Внутреннее положение: устойчивость государственной власти.

603

Месяц оказался динамичен и наиболее важные события его можно сгруппировать в три условные группы:

— усилия властей по разрешению проблемы кадров в системе государственного управления;

— серия выступлений наемных работников по всей стране с целью повышения оплаты труда;

— обострение отношений по линии ЕС-Беларусь.

Одновременно власти признали ухудшение структуры бюджета за счет снижения доли инвестиционных расходов. Проблема в том, что, несмотря на значительные усилия, не удается в полной мере проводить модернизацию национальной инфраструктуры. В условиях бюджетных ограничений уже через 3-5 лет Беларусь может столкнуться с серьезными сбоями в функционировании коммунального хозяйства. И тогда сюжеты о замерзающих зимой российских городах, столь любимые официальными беларускими СМИ, станут реалиями нашей действительности.

В феврале беларуские власти продолжили предпринимать попытки по выправлению ситуации  с кадрами в системе государственного управления. Так, изменен порядок присвоения классов государственных служащих молодым специалистам: теперь классность будет присваиваться не позднее одного месяца с начала работы по должности. Таким образом увеличивается оплата труда начинающих чиновников, которым доплата за классность будет производиться фактически сразу с момента начала трудовой деятельности (источник). Однако данная мера, по-нашему мнению, никак на ситуацию повлиять не сможет. Дело в том, что зарплата государственных служащих низового и среднего звена остается мизерной и при наличии доплаты за классность и не соответствует сложившимся реалиям рынка занятости. Интерес будет представлять результаты эксперимента, проводимого в аппарате Совета министров, где за счет уменьшения числа занятых на 20-25% будет увеличен премиальный фонд. Если эксперимент закончится успешно, то вполне возможен перенос новой схемы на органы государственного управления в целом. Однако о результативности можно будет говорить  не ранее конца текущего года. Пока же единственным стимулом для государственных служащих остается возможность получения льготного кредита на строительство жилья. Следует отметить, что низкое качество кадров в государственном управлении негативно влияет на устойчивость существующей социально-политической системы в целом. Фактор кадров, являясь ахиллесовой пятой беларуских властей, вполне может быть использован внешними игроками для дестабилизации режима в целом. Схему последнего можно было наблюдать на примере Ливии, где значительная часть высокопоставленных чиновников каддафистского режима была подкуплена и демонстративно перешла на сторону мятежников, после чего последовали паралич среднего и низового уровней государственного управления, дезорганизация тыла каддафистов и их полный разгром.

В течение месяца поступала информация о протестных выступлениях наемных работников, недовольных уровнем оплаты труда. Причем, протесты отмечены как на государственных, так и на частных предприятиях. Выступления носили стихийный характер и стали результатом самоорганизации работников на местах: ни независимые профсоюзы, ни оппозиционные структуры к ним отношения не имели. Более того, не отмечено даже попыток политических оппонентов режима воспользоваться недовольством. Власти продолжают уверенно контролировать социальную ситуацию. Следует отметить, что если в прошлом году к разрешению трудовых конфликтов привлекались чиновники республиканского уровня (включая Председателя КГБ), то в настоящее время вопросы урегулирования переданы на места. Таким образом, руководством страны угроза социального протеста не рассматривается в качестве вероятной, что является адекватной оценкой ситуации.

Безусловно, ключевым событием месяца стал фактически провал попытки возобновления беларуско-европейского диалога. Сразу подчеркнем, что невольные бенефициары нового конфликта с ЕС находятся в Москве, однако заказчики его в Минске. Также считаем, что виновником обострения отношений является Европейский союз: позволяя официальному Минску в течение 2011 года разговаривать с собой с позиции силы и языком оскорблений, европейцы создали у беларуских властей иллюзию вседозволенности в выражениях и поступках, чем спровоцировали их на очередной резкий шаг, чего могло бы и не быть, прояви ранее европейские чиновники элементарное достоинство.

