Военно-техническое сотрудничество Беларуси и Китая.

1594

В последнее десятилетие наблюдается резкая интенсификация отношений между Беларусью и Китаем на различных уровнях. В частности, А. Лукашенко уже пять раз посетил эту далекую страну. Не остались в долгу и руководители Поднебесной: высшие госчиновники КНР на уровне Председателя и его заместителей также неоднократно побывали с визитами в нашей стране.

По мнению многих аналитиков, подобная активность в межгосударственных связях во многом объясняется намерением прагматичных китайцев воспользоваться оригинальными разработками беларуской академической и прикладной науки а также учреждений и предприятий отечественного военно-промышленного комплекса.

При этом они ссылаются на не столь давнее сообщение китайского информагентства Синьхуа о том, что в городе Чанчунь северо-восточной провинции Цзилинь создана государственная база научно-технического сотрудничества КНР с Беларусью, Россией, Украиной и другими стран СНГ. Она ориентирована на контакты в области оптической электроники, материаловедения, биотехнологий и других отраслей науки.

Несколько раньше между Беларуским государственным университетом и Харбинским политехническим институтом (далее по тексту ХПИ) было подписано соглашение о сотрудничестве, согласно которому стороны учредили Центр научно-технического сотрудничества для ведения совместных исследований и разработки новых технологий. По словам ректора ХПИ Чжао Ци, сотрудничество с БГУ призвано стимулировать научные исследования института по таким передовым направлениям, как нанотехнологии, лазерные технологии и др.

Однако как полагают сторонники подобной точки зрения, практичных партнеров из Китая вряд ли интересует беларуская наука в чистом виде, её достижения прежде всего нужны КНР для использования в освоении космоса и создании передовых технологий двойного и военного назначения. Как представляется, вполне понимает это и беларуская сторона.

То обстоятельство, что в качестве одного из основных источников получения научно-технической информации двойного назначения выбрана Беларусь, эксперты объясняют действующее почти четверть века эмбарго на поставку странами НАТО новейших разработок в этой области Китаю. Следует напомнить, что запрет этот был наложен после жестокой расправы с демонстрантами на площади Тяньаньмэнь в 1989 году.

В последнее время всё более настороженно относится к своим китайским партнерам по военно-техническому сотрудничеству и Россия. Новейшие виды российского оружия почти не продаются Пекину. Ведь практически все поставленные ранее в Поднебесную образцы уже скопированы и даже предлагаются к продаже третьим странам.

И действительно, в последние годы, на основе позаимствованных в постсоветских странах и на Западе технологий Китай сумел создать ряд достаточно конкурентных образцов авиационных и ракетных вооружений. И тем не менее, как считают аналитики, сегодня ВПК КНР продолжает испытывать дефицит современных технологий на наиболее прорывных направлениях, включая системы навигации и наведения высокоточного оружия, средства ПВО и ПРО, автоматизированные системы управления различных классов и назначения, беспилотные летательные аппараты и т. п.

Отсюда явное желание китайского руководства заполучить где только возможно наиболее продвинутые разработки военного и двойного назначения. Однако, как уже говорилось выше, возможности Китая для получения их у мировых лидеров сегодня достаточно ограничены. В связи с чем для китайцев возникает настоятельная необходимость искать альтернативные источники. В качестве одного из них рассматривается и Беларусь.

В ответ на утверждения скептиков, которые заявляют, что Беларусь вряд ли может предложить Китаю равноценную замену европейским и израильским (или хотя бы российским) военным технологиям, хотелось бы сослаться на интервью данное еще 04.09.2005 газете Министерства обороны республики «Во славу Родины» тогдашним первым заместителем председателем Государственного военно-промышленного комитета Беларуси Петром Рогожевским.

По его словам, производимые и разрабатываемые в Беларуси образцы военной техники и продукции двойного назначения (включая комплектующие, приборы, аппаратуру и оборудование) во многом уникальны, не только не имеют аналогов в государствах СНГ, но и вполне конкурентоспособны на мировом рынке. П. Рогожевский заявил, что основу выпуска беларуского ВПК составляют созданные на основе новейших информационных и телекоммуникационных технологий изделия и продукты.

В том числе:

— автоматизированные системы управления войсками и оружием (АСУ ВВС и войсками ПВО, АСУ ракетными войсками, АСУ средствами радиоэлектронной борьбы и разведки), системы проводной, волоконно-оптической и радиосвязи для мобильных и стационарных АСУ;

— аэрокосмической оптоэлектронной аппаратурой и фотограмметрическими комплексами для получения цифровых электронных карт поверхности Земли, навигационного обеспечения высокоточного оружия;

— системами управления огнем бронетанковой техники, современными оптико-электронными прицелами для стрелкового оружия, лазерными ИК-прожекторами для танков и БМП;

— прикладными программными комплексами, обеспечивающими управление радиолокационными, лазерно-оптическими и информационными системами противоракетной обороны, станциями предупреждения ракетного нападения и системами контроля космического пространства.

Этот перечень впечатляет и может составить честь любой передовой в сфере военных технологий стране. Вполне возможно, что именно этим объясняется живой интерес к продукции беларуского ВПК тех стран, которые в силу ряда обстоятельств не в состоянии закупить передовые технологии и образцы вооружений у ведущих мировых производителей на Западе. И конечно же, в числе первых следует назвать Китай.

Александр Тараскевич, специально для Belarus Security Blog.

Logo_руна