Внутреннее положение: устойчивость государственной власти.

1816

Событием месяца, безусловно, является активная попытка по возобновлению беларуско — европейского диалога. Первоначально, поступила информация об имевшей место встрече Министра иностранных дел Болгарии М. Младенова и А. Лукашенко, а позднее было обнародовано письмо Младенова в адрес К. Эштон.  Договоренности, изложенные в письме, частично подтвердились в виде освобождения ряда осужденных по событиям 19.12.2010 и неприменения силы к участникам акций протеста, организованных через социальные сети. Последние, впрочем, в силу своей малочисленности были практически незаметны.

Вторым важным событием является факт выдвижения В. Путина  единым кандидатом от власти на президентских выборах в России в будущем году, что напрямую влияет на стратегию поведения беларуских властей.

19.09.2011 достоянием общественности стало письмо Министра иностранных дел Болгарии М. Младенова о его встрече с А. Лукашенко. Особый интерес представляет тот фрагмент письма, где М. Младенов указывает, что во время встречи беларуский руководитель заявил о необходимости «нового конституционного соглашения, которое приведет страну к многопартийной демократии», а также об опасности «концентрации слишком большой власти, так как это он (т.е. А. Лукашенко) сделал». Также А. Лукашенко в ходе беседы с главой МИД Болгарии признал (со слов последнего), что наиболее надежными гарантиями независимости Беларуси являются устойчивые связи с ЕС и функционирование демократических институтов.

Данные заявления А. Лукашенко следует рассматривать критически: нет никаких свидетельств, дающих основание полагать, что в слово «демократия» он вкладывает тот же смысл, что и болгарский Министр. Более того, многопартийная демократия западного образца несет в себе прямую угрозу лично А. Лукашенко, так как подразумевается возможность неподконтрольного ему разбирательства по ряду щекотливых вопросов (исчезновение оппозиционных политиков, вольное распоряжение бюджетными средствами, непрозрачные приватизационные схемы и др.). При этом, принимая во внимание уровень информированности беларуского руководителя, можно не сомневаться, что очень многие, как в Беларуси (включая ряд формально оппозиционных деятелей), так и за ее пределами, заинтересованы в том, чтобы А. Лукашенко гарантированно хранил молчание. Фактически, А. Лукашенко находится в положении, когда не имеет иного выбора кроме как бороться за сохранение своего статуса, т.к. только он (статус) обеспечивает относительную безопасность беларуского лидера.

Единственной ситуацией, при которой А. Лукашенко может пойти на отказ от режима единоличного правления, нам видится такое состояние его здоровья, которое делает дальнейшее удерживание власти бессмысленным.

Вторым событием, которое имеет во многом определяющее значение для сохранения устойчивости государственного механизма Беларуси, является разрешение интриги президентских выборов в России. Можно утверждать, что выборы Президента РФ состоялись. Безусловно, это является неприятным фактом для беларуских властей, исходивших из того, что до марта 2012 года Кремль, занятый внутренней избирательной кампанией, не пойдет на обострение и без того непростых двусторонних отношений. Беларуские власти рассчитывали, что Д. Медведев и В. Путин не смогут достигнуть компромисса и вступят в прямое противоборство друг с другом. Вне зависимости от того, кто из них был бы избран Президентом России, он однозначно получал бы мощную оппозиционную группу, возглавляемую сильным лидером. Данная схема закономерно вела к ослаблению государственной власти в России и служила бы гарантией от угрозы активного вмешательства Москвы во внутрибеларуские политические процессы.

Плохой новостью для беларуских властей является сам факт того, что Д. Медведев сохраняет достаточно мощные властные рычаги, гарантировав себе пост Премьер-министра (по крайней мере, на среднесрочную перспективу). Именно Д. Медведев является инициатором  кампаний по давлению на официальный Минск, имевших место в период его каденции. По нашим данным, В. Путин мало интересуется беларуской проблематикой, в то время как Д. Медведев испытывает к А. Лукашенко личную неприязнь.

Ситуация складывается таким образом, что у режима практически не остается времени на торг с Западом: в свете фактически неминуемого натиска Кремля официальный Минск крайне заинтересован в нормализации отношений с ЕС и США. Некоторым позитивом для беларуских властей может быть то, что В. Путин имеет имидж антизападного политика, что дает беларуским властям возможность использовать миф «русской угрозы» в диалоге с Западом, прежде всего — с ЕС.

На текущий момент ЕС ограничивается формальными и имиджевыми санкциями, не демонстрируя склонности к обострению отношений с Беларусью. Так, на очередную антипольскую кампанию в беларуских государственных СМИ Польша отреагировала  маловразумительно. Беларуская власть пока демонстрирует несговорчивость и не спешит реализовывать те обещания, которые были даны М. Младенову: фактически заявлено об отказе от идеи круглого стола с оппозицией, не наблюдается снижения прессинга на политических активистов (хотя репрессивных мер избегают). Кроме того, официальный Минск демонстративно отказался от участия в варшавском саммите «Восточного партнерства».