Февраль начался с визита  Г. Виганда в Беларусь. Приезд высокопоставленного европейского чиновника дал основания некоторым обозревателям говорить о возможности принятия «плана Младенова №2» по нормализации отношений с ЕС. Однако, к сожалению не был озвучен основополагающий вопрос визита: по чьей инициативе он состоялся. Следует учитывать, что в течение 2011 года неоднократно планировался визит в Минск чиновника более высокого ранга – еврокомиссара Ш. Фюле. Однако каждый раз визиты отменялись по вине беларуской стороны. По-нашему мнению, инициатива визита Г. Виганда все же исходила от Брюсселя: беларуским властям удалось извлечь краткосрочную выгоду из мифа «российской угрозы» и заставить ЕС сделать небольшой шаг на встречу. Успеху беларуской стороны способствовало три фактора:

— отсутствие общей стратегии Запада по Беларуси;

— наличие лобби из числа некоторых стран ЕС, которые активно озаботились усилением влияния России в Беларуси, однако на деле отстаивают интересы собственных предпринимательских кругов;

—  о «российской угрозе» европейским чиновникам говорили не только их беларуские коллеги, но и некоторые оппозиционные политики и беларуские эксперты.

Последнее создало необходимый фон, благодаря которому визит и состоялся. Следует отметить, что Г. Виганд открыто заявлял о том, что цель его приезда — нормализация отношений с Беларусью. Минские власти приняли некоторые встречные обязательства, которые в традиционной манере выполнять не спешили. Поддавшись иллюзии возобновления диалога, ЕС сократил масштабы и тяжесть очередного пакета санкций, принятого в конце месяца, по сравнению с ранее озвученными планами. Реакция официального Минска оказалась откровенно непропорциональной. Связано это с тем, что изначально беларуские власти готовились к ответу именно на первоначальный пакет санкций, включающий, помимо более сотни лиц, которым будет запрещен въезд в ЕС и удар по интересам «придворного» бизнеса. То, что Минск ответит, было ясно заранее исходя из приговора Сергею Коваленко и двум телевизионным опусам, в центре которых оказались (вполне традиционно) посольства Польши и США. На фильме «Уроки польского» следует остановиться отдельно, что будет сделано ниже. Кроме того, совместное заявление А. Лукашенко и Д. Медведева от 24.02.2012 относительно перспектив расширения санкций в отношении Беларуси можно было рассматривать как своеобразное предостережение Брюсселю. Интересно и то, что в совместном заявлении акцентируется внимание именно на санкциях экономического характера, а не на визовых ограничениях (источник). После принятия Евросоюзом усеченного  пакета санкций произошел сбой в системе принятия решений высшим политическим руководством страны. Последовала реакция, загодя подготовленная как ответ на первоначальный пакет  санкций, а не на принятый. По-нашему мнению, сбой был не случайным, а спровоцированным. Беларуские верхи условно можно разделить на два слабо структурированных течения с достаточно размытыми границами:

— сторонников некоторой либерализации системы с опорой на Запад;

— сторонников мобилизационного развития страны, которые считают, что опора на российскую помощь позволит законсервировать политическую ситуацию на неопределенно длительный срок.

Следует понимать, что первая группа не является прозападной, а вторая пророссийской. Речь идет исключительно о конкуренции двух стратегий сохранения власти.  Конкуренция данных течений имеет основным инструментом борьбу за возможность преимущественного информирования А. Лукашенко, с расстановкой соответствующих акцентов в предоставляемой информации.

Реакция ЕС стала полным шоком для беларуских властей, уповавших на традиционную неразбериху и неповоротливость европейцев. Последовавшее за отзывом послов сожаление о случившемся В. Путина и заверение в том, что беларуско-европейский конфликт не помешает дальнейшей беларуско-российской интеграции в Минске было воспринято как откровенная издевка.

Посольский конфликт стал однозначным поражением беларуских властей. Во-первых, в ЕС вынуждены надолго замолчать сторонники гибкой линии в отношении Минска, противники же беларуского режима получили очередной стимул сплотить ряды и усилить нажим. Во-вторых, беларуские власти воспринимаются как недоговороспособные, остатки доверия к ним утеряны напрочь. В-третьих, в неудобном положении оказались лоббисты беларуских властей, действия которых способствовали шагам ЕС навстречу официальному Минску и косвенно спровоцировали конфликт. В-четвертых, репутационные потери страны таковы, что ни о каких серьезных инвесторах в беларускую экономику речи сейчас идти просто не может. В-пятых, угроза действенных экономических санкций возрастает многократно. Заявления о том, что ЕС никогда не пойдет на экономические санкции, так как это подставит под удар коммерческие интересы самих европейцев сомнительны: пример Сирии и Ирана, которые не несут никакой угрозы интересам ЕС,  демонстрирует, что коммерческие интересы далеко не всегда являются определяющими в политике Европы.

