Внутреннее положение: устойчивость государственной власти.

1067

Для начала отметим изменение риторики А. Лукашенко, который вновь стал употреблять дефиниции «наш народ», «наши люди» применительно к согражданам. Похоже, власть решила вернуться к эксплуатации темы патернализма и заботы государства о простых людях. Связано это может быть с улучшением финансового положения страны, которое по нашему мнению является неустойчивым и временным, всецело завися от внешнеполитических и внешнеэкономических факторов.

Вообще же апрель прошел под знаком международных отношений. Освобождение Андрея Санникова и Дмитрия Бондаренко связано исключительно с необходимостью срочного восстановления внешнеполитических позиций властей. И корреляции с внутренней политикой тут не наблюдается: она по-прежнему носит репрессивный характер. Беларуские власти стремятся опереться на ресурсы третьих стран с целью упрочнения своих позиций в ходе диалога с Западом и Россией. Пока, правда, безуспешно.

Освобождение на православную Пасху Андрея Санникова и Дмитрия Бондаренко многие комментаторы расценили как отступление официального Минска перед лицом санкций Евросоюза и доказательство эффективности европейской политики в отношении Беларуси. На наш взгляд данная точка зрения необоснованно упрощает ситуацию и в полной мере не соответствует действительности: освобождение оппозиционных деятелей явилось результатом совпадения комплекса факторов, и ограничительные меры ЕС были лишь одним из них.

Во-первых, отметим, что шаги европейцев относительно беларуских властей назвать санкциями было бы не верно, так как прямого ущерба режиму они  причинить не могли. Скорее, это все же ограничительные меры.

Во-вторых, беларуские власти сохраняют на текущий момент достаточный запас прочности, в том числе и финансовой. Совокупные валютные резервы (золотовалютные резервы Национального Банка, валютные средства подконтрольных предприятий и закрытых фондов) доподлинно неизвестны, однако объем их значителен (не менее USD 13 млрд.).

В-третьих, утверждению об отступлении властей перед лицом ЕС противоречит тот факт, что давление на оппозицию не снижается, меняются лишь его формы. Более того, угроза возвращения в места лишения свободы Санникова и Бондаренко для радикальной части оппонентов А. Лукашенко  может выступать сдерживающим фактором от попыток изоляции режима.

Таким образом, говорить о некоей «капитуляции» преждевременно. Власти предпочли сделать шаг навстречу Западу не доводя ситуацию до крайнего обострения и неизбежного истощения собственных резервов. Именно в последнем и стоит искать основной побуждающий мотив руководства страны: уверенности в поддержке России не просто нет, а есть понимание того, что её не будет. Заявления о солидарности с беларускими властями не более чем протокольный акт формально союзных государств. Конфликт с Западом, как мы ранее указывали, имеет для Беларуси три негативных момента:

— понижательное давление на стоимость государственных активов, подлежащих приватизации;

— блокирование трансферта технологий, без которого экономическое развитие страны уже невозможно, так как собственная научная школа находится в крайне плачевном состоянии из-за хронического недофинансирования;

— отсутствие доступа к западным рынкам заемного капитала, особенно по линии международных финансовых институтов, что делает невозможным рефинансирование государственного долга и вынуждает для его обслуживания задействовать собственные ресурсы.

Подчеркнём, что последних в принципе пока достаточно, однако это все, чем располагает режим и его способность значительно нарастить валютные резервы без приватизации сомнительны. Россия компенсировать издержки конфликта с Западом не будет. Иных внешних источников поддержки найти не удалось в силу неудачной внешней политики, которую с сожалением можно охарактеризовать как «от провала к провалу».

Таким образом, власти пошли на некоторую разрядку отношений ценой потери политического лица (но пока не фактического контроля за ситуацией в стране) с тем, чтобы вести дальнейший диалог с Западом как субъект, а не проситель.

Однако, следует отметить, что время работает против беларуских властей: Запад вполне может принять вариант замораживания отношений до полного выполнения всех своих требований. Замораживание подразумевает ситуацию, при которой новые ограничения в отношении Беларуси не вводятся, однако инвестиционное и кредитное сотрудничество не возобновляется. И это объективно будет способствовать ослаблению режима, вынужденного расходовать собственные резервы на обслуживание стремительно возросшего государственного долга.

В любом случае, возврат западных послов в Минск следует рассматривать как техническое событие, которое в принципе ни на что не влияет и прорывом фактически не является.

