Внутреннее положение: устойчивость государственной власти.

623

Важнейшие события месяца. Важнейшим событием прошедшего месяца стала отмена визита делегации Европарламента в Беларусь. Причиной отказа стали условия, выставленные беларускими властями.

Отдельно следует отметить прозвучавшие в июле заявления со стороны еврочиновников о том, что без освобождения и реабилитации политзаключенных восстановление отношений невозможно. Эти заявления разбивают надежды беларуских властей, что с помощью профессиональных лоббистов, отдельных функционеров ЕС, представляющих постсоциалистические страны и бизнес-сообщества стран «старого» ЕС удастся обойти принципиально невыполнимое требование правовой реабилитации. Хотя в первой половине этого года и можно было констатировать понимание нереальности этого условия для режима со стороны Запада.

При этом беларуские власти демонстрируют заинтересованность в выборочном сотрудничестве в рамках программы ЕС «Восточное партнерство» (источник), параллельно требуя отмены ограничительных мер (источник). Требовательный тон официального Минска не следует рассматривать в качестве признака силы: активность беларуских дипломатов на западном направлении высока. Несмотря на сезон отпусков, интенсивность встреч и обменов делегациями со странами ЕС практически не снижается. Правда, результативность этой работы пока неочевидна.

Динамика развития положения за месяц. Говоря об отношениях Беларусь-Запад стоит подробнее остановиться на освобождении от отбывания наказания экс-кандидата в президенты Беларуси В. Некляева и И. Халип — супруги другого кандидата А. Санникова. Некляев и Халип были осуждены по результатам событий 19.12.2010. Ряд отечественных политологов расценил этот шаг властей как жест Западу, реакцию на отмену запрета на въезд в ЕС Министра иностранных дел В. Макея. Подобная оценка представляется ошибочной: участь Некляева и Халип была определена фактом применения отсрочки от отбывания наказания при вынесении обвинительно приговора. У властей было немного вариантов: направление для отбывания наказания осужденных, применение отсрочки, условное наказание. Оправдательный приговор был невозможен по определению. Если и говорить о жесте доброй воли, то только применительно к моменту вынесения решения суда в 2011 году. Июльские решения суда об освобождении В. Неклаяева и И. Халип от отбывания наказания стало всего лишь формальным завершением процесса.

2-3 июля состоялся визит в Беларусь нового Президента Венесуэлы Н. Мадуро. По итогам встречи с А. Лукашенко было заявлено о необходимости выработать новую «дорожную карту» двустороннего сотрудничества (источник). Если исходить из более ранних официальных заявлений, беларуско-венесуэльское сотрудничество развивалось по восходящей к удовлетворению обеих сторон. Потребность в его серьёзной корректировке лишь подтверждает информацию о достаточно сложных взаимоотношениях между двумя государствами (источник). Беларуские участники совместных проектов неофициально неоднократно заявляли о том, что венесуэльцы являются очень требовательными партнёрами, а с учетом того, что их требования постоянно менялись уже после заключения соглашений – также и весьма непростым контрагентом.

15-17 июля состоялся визит А. Лукашенко в КНР, по итогам которого была принята декларация об установлении стратегического партнерства. Беларуские власти рассчитывают, что она позволит вывести двусторонне сотрудничество на более выгодный для нашей страны формат (источник). Однако, такой формат до сих пор не разработан. Особо следует остановиться на повторное (источник) введение в обиход официоза словосочетания «Великий Китай» (именно с большой буквы) (источник). Стоит отметить, что применительно к России этот эпитет уже давно не применяется.

Выводы. Требования официального Минска об отмене в одностороннем порядке ограничительных мер ЕС выглядят оторванными от реальности. Официальный Минск находится не в том положении, чтобы ставить условия. Несмотря на значительные материальные вложения по линии неофициальной дипломатии и лоббирования, такая неадекватность загоняет процесс нормализации отношений в тупик. Усталость от беларуского вопроса на Западе может привести к тому, что отношения с нашей страной, и так малозначительные для западной политики, окончательно утратят значение в силу поведения властей. Для Вашингтона и Брюсселя Минск – пренебрежительно малая величина, чтобы обращать внимание на звучащие оттуда требования. Если ранее высказывались предположения, что беларуские власти благодаря широкому задействованию своих лоббистов смогут добиться восстановления отношений с Западом на благоприятных для себя условиях, то по итогам июля скорее можно констатировать, что в ближайшее время это крайне маловероятно. Угроза финансового кризиса в Беларуси слишком очевидна и Запад может подождать (источник). Не стоит сбрасывать со счетов и субъективный фактор: то, что в своё время ЕС не ответил на оскорбления в отношении ряда европейских чиновников, прозвучавших с беларуской стороны, не означает, что о них забыли.

Стратегия втягивания официального Минска в совместные проекты, получившая определенную поддержку в европейских структурах, отнюдь не исключает сохранения существующих ограничительных мер и даже их усиления. Беларуские чиновники до сих пор не понимают, что играть на их условиях Запад не будет.

Говоря о беларуско-венесуэльских отношениях, нельзя исключать, что их пик уже пройден, а после завершения выполнения беларуской стороной своих обязательств по оборонным контрактам можно будет ожидать некоторого спада. Ранее нечто подобное уже можно было наблюдать в беларуско-иранских контактах.

Факт принятия декларации о стратегическом партнёрстве между Беларусью и Китаем существенного изменения характера двусторонних отношений скорее всего не повлечёт. Беларусь продолжит выступать в роли донора технологий и потребителя китайской продукции. Пока беларуские власти будут искать выгоду политическую, Китай продолжит извлекать финансовую. Можно ожидать некоторого увеличения китайской помощи нашей стране. Однако с учётом того, её размер невелик, такое наращивание принципиального влияния на экономическую ситуацию в Беларуси иметь не будет. Китай не станет заменой России, точно также, как он не стал заменять США для Пакистана. Визит А. Лукашенко скорее имеет пропагандистское значение для внутренней аудитории и для Москвы. Его практическое значение невелико.

Logo_руна