Внутреннее положение: устойчивость государственной власти.

601

В течение марта месяца беларуские власти демонстрировали не просто несговорчивость в противостоянии с Западом, но и откровенно провоцировали ЕС на встречные жесткие шаги. При этом, поведение беларуских властей выглядело откровенно плохо просчитанным, что свидетельствует о низком уровне подготовки управленческих решений даже в высшем эшелоне.

Одновременно руководство страны впервые за долгое время вынуждено было защищаться от обвинений оппозиции, связанных со строительством совместно с Китаем индустриального парка в Минской области.

В целом можно сказать, что ожидаемое беларускими властями обострение отношений между Россией и Западом по результатам президентских выборов в соседней стране не оправдались. Реакция США и ЕС была скорее позитивной, поздравления В. Путина в связи с избранием на пост Президента со стороны западных стран последователи быстро, никакой широкой дискуссии относительно честности и прозрачности выборов не было. Таким образом, расширения поля политического маневра для беларуских властей (на что надеялись в Минске) не произошло и возврат к тактике «качелей» в настоящее время маловероятен. Также следует учитывать и то, что в процессе избирательной кампании В. Путиным были даны  обещания, которые потребуют дополнительного финансирования на уровне не менее 1,5% ВВП. В настоящее время ценовая конъюнктура на российское минеральное сырье способствует притоку денег в казну, однако нестабильность на мировых рынках сырьевых товаров может повлечь снижение поступлений и необходимость для В Путина изыскать дополнительные источники финансирования своих программных обещаний. При этом одним из них может быть урезание ренты Беларуси. При ожидаемом снижении стоимости калийных удобрений и фактическому закрытию западных рынков заемного капитала для Беларуси по политическим мотивам единственным источником компенсации выпадающих доходов становится приватизация государственной собственности. Однако, санкции со стороны Запада вызывают понижательное давление на стоимость беларуских активов. С другой стороны, сохранение государственного сектора экономики традиционно и небезосновательно рассматривается беларуским режимом как гарантия сохранения контроля за внутриполитической обстановкой в стране. Как мы ранее уже неоднократно указывали, государство является основным работодателем в большинстве беларуских регионов и угроза увольнений активистов и членов их семей используется в качестве методов политической борьбы.

Касательно перспективы приватизации государственной собственности отметим, что ожидаемый рядом аналитиков её номенклатурный характер нам представляется весьма маловероятным. Номенклатура выступает скорее как коллективный оппонент А. Лукашенко и его ближайшего окружения, на что нами ранее неоднократно указывалось. Сомнительно, чтобы в этой ситуации правящая группа пошла на усиление позиций своего вероятного противника.

В марте власти приступили к выполнению ранее озвученной угрозы ограничить выезд ряда деятелей оппозиционного движения из Беларуси. Следует отметить, что эффективность этой схемы во многом сомнительна в силу открытой границы с Россией. Даже если Россия будет выполнять запросы беларуской стороны на ограничение выезда в третьи страны через свою территорию, ни что не мешает оппозиции проводить свои встречи и мероприятия на её территории вне контроля беларуских властей. Особо отметим, что официально ни одно ведомство не взяло на себя ответственность за формирование списка невыездных оппозиционеров. Последнее, с одной стороны, можно рассматривать как тактический прием властей с целью запутать процедуру оспаривания запрета на выезд, а с другой может являться проявлением позиции чиновников, не желающих связывать свои имена с откровенно одиозным решением. В целом,  ограничение выезда будет иметь прямо противоположный эффект: к персонам, подпадающим под санкции властей, будет привлечено дополнительное внимание зарубежных партнеров, что может повлечь расширение ресурсной базы их деятельности. Таким образом, то, что задумывалось как акт репрессии в отношении оппонентов режима в итоге приведет к их усилению.