Возвращаясь к проблеме внешнеполитических провалов Беларуси, отметим ситуацию в Катаре, откуда 17.04.2012 поступила информация о попытке государственного переворота. Внутриполитическая нестабильность в этой стране может перечеркнуть многолетние усилия беларуских властей по выстраиванию партнёрских отношений. И прежде всего в финансово-экономической сфере. Не секрет, что Беларусь рассчитывала на масштабные инвестиции из эмирата. Следует отметить, что никаких объективных условий, которые делали бы нашу страну потенциально интересным объектом для катарских инвестиций,  нет. По нашему мнению, речь шла о размещении в Беларуси авуаров эмира  Хамада бин Халифа и его ближайшего окружения. С учетом постоянных обвинений в адрес правящего монарха и его сподвижников в коррупции и злоупотреблениях можно предположить, что Беларусь пыталась привлечь «серые» капиталы катарского истеблишмента под личные гарантии А. Лукашенко. В любом случае, подобные планы имеют сомнительную перспективу, ибо наша страна не может считаться стабильной в долгосрочном плане в силу конфликта с Западом. Однако есть еще один фактор, который делает проблематичным приток катарского капитала в Беларусь в сколь-либо крупных размерах — российский. Катар оказывал активную финансовую и организационную поддержку инсургентам в Чечне. По оценке иранских аналитиков именно через Катар сегодня идет от 50 до 70% финансовых ресурсов для исламских экстремистов в российском Дагестане, Башкортостане и Татарстане (источник).  Усиление Катара в Беларуси может рассматриваться как прямая угроза стабильности внутри самой России.

Перенос послания А. Лукашенко Национальному собранию и народу в связи с необходимостью корректировки ряда принципиальных моментов в тексте документа стал беспрецедентным с 1994 года. По распространенной информации А. Лукашенко раскритиковал положения послания в части приватизации и внешней политики. При этом каждый из обозначенных пунктов следует рассматривать отдельно.

Мы не согласны с теми аналитиками, которые утверждают, что правки приватизационной части документа, носят популистский характер. Речь фактически идет о столкновении двух стратегий. Первая, стратегия Правительства,  направлена на поэтапную модернизацию экономики страны посредством расширения частного сектора и иностранного участия в экономике Беларуси. Кроме того, объективно следует признать, что в случае проведения приватизации значительная часть собственности перейдет в руки высокопоставленной номенклатуры, которая получив рычаги хозяйственные, закономерно захочет получить и рычаги политические с целью защиты себя и своей собственности. Вторая стратегия носит охранительный характер и представлена Администрацией. Фактически, она традиционна для Беларуси: точечная приватизация объектов на основе кулуарных договорённостей и сохранения возможности восстановления административного контроля над приватизируемыми объектами. Собственно риторика, которая может считаться популистской тут играет роль того самого дыма, за которым не видно огня. Забота о социальных правах трудящихся является заботой о сохранении существующего режима власти и персоналий  в нем. Тот факт, что А. Лукашенко сделал ставку на сторонников охранительной идеологии, несмотря на то, что в последние несколько месяцев он демонстрировал скорее склонность к либерализации, свидетельствует о неуверенности руководства страны и является признаком раскола в правящем классе. Таким образом, нет оснований полагать, что беларуские власти имеют некую выработанную стратегию социально — экономического развития страны. Политика в данной сфере и в дальнейшем будет носить характер непоследовательный, конъюнктурный и определяться известной формулой «Выкрутимся!».

При этом можно констатировать, что напряженность по линии М. Мясникович – А. Лукашенко как минимум сохраняется, если не усиливается. С учетом того, что М. Мясникович является для А. Лукашенко неудобным, во многом навязанным из вне руководителем Правительства, его статус под угрозой.

Относительно корректировки в части внешней политики: заявления о  том, что А. Лукашенко выступил против «излишне жестких мер реагирования» на позицию Запада следует воспринимать скептически. Единственными мерами реагирования в силу ограниченности ресурсов и отсутствия внешнеполитической стратегии официального Минска может быть только жесткая риторика. Можно ожидать, что отказ от «излишне жестких мер» является примирительным знаком Западу. Однако говорить об ослаблении позиций сторонников жесткой линии пока оснований нет: очевидно, что данная группа сохраняет влияние и вполне может воспользоваться внешнеполитической слабостью официального Минска как поводом для самоизоляции Беларуси.