Данные демарши беларуских властей не должны вводить в заблуждение:  альтернативы налаживанию взаимодействия с Западом нет и не будет. Спекуляции особым характером беларуско — китайских отношений неубедительны: подобная  «особость» присуща отношениям Китая с государствами Африки. Попытка же создать видимость некого специфического характера военного сотрудничества с КНР вообще может закончиться для беларуских властей печально, спровоцировав объединение Запада и России по «беларускому вопросу».

В сентябре произошло возвращение во власть Натальи Петкевич, назначенную помощником А. Лукашенко. Последняя имеет репутацию одного из «архитекторов» западного курса беларуских руководства, правда, на чем базируется подобное утверждение — достоверно неизвестно. Однако известно о серьезной материальной заинтересованности некоторых членов семьи Н. Петкевич в сотрудничестве с Западом (источник). По нашему мнению, влияние Н. Петкевич на внешнеполитический курс, равно как и её вес во властной иерархии Беларуси, весьма преувеличены. Она не относится к категории успешных управленцев, т.е. не имеет критической важности для сохранения устойчивости власти. Так, занимая с 09.01.2009 пост Первого заместителя Главы Администрации, она не смогла организовать на должном уровне работу государственного идеологического аппарата: именно в этот период беларуские власти начали стремительно терять контроль над собственным информационным пространством. Ранее, занимая пост Заместителя Главы Администрации и курируя, среди прочего, взаимодействие с органами судебной власти, Н. Петкевич не сумела остановить рост коррупционных проявлений в системе беларуских судов: в итоге, коррупция захлестывает беларускую судебную систему и борьба с ней фактически не ведется.

Таким образом, возвращение Н. Петкевич на властную должность ошибочно связывать как с потребностью в ней в качестве переговорщика с Западом, так и с ее управленческими способностями.

Следует обратить внимание на то, что в отличие от многих других беларуских чиновников сопоставимого ранга, Н. Петкевич после отставки не уехала из страны в Россию, а осталась в Беларуси, чем продемонстрировала лояльность. Возвращая её на руководящий пост, А. Лукашенко дает сигнал номенклатуре: отстранение от власти может носить временный характер, если человек продолжает демонстрировать свою надежность и преданность.

Отставка 20.09.2011 Г. Василевича с поста Генерального прокурора сама по себе не заслуживает того внимания, которое ей было уделено негосударственными СМИ и аналитиками. В условиях Беларуси прокуратура является бюрократической структурой, не играющей самостоятельной властной роли. Вершины влияния прокуратура достигла под руководством В. Шеймана, что было связано, в первую очередь, с его личностью. То, что смене Генерального прокурора было уделено столько внимания, свидетельствует лишь о неадекватном восприятии сторонними наблюдателями фактических властных раскладов.

В течение сентября месяца поступала информация о стихийных стачках и иных формах проявления недовольства рабочих государственных промышленных предприятий. Однако все они носили локальный характер и были достаточно оперативно урегулированы властями.

Между тем 19.09.2011 резко на 55-67% были повышены государственные закупочные цены на продукцию животноводства. Данное повышение цен может стать не последним: по нашей информации рассматривается возможность еще одного увеличения цен уже в ноябре и на 50%. Следует отметить, что ранее власти шли на резкое единовременное повышение цен на основные продукты питания только в случаях крайней необходимости. В данном же случае единственной причиной столь резкого одномоментного роста цен является попытка сбить неконтролируемый стихийный вывоз продовольствия за рубеж. В целом, государственные финансовые резервы позволяли бы сдерживать рост цен на продовольствие при наличии полноценного таможенно — пограничного контроля на границе Беларуси и России. В условиях же Таможенного союза единственной оправданной мерой остается выравнивание цен на внутреннем рынке до уровня соседних российских регионов.

В любом случае, рост цен на основные продукты питания повышает градус общественного недовольства и означает дополнительное давление на и без того критически низкий уровень поддержки беларуских властей обществом.

Вступление в Таможенный союз, если и отразилось на жизни рядовых беларусов, то только негативным образом: повышены ввозные пошлины на автомашины; отсутствие нормального контроля на российско — беларуской границе создает угрозу неконтролируемого вывоза дешевых товаров из страны; снижение таможенных пошлин на ряд импортных товаров до российского уровня, не привело к снижению их стоимости для потребителя. Таким образом, негативные результаты первого года функционирования Таможенного союза для беларуских потребителей создают новое «окно возможностей» в борьбе за власть для беларуской оппозиции, которым она традиционно не пользуется.

Logo_руна