Внутреннее положение: устойчивость государственной власти.

421

Продолжающийся экономический кризис выявил не только низкое качество управленческих решений, принимаемых властью, но и отсутствие согласованной позиции о путях преодоления кризисных явлений.

Одновременно, в июне беларуские власти перед лицом очередной информационной атаки со стороны России продемонстрировали полную неспособность вести информационное противоборство. Официальный Минск стремительно проигрывает собственное информационное поле.

Все это усугубляется ростом протестных настроений, которые перекинулись из столицы в регионы страны.

В течение июня де-факто государственные российские телеканалы (ОРТ, НТВ, РТР) практически ежедневно давали в эфир критические сюжеты о положении в Беларуси. Необходимо отметить, что материалы были объективны. Исключение составляет «Беларуское «чудо» (НТВ). Освещение ситуации в Беларуси главными российскими СМИ дали повод беларуским властям вновь говорить о наличии «угрозы с Востока».

На фоне экономической стагнации  активизировалось проявление протестных настроений в стране (молчаливые акции по средам). Особо следует отметить, что если в столице протесты носят скорее политический характер, то в регионах, особенно на западе страны – социально-экономический. При этом плотность выступлений в провинции (соотношение числа протестующих к числу жителей населенного пункта) значительно (местами в 3-4 раза) выше, чем в г. Минске.

Беларуская власть рассматривает социальные протесты как реальную угрозу устойчивости государства. Показательным в этом плане является ситуация вокруг производственного объединения «Беларуськалий»: на следующий день после появления информации о требованиях рабочих предприятия увеличить заработную плату под руководством А. Лукашенко было проведено оперативное совещание о перспективах развития компании.

В дальнейшем власти будут пытаться урегулировать социальные требования, не доводя ситуацию до открытого противостояния с одной стороны, а с другой, выявлять наиболее активных участников и лидеров протестов и оказывать на них давление с целью нейтрализации, вплоть до возбуждения уголовного преследования. При этом, по мере исчерпания источников для удовлетворения социально-экономических требований, у режима не останется иного способа кроме силового подавления.

В свете сказанного, расчет на то, что А. Лукашенко, вынужденный обратиться за финансовой помощью к МВФ,  пойдет на освобождение осужденных по делу 19.12.2010, представляется ошибочным. Подобный шаг может быть расценен как проявление слабости, а в данной ситуации власть будет стремиться продемонстрировать силу и способность контролировать ситуацию в стране. Руководство страны попытается разыграть карту «российской угрозы». Хотя Запад признает Беларусь находящейся в сфере привилегированных интересов России, это отнюдь не означает, что данное положение дел устраивает западные страны. Игра на ослабление позиций России на постсоветском пространстве продолжается, тем более, что сама Россия демонстрирует низкую способность влиять на процессы, протекающие в ее «зоне ответственности» в Евразии.

Преобразования, протекающие в беларуском обществе, объективно способствуют развороту страны на Запад. Фактически, единственная возможность предотвратить «перетекание» Беларуси — это смена существующего режима на пророссийский. Однако, с учетом нереальности военной интервенции, необходимости длительного подготовительного процесса, следует признать, что время работает против амбиций Москвы. Теоретически, проведение реформ под контролем МВФ, плюс международная помощь, помогут стабилизировать и выровнять ситуацию, поле чего начнется новый экономический рост, пусть и достаточно осторожный. Таким образом, у России осталось не более 2-х, максимум 3-х лет для привода во власть в Беларуси пророссийского лидера.

Нервное поведение беларуских властей, местами истеричное реагирование на информационную политику российских государственных телеканалов, косвенно свидетельствует о том, что они имеют основания считать угрозу российского вмешательства во внутриполитические процессы в нашей стране реальной.

При этом, режим находится в достаточно уязвимом положении. Вместо четкой и внятной антикризисной программы в высших эшелонах власти происходит поиск виновных. Причем делается это публично, что еще более подрывает доверие к способности руководства страны осуществлять эффективное управление, тем более в условиях внешнего давления. Против беларуского руководства играет крайне низкий уровень управленческого аппарата. Кадровый вопрос — слабое место беларуского госаппарата. Вопреки навязываемому беларускими государственными СМИ стереотипу о том, что «указания президента выполняются беспрекословно», факты свидетельствуют об обратном: по оценке Администрации, лишь около 1/3 поручений выполняется в полном объеме (т.е. надлежащим образом, в срок, в пределах выделенного бюджета).

Ситуация усугубляется отчуждением власти от народных масс, враждебностью к режиму со стороны населения. Похоже, беларуское руководство власти не питает иллюзий относительно реального уровня своей поддержки. Следует обратить внимание на смену риторики А. Лукашенко: так, если ранее он применительно к беларускому народу говорил «наш народ», «наши люди», то теперь в публичных выступлениях  все чаще звучит термин «они». По отношению к столице, минчане характеризуются как «свядомыя», что для А. Лукашенко означает крайнюю форму пренебрежения. 

В июне ЕС принят дополнительный пакет санкций в отношении беларуских властей и приближенных к ним бизнес — структур. Однако, эти санкции настолько малозначительны, несвоевременны и  не соответствуют угрозам, звучавшим в адрес официального Минска в течение последних шести месяцев, что соответствуют, скорее, выражению про гору, родившую мышь. Во всяком случае, влияние нового пакета санкций на положение в Беларуси нулевое.  

25 июня 2011 года состоялась телефонная беседа между А. Лукашенко и королем Испании Хуаном Карлосом. Официально было заявлено, что обсуждены вопросы двусторонних отношений и выстраивания взаимодействия по линии Беларусь – ЕС. Судя по последующим жестким действиям беларуских властей в отношении протестующих 29 июня, беседа была безрезультатной. 

Logo_руна