Следует обратить внимание на противостояние с оппозицией по вопросу строительства Беларуско-китайского индустриального парка (далее по тексту БКИП) вблизи Минска. Власть уже проиграла конфликт информационно, а потому начала использовать единственный оставшийся рычаг – силовой. Именно так следует рассматривать задержания гражданских активистов, выступающих против строительства БКИП 12.04.2012 (источник). При этом, по нашему мнению, в случае, если на то будет желание китайской стороны, БКИП буден дан старт, несмотря на репутационные потери режима. Стремительно утрачивая в прошлом году внешнеполитическую субъектность, власти отдают себе отчет в необходимости вмешательства в «беларуский вопрос» иных игроков, которые могли бы уравновесить Россию и Запад. В случае начала реального функционирования БКИП и прихода туда значительных китайских инвестиций, этот проект приобретет характер стратегического для Китая, расширяя поле для маневра режима. Именно поэтому китайские инвестиции в Беларуси готовы принимать фактически на любых условиях.

Обратим внимание, что согласно ст. 10 «Соглашения по вопросам свободных (специальных, особых) экономических зон на таможенной территории таможенного союза и таможенной процедуры свободной таможенной зоны» (источник) льготы по таможенному оформлению и таможенным платежам для субъектов свободных экономических зон Беларуси действуют только до 01.01.2017 и то в том случае, если субъект хозяйствования был зарегистрирован в качестве резидента такой зоны до 01.01.2012. За текущий год в свободных экономических зонах Беларуси было зарегистрировано всего два новых резидента (источник, источник). Между тем, проектом Указа «О Беларуско-китайском индустриальном парке» резидентам БКИП предусмотрено предоставление таможенных льгот на срок 50 лет. Противоречия между основополагающим документов Таможенного союза и планами по созданию БКИП свидетельствуют о критической важности для режима «втягивания» Китая в «беларуский вопрос».

Апрель отмечен еще одним событием, которое является потенциальной точкой напряжения в беларуско-российских отношениях: постановлением Минэкономики от 11 апреля 2012 г. № 31 «О внесении изменения в постановление Министерства экономики Республики Беларусь от 28 декабря 2011 г. № 207» отменены ограничения по ценообразованию на газ для ОАО «Белтрансгаз». Таким образом, применительно к субъектам хозяйствования начинает действовать принцип свободного ценообразования. Регулируемые цены сохраняются только для предприятий, получающих газ через систему предприятий государственного производственного объединения по топливу и газификации «Белтопгаз». Несколько ранее мы уже высказали предположение о том, что свободное ценообразование может быть использовано в качестве механизма для фактически рейдерского захвата беларуских предприятий российским капиталом (источник). Согласно п. 6 «Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь об условиях купли-продажи акций и дальнейшей деятельности открытого акционерного общества «Белтрансгаз»» минимальный уровень наценки на природный газ, реализуемый этой компанией покупателям в  Беларуси, устанавливается в размере USD 15,95 за 1 тыс. куб. метров; с 01.01.2013 уровень ежегодной наценки корректируется по отношению к уровню предшествующего года на 1 января каждого года на величину долларовой инфляции. Принимая во внимание, что данным Соглашением установлен лишь нижний порог наценки на газ, принципиальное значение будет иметь её фактический размер на 31.12.2012, который и предопределит дальнейшее ценообразование. С другой стороны, из буквальной трактовки положения п.1.2. Постановления № 207 следует, что «Белтопгаз» имеет возможность реализации газа любому субъекту хозяйствования по установленной государством цене. Таким образом, на рынке могут присутствовать два продавца — «Белтрансгаз» и «Белтопгаз». Отметим, что средняя стоимость 1 тыс. куб. метров природного газа для большинства потребителей составляет порядка USD 275 без учета налога на добавленную стоимость, а входящая цена на газ для Беларуси — порядка USD 165. Разница между ценой для конечного потребителя и стоимостью импортируемого газа с учетом минимальной наценки «Белтрансгаза» составляет от USD 38 до более чем USD 90 за 1 тыс. куб. метров. Исходя из общего объема поставляемого в страну газа, можно уверенно утверждать, что речь идет о дополнительной доходности внутреннего газового рынка в размере не менее USD 1 млрд. в год. Сомнительно, чтобы беларуские власти в условиях ограниченности собственной финансовой базы не воспользовались этим источником доходов. В ином случае можно будет говорить о предательстве национальных интересов со стороны некоторых высокопоставленных чиновников Правительства. У беларуских властей сохраняется возможность контролировать уровень наценки «Белтрансгаза», что вытекает из требований Указа № 72 «О некоторых вопросах регулирования цен (тарифов) в Республике Беларусь». При этом, возможно создание схемы, при которой «Белтрансгаз» будет продавать поставляемый с территории России газ «Белтопгазу» с минимальной наценкой, а тот конечным потребителям по установленной Правительством цене. Данная схема позволит беларуским властям изымать у «Белтопгаза» в приказном порядке сверхприбыли  от операций на национальном газовом рынке, чего в отношении «Белтрансгаза» они сделать уже не могут.

Logo_руна