17.03.2012 стало известно о расстреле В. Ковалева (а позднее и Д. Коновалова), признанного виновным в совершении террористического акта 11.04.2011 в Минске. Данное решение имеет политические последствия. В условиях, когда нет однозначного мнения относительно полноты и объективности предварительного расследования и состоявшегося судебного процесса, а правоприменительная практика по исполнению высшей меры наказания в Беларуси такова, что между вступлением приговора в силу и его исполнением может пройти несколько лет, такая поспешность будет играть на руку сторонникам теории организации теракта властями. Со своей стороны напомним, что ранее в качестве непосредственного организатора взрыва в минском метро комментаторами назывался сын А. Лукашенко Виктор. Естественно, никакого обоснования в подтверждение не приводилось.  Однако исполнения приговора в отношении осужденных Ковалёва и Коновалова будет способствовать новой информационной волне по обвинению властей в причастности к преступлению и попытке укрыть следы. Совершенно очевидно (и для властей в том числе), что расстрел Ковалева и Коновалова означает проигрыш в борьбе за общественное мнение. В этом случае возникает вопрос о причинах, побудивших власти пойти на очевидно негативное по последствиям решение. Также отметим, что до получения информации о казни В. Ковалева, в информационном пространстве Беларуси была предпринята кампания, цель которой было объяснить невозможность помилования осужденных необходимостью сохранения политического авторитета власти. Источниками явились лица, ранее обвиняемые в сотрудничестве с беларускими спецслужбами в части распространения информационных «вбросов».

Совершенно очевидно, что и расстрел Ковалева и Коновалова, и давление на оппозиционных политиков не оставили Западу иного выбора кроме дальнейшего расширения ограничительных мер (23.03.2012) и жесткой риторики в виде принятой резолюции Европарламента.

Сразу после принятия ЕС 23.03.2012 очередного пакета санкций в отношении представителей беларуских властей и предпринимательских кругов беларуские аналитики (как проправительственные, так и оппозиционные) признали санкции неэффективными, так как они не приведут к параличу бизнес-структур в отношении которых были введены. Между тем, нет никаких оснований полагать, что ЕС, принимая данное решение, рассчитывал на подрыв деятельности попавших в «черный список» предприятий. Последствия санкций станут чувствительны в среднесрочной перспективе в виде закрытия западных рынков заемных капиталов. Кроме того, общие репутационные потери страны огромны: на планах Правительства привлечь к приватизации беларуских государственных активов в сфере машиностроения корпорации с мировым именем, располагающие соответствующим технологическим заделом, можно поставить крест.

Относительно решения ЕС от 23.03.2012 отметим два момента. Во-первых, так как событие было ожидаемо, беларуская сторона использовала жесткую риторику, угрожая соразмерным ответом. Ответ оказался соразмерен возможностям: Беларусь ввела запрет на импорт скота из Евросоюза. Во — вторых, решение Евросоюза не удовлетворило ни одну из трех групп активных внутриполитических игроков в Беларуси: власть и оба крыла оппозиции (радикальное и умеренное). Причины неудовлетворенности властей очевидны. Умеренная оппозиция опасается, что решение ЕС повлечет усиление роли России. Радикалы в свою очередь недовольны ограниченностью принятых мер. При этом все три группы в определённой мере неадекватно оценивают внешнеполитическое положение Беларуси, так как рассматривают её в качестве ключевого государства региона в котором заинтересованы и Запад, и Россия. Данный тезис ошибочен: Беларусь является периферийным государством, находящимся, надо признать откровенно, на задворках международной политики. Соответствующее положению на геополитической арене отношение и можно наблюдать. Касательно России, Беларусь по нашему мнению интересна только в силу трех причин:

— претензии на великодержавный статус требуют наличия союзников;

— Беларусь выступает в виде своеобразной рекламы интеграционных проектов в рамках СНГ для Украины;

— представители российских финансово-политических кругов заинтересованы в приобретении некоторых беларуских государственных активов на максимально привлекательных для себя условиях.

В связи с этим ожидания внешнеполитической битвы за Беларусь не обоснованы. Более вероятно, что нашу страну могут счесть «чемоданом без ручки» и предоставить самой себе.