Утверждения, что санкции, будь они введены, легко нейтрализовать посредством торговли через третьи страны является демонстрацией незнания бизнес-процессов. Во-первых, создание посреднического звена требует дополнительных значительных расходов, которые возможны  либо за счет увеличения конечной стоимости товара, что рискует сделать его неконкурентоспособным, либо за счет уменьшения прибыли беларуских продавцов, что является прямым ударом по экономической системе, выстроенной властями. Во-вторых, возможность вести эффективную экономическую деятельность через страны-посредники определяется только принципиальностью подходов стран, которые ввели санкции. А опыт Ирана как раз и демонстрирует то, что при необходимости европейцы могут действовать и принципиально, и эффективно. Хотя и не сразу.

Особо следует отметить, что 10.02.2012 Совет ЕС принял постановление, расширяющее возможности применения санкций в отношении субъектов хозяйствования и граждан Беларуси. Теперь под санкции рискуют попасть и те, кто получает выгоду или поддерживает режим А. Лукашенко, то есть кто угодно по произвольному выбору (источник).

Далее отметим, что рассуждая о возможности введения санкций в отношении Беларуси, обращают внимание только на одну товарную группу – нефть и нефтепродукты. Между тем, поставки беларуского текстиля, продукции лесообработки и минеральных удобрений в ЕС весьма значительны. И могут быть легко перекрыты. Однако особо обратим внимание на калийные удобрения: в общем объеме экспортных поставок «Беларуськалия» на страны Запада приходится 1/3 объема. Поставки осуществляются через «Беларускую калийную компанию» (далее по тексту БКК), в число учредителей которой входит и российский «Уралкалий». Введение санкций против «Беларуськалия» и БКК приведет к выходу из состава последней российского учредителя, передел международного калийного рынка, в результате чего позиции беларуского производителя будут подорваны.

Также необходимо учитывать, что даже не вводя санкции против беларуских предприятий, Запад вполне в состоянии закрыть доступ на свой рынок заимствований как для властей Беларуси, так и для субъектов хозяйствования, блокировать программы кредитования страны по линии международных финансовых институций.

Завершая тему возможности введения санкций ЕС в отношении Беларуси обратим внимание на последний аргумент тех, кто утверждает, что санкции невозможны: Евросоюз стремится не допустить падения уровня жизни населения Беларуси. События последнего года показывают, что гуманные чувства в отношении иранцев и сирийцев не помешали европейцам ввести де-факто торгово-экономическую блокаду в отношении этих стран. При этом, Иран был и остается более интересным, перспективным и ответственным партнером для западных компаний, чем Беларусь.

12.02.2012 беларуское гостелевидение продемонстрировало очередной фильм в жанре журналистского расследования «Уроки польского». В нем содержатся традиционные обвинения Польши в поддержке беларуской оппозиции (что соответствует действительности) и намек на то, что именно Польша финансово обеспечила провокацию у Дома Правительства в Минске 19.12.2010. В фильме использована масса оперативных материалов беларуских спецслужб. На наш взгляд, наиболее интересен тот момент фильма, где приводится депеша польского посольства в Беларуси с якобы цитатой слов В. Некляева о том, что после прихода к власти беларуской оппозиции Летува в отличие от Польши не сможет рассчитывать на плодотворное двустороннее сотрудничество из-за фактической поддержки ею режима А. Лукашенко. С учетом непростых отношений между этими членами ЕС очевидна попытка спровоцировать конфликт между сторонницей жесткой линии по «беларускому вопросу» Польшей и занимающей более примирительную позицию Летувой. Возможно, расчет строился на том, что последняя страна примется более активно лоббировать интересы официального Минска в евроструктурах с целью досадить более крупной соседке и отстоять свои интересы в Беларуси. Однако, нам представляется сомнительным, что данная цитата В. Некляева (если она была) могла попасть в депешу посольства хотя бы в силу того, что Запад в целом (и Польша в частности) реально оценивают шансы беларуской оппозиции прийти к власти, и подобные заявления никакого интереса у польской стороны вызывать не должны в принципе.

Logo_руна