Воительницы

415

Вы прочитаете этот материал за 7 минут.

Говоря об армии США, чаще всего затрагиваются вопросы технического оснащения, тактики и стратегии. Но вооруженные силы – часть общества. И подвержена тем же социокультурным процессам. Предлагаемый материал позволяет ознакомиться с одним из направлений трансформации армии США (возрастание роли женщин), особенностями её комплектования и социальным «портретом» американского военнослужащего.     

Как изменился опыт, представительство и признание женщин в армии через столетие после ратификации 19-й поправки к Конституции США? Как отметил президент Брукингса и генерал морской пехоты в отставке Джон Аллен, временами американские вооруженные силы были одним из самых прогрессивных институтов Америки, как в случае расовой интеграции в годы после Второй мировой войны. Но они также воплощают традиционную, консервативную культуру. Это организация, где для многих (хотя и далеко не всех) функций требуется мужской тип физической силы. А при заграничных операциях военнослужащие могут столкнуться с трудностями на местах. Женщины не менее способны выдерживать такие суровые условия и доказали это. Но могут быть серьезные проблемы при задействовании смешанных (мужчины и женщины) подразделений.

По этим причинам потребовалось много времени, чтобы вооруженные силы (США) стали полностью доступны для женщин. Примечательно, что только в годы президентства Обамы все боевые позиции, в том числе в сухопутных силах, были открыты для них. Предыдущий прогресс был постепенным. Законодательство, официально допускающее женщин в армию, было принято в 1948 году (хотя десятки тысяч их служили во время обеих мировых войн, а такие женщины, как Гарриет Табман и Мэри Уолкер, служили в гражданской войне медсестрами, шпионами и даже солдатами, замаскированными под мужчин). Женщины впервые поступили в военные академии в 1970-х годах, им было разрешено выполнять боевые задачи или служить на боевых кораблях ВМФ в 1990-х годах.

Принимая во внимание неотъемлемую роль, которую женщины играют в будущем вооруженных сил, на данном этапе в 2020 году важно сделать шаг назад и спросить: «Является ли армия США ведущей или отстающей организацией в отношении гендерного равенства? И должно ли её руководство гордиться достигнутым или стремиться улучшить ситуацию?»

На оба вопроса ответы неоднозначные. За последние несколько десятилетий вооруженные силы прошли долгий путь. Но предстоит еще многое сделать, и добиться гендерного равенства будет нелегко.

Сегодняшние вооруженные силы гораздо более интегрированы по признаку пола, чем когда-либо в прошлом. Женщины больше не исключаются из боевых задач любого типа: они являются пилотами, водителями транспортных средств, механиками и пехотинцами. Но хотя сегодня в вооруженных силах США исторически наивысшая доля женщин, они по-прежнему составляют всего 16 % от общей численности. Это вдвое больше, чем было еще поколение назад, но даже сегодня цифра колеблется от 8 % в Корпусе морской пехоты до 19 % в Военно-воздушных силах.

В высшем руководстве цифры ниже и отражают работу, которую еще предстоит проделать, чтобы помочь интегрировать женщин в армию. Одна из нас имела честь стать четырехзвездным генералом и первой женщиной в американской истории, которая руководила военным командованием. Но было только шесть женщин-четырехзвездных генералов. С тех пор, как первая из них Энн Данвуди получила это звание в 2008 году, в США прибавилось примерно 100 четырехзвездных генералов. Еще не было женщины-члена Объединенного комитета начальников штабов или женщины-министра обороны (или заместителя министра).

При этом армия США весьма разнообразна: примерно половина из завербованных новобранцев — выходцы из Латинской Америки или представители этнических меньшинств; около половины всех военнослужащих США состоят в браке, а 39 % имеют детей; одинокие родители составляют около 6% от общего числа вооруженных сил; около 5% военнослужащих состоят в браке с другим военнослужащим.

В политическом плане американские вооруженные силы склонны к консерватизму, особенно среди офицерского состава, но в воинских рядах существует значительная широта мнений. Все эти в целом обнадеживающие факты противоречат текущему гендерному балансу.

Хотя доля женщин в армии выше, чем когда-либо, отношения к ним там зачастую несправедливо. Они страдают от сексуальных посягательств со стороны мужчин. Это неприемлемо и является одним из многих вопросов, которые необходимо решить, чтобы в конечном итоге мы увидели равную долю мужчин и женщин в вооруженных силах.

Что можно сделать для решения проблем неравенства и недопредставленности женщин в армии? Не претендуя на решение всей проблемы, у нас есть несколько мыслей. Которые призваны повысить привлекательность военной службы в целом и улучшить гендерный баланс.

Во-первых, американские вооруженные силы должны набираться из более широкого круга американцев. Например, около 60% новобранцев сейчас происходят из военных семей. А с 2018 года армия завербовала 50% своих военнослужащих из 10% общеобразовательных школ страны, что свидетельствует о слишком большой зависимости от определенных географических районов. Это говорит о том, что военная служба стала во многом семейным делом, и большинство добровольцев подражают карьере своих родителей (обычно их отцов). В семейной гордости нет ничего плохого, и удивительно, сколько детей военных родителей готовы принять жертву служения даже после того, как они наблюдали её во время своего взросления. Но передача эстафеты из поколения в поколение имеет тенденцию увековечивать традиции — большинство, но не все из них хорошие — и чрезвычайно уменьшает количество американских молодых людей обоих полов, готовых подумать о службе.

Могут существовать способы расширения набора персонала даже в условиях сокращения числа подходящих кандидатов в современной молодежной среде. Например, в отношении высокого уровня ожирения в стране, хотя военные не должны снижать физические стандарты, они могут искать разумные способы побудить потенциальных новобранцев прийти в форму. Возможно, им можно было бы предложить работу при условии, что они будут заниматься с диетологом и тренером в течение определенного испытательного периода, чтобы улучшить физическую форму. Если они достигли соответствующих требований, они могут присоединиться к вооруженным силам Соединенных Штатов.

Когда дело доходит до решения проблем недопредставленности, важно изучить препятствия, мешающие женщинам проходить военную службу, в особенности сложности организации семейной жизни. Для женщин, в частности, не всегда возможно поддерживать непрерывность службы в течение их детородного возраста. Однако мы не должны терять этих людей. Необходимо продолжать развивать карьерные возможности, которые предлагают более реалистичные способы возвращения на военную службу после длительного отсутствия. Нам нужно больше женщин в среде старших офицеров, что тоже означает возможности для женщин продолжить свою карьеру после рождения детей.

Чтобы увеличить привлекательность военной службы для женщин, мы должны использовать тех из них, кто служил. Они могут быть одними из самых убедительных примеров для потенциальных новобранцев. Полковник морской пехоты Эми Эбитц подчеркнула некоторые яркие моменты, которые отражают возможности женщин в армии в отношении оплаты и опыта: «Военные абсолютно воплощают принцип равной оплаты за равный труд. Независимо от вашего пола, ваша заработная плата будет равна другим военнослужащим с такой же выслугой и квалификации. В экономике США женщина зарабатывает только 79% от того, что зарабатывает мужчина». И добавила она, что «военная служба позволяет получить навыки, которые вы в противном случае не могли бы иметь».

Мы прошли долгий путь. Но предстоит еще проделать большую работу, чтобы поощрять военную службу женщин и гарантировать им равные с мужчинами-военнослужащими возможности. В итоге мы усилим и свою страну, и свою армию.

С сокращениями.

Лори Робинсон, генерал в отставке, 37 лет армейской службы, первая женщина в истории США, возглавившая боевое командование (Северное командование и Командование ПВО Северной Америки (НОРАД