Отметим, экономические санкции и визовые ограничения не единственная сфера, где Запада может создать проблемы беларуским властям. В силу Конвенции ООН об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте (Конвенция Эспоо) ЕС может заблокировать строительство беларуской АЭС. Данный акт ратифицировали непосредственно ЕС и 47 стран, большинство из которых входят в ЕС либо являются кандидатами на вступление в объединение. Таким образом, теоретически вероятность блокирования строительства АЭС посредством международно-правовых процедур высока. По-нашему мнению, спор вокруг строительства Беларусью АЭС носит характер коммерческого противоборства: в регионе ведется строительство либо планируется введение в строй четырех АЭС (Польша, Россия, Беларусь и страны Балтии). При этом, три последних проекта ориентированы в том числе на экспорт вырабатываемой электроэнергии на рынки региона. Несмотря на прогнозируемый рост спроса на электроэнергию, введение в строй сразу четырех объектов атомной энергетики может привести к превышению предложения над спросом и снизить коммерческую привлекательность проектов. С учетом масштабов привлекаемых инвестиций, перспективы экспорта электроэнергии являются важным фактором при определении окупаемости проектов. В ином случае, расходы по обслуживанию займов, направленных на строительство АЭС тяжелым бременем лягут на государственные бюджеты стран заказчиков. Применительно к Беларуси и трем странам Балтии это бремя может стать неподъемным. Оптимальным вариантом могло бы стать объединение проектов и создание четырёхстороннего консорциума (Беларуси и прибалтийских государств) по строительству и эксплуатации АЭС. Однако данный вариант не рассматривался по политическим мотивам.

Отметим также еще один момент, связанный со сворачиванием беларуско-европейского партнерства: прекращение финансирования из фондов ЕС совместных программ в Беларуси, которые являлись источником обогащения для ряда представителей беларуской номенклатуры посредством трудоустройства в рамках данных программ на привлекательных финансовых условиях  своих родственников и членов семьи. Все это имело место с ведома и одобрения европейских функционеров; фактически речь шла об опосредованной покупке лояльности высокопоставленных беларуских чиновников Европой.

В марте стало очевидно, что с интеграцией на постсоветском пространстве далеко все не радужно, и единства в подходах нет даже у ближайших союзников по Таможенному союзу. Последнее проявилось на саммите Евразийского экономического сообщества 19.03.2012.  В целом, перспективы евразийской интеграции имеют далеко не те последствия, на которые рассчитывал официальный Минск. Достаточно сказать о неослабевающем давлении на Беларусь с целью ввести самоограничение экспорта молочной продукции в Россию. В целом, вопреки официальной риторике, Россия не считается надежным партнером для беларуских властей. Однако проблема последних в том, что внешних партнеров уже практически не осталось.

Кампания «Говори правду!» продолжила наступление на Беларуско-китайский индустриальный парк и инициирует проведение местного референдума на территории Смолевичского района Минской области относительно согласия населения на строительство парка (источник). Совершенно очевидно, что власти ни при каких условиях не допустят его проведения, так как результат его заведомо известен: никакие обещания и заверения не смогут побороть предубеждение беларусов относительно китайцев. В целом, ситуация с китайскими инвестициями позволяет оппозиции перехватить у властей их излюбленную тематику патриотизма. Фактически, если чиновники продолжат действовать без учёта мнения местного населения, то сами рискуют получить ярлык «пятой колонны» и предательства национальных интересов. Негибкость позиции власть предержащих способна спровоцировать ожесточение местного населения и более активные протесты. Применение же силы против собственных граждан с целью защиты интересов иностранных инвесторов с сомнительной репутацией для руководства страны будет равносильно политической катастрофе. На текущий же момент можно констатировать информационное поражение властей от оппозиции.

14.03.2012 стало известно о том, что британская юридическая фирма «McCue & Partners» 06.03.2012 обратилась с запросом в Министерство юстиции Италии в связи с предполагаемым визитом в эту страну Председателя КГБ Беларуси В. Зайцева. В запросе содержится просьба пояснить факт визита беларуского чиновника в Италию и причины, по которым (если визит имел место быть) он не был арестован в соответствии с международными  актами ООН. Британские юристы обвиняют В. Зайцева во взятии заложников и пытках противников режима. Фирма «McCue & Partners»  действует от имени семей репрессированных.

Ранее мы неоднократно указывали на возможность подобного развития событий, когда беларуские чиновники могут быть привлечены к ответственности на основании правила универсальной юрисдикции, признаваемого рядом стран Запада. Маловероятно, что подобные инициативы приведут к аресту функционеров власти в одной из западных стран в силу их дипломатического иммунитета. Однако, следующим шагом заявителей может стать подача исков о материальном возмещении вреда беларускими властями, что, гипотетически, может парализовать торговлю со странами Запада. При этом вероятен арест беларуских активов за рубежом. Не только государственных, но и частных, в случае если будут иметься подозрения в сотрудничестве собственника с беларускими властями, то есть всегда.

Logo_руна