  Именно фактор конкуренции позволил реанимировать «Народную программу» и создать на ее платформе адекватную концепцию преобразований. Разработкой собственной программы занялась также БХД. Безусловно, это мало заметно для общества, однако крайне важно для самих организаций, для их внутреннего развития и консолидации.

Следует отметить полное отсутствие видимой деятельности политической эмиграции 2010-2011 годов. Похоже, наиболее радикальные оппоненты власти взяли паузу, либо же окончательно утратили дееспособность.

Выводы. Основным итогом кампании стало понимание того, что способность вовлечения новых людей в деятельность политических организаций – их наиболее слабое место. Политический промоутинг присутствует только у кампании «Говори правду!». Остальные субъекты политической оппозиции больше рассчитывают на узнаваемость своих брендов или лидеров, рекрутинговая работа как таковая отсутствует напрочь. Результаты этого можно было наблюдать по деятельности в 101-м избирательном округе, где БНФ, РЗС и «Говори правду!» организовали бойкот. Три структуры смогли выставить только порядка 50 наблюдателей на избирательные участки. 

Таким образом, основной задачей оппозиции в ближайшие два года видится наращивание своей численности за счет включения в работу новых людей, а не перетекания нынешних активистов из организации в организацию.

Следует отметить, что в настоящее время оппозиция может перехватить у власти социальный популизм: не имея возможности в обозримой перспективе прийти к власти, оппозиции не потребуется и отвечать за данные обещания.

Из-за политизированности существующих правозащитных структур многие беларусы, особенно в регионах, избегают обращения за помощью к правозащитникам. Между тем, именно в регионах уровень доступности квалифицированной юридической защиты по жилищным, социальным, трудовым вопросам и вопросам, вытекающим из отношений государственного управления крайне низкий.  Таким образом, объективно существует спрос на новый правозащитный бренд, ориентирующийся на обозначенные области правоотношений и развивающий свою работу преимущественно в беларуских регионах.

Logo_руна