Военные наместники. Но зачем?

654

Вы прочитаете этот материал за 5 минут

29.10.2020  Александр Лукашенко принял кадровые решения относительно  силового блока страны: Госсекретарь Совета безопасности Валерий Вакульчик, Министр внутренних дел Юрий Караев и его заместитель Александр Барсуков  назначены на должности помощников — инспекторов беларуского правителя по Брестской, Гродненской областях и Минску соответственно. В сферу компетенции В. Вакульчика и Ю. Караева входит и организация применения войск (десантно-штурмовая бригада в Бресте и механизированная в Гродно) для подавления протестов.

Брестская, Гродненская области и Минск отметились наибольшей протестной активностью в стране. Именно этим фактором первоначально можно было объяснить назначение на бюрократические должности генералов.

Однако, есть ряд признаков того, что протесты – часть вопросов, которые предстоит решать генералам. Причем не самая главная.

Судя по обстоятельствам оглашения решений о новых назначениях, никто из генералов не был предварительно о них поставлен в известность. В день назначений даже официальные источники не акцентировали вопрос на том, В. Вакульчик остается руководителем аппарата Совбеза или уже нет. Далее, лишь после назначения, А. Лукашенко озаботился наделением генералов новыми полномочиями: соответствующие решения ещё предстоит выработать. При этом фактически речь идет о серьезной перестройке системы государственной власти и введении должностей де-факто военных наместников в регионах, которые должны соединить в себе обширные административные, контрольные и карательные функции. Представители должны выступать в роли глаз Лукашенко в регионе и подчиняться непосредственно ему.

Похоже, что сначала А. Лукашенко принял решение и пубично объявил его, и лишь затем озаботился их надлежащим оформлением. А указы об освобождениие генералов от старых должностей и назначении на новые оформлялись пост-фактум.

Таким образом, неверно воспринимать назначение на новые должности В. Вакульчика, Ю. Караева и А. Барсукова как понижение: наоборот, пока похоже на то, что статус помощников-инспекторов в регионах по сути станет вице-премьерским.

О том, что военные наместники будут стоять выше региональных властей и местных генералов и полугенералов (армейских, милицейских, КГБ и МЧС, прокуроров, а также председателей облисполкомов и Мингорисполкома, которые, будучи начальниками зон территориальной обороны, по должности являются генерал-майорами, хотя соответствующей военной подготовки не имеют) косвенно свидетельствует и присвоение Ю. Караеву и А. Барсукову званий генерал-лейтенантов (В. Вакульчик уже генерал-лейтенант). Таким образом, они становятся старшими государственными чиновниками и по статусу, и по регалиям.

Тот факт, что со слов А. Лукашенко планируется появление аналогичных управленцев и в остальных регионах, причем именно из числа генералитета свидетельствует, что решение о введении должностей военных наместников – это не реагирование на прошлое (протесты в регионах по большому счету задавлены), а планирование будущего.

Рабочая гипотеза относительно новых назначений состоит в том, что введение должностей военных наместников в регионах и подбор на эти должности конкретных персоналий, были продиктованы следующими соображениями:

— Необходимо усилить контроль за гражданской бюрократией, которой Лукашенко не доверяет. Нельзя исключать, что по результатам протестной активности это недоверие лишь усилилось, хотя в целом бюрократия сохраняет лояльность и особенных причин для недоверия чиновникам нет.

— Необходимо придать бюрократии на местах дополнительный стимул для работы с большей самоотдачей, особенно в условиях сочетания политического и эпидемиологического кризисов, которое в ближайшее время будет дополнено экономическим кризисом. А. Лукашенко ранее неоднократно давал понять, что характеристики, которыми принято наделять офицеров (верность, честность, самопожертвование и приоритет интересов государства над личными, готовность принимать на себя ответственность в тяжелых ситуациях, инициативность и исполнительская дисциплина) явно недостает гражданской бюрократии, от чего проистекает большинство проблем в стране (правильную политику беларуского правителя неправильно проводят в жизнь нерадивые или зловредные чиновники на местах и в Правительстве). Сам А. Лукашенко является, безусловно, образцом всех офицерских добродетелей, а потому предпочитает маршальский мундир, а не генеральский.

— Караев и Барсуков, занимая публичные (а Караев – публично-политическую) должности относятся к числу наиболее одиозных руководителей МВД, которых обвиняют в причастности к репрессиям.

— Устранение из поля общественного внимания одиозных, но при этом надежных, фигур вместе с усилением контроля за бюрократией  и жесткими подавлениями протестов в последние две недели могут быть вызваны планами режима провести серьёзную политическую кампанию В рамках которой необходимо заранее и безусловного гарантировать благоприятный результат. После прошедших президентских выборов есть сомнения, что в будущем удастся мобилизовать бюрократию на фальсификацию выборов в прежних масштабах: массовое возмущение общества и давление на участников фальсификации серьезно затрудняют возможность работать в старой манере. Но честные выборы режим выиграть уже не в состоянии.

Соображения А. Лукашенко могут строиться на том, что существенное повышение роли парламента в системе власти успокоит политическую ситуацию внутри страны и снизит давление из-вне. Но при этом новые парламентские выборы власть планирует провести таким образом, чтобы гарантировав себе абсолютное большинство мест вне зависимости от того, как проголосуют избиратели. Естественно, эти места должны занять абсолютно лояльные марионетки.

Внимание к парламентским выборам в Беларуси традиционно меньше, чем к президентским, они не вызывают такого политического возбуждения общества, а значит и снижается вероятность обострения политической ситуации из-за фальсификаций. Тем более, что какое-то количество депутатских мандатов оппозиция (в основном люди, играющие в оппозицию) получит.

Таким образом, перестройка системы управления государством и введение должностей военных наместников в регионах вызвана необходимостью усиления контроля высшего руководства страны и над обществом, и над бюрократией на местах. Потребность в таком усилении диктуется предстоящей политической кампанией, имеющей целью разрешение политического кризиса таким образом, чтобы при формальных изменениях политической системы Беларуси фактически сохранить всевластие А. Лукашенко.

Logo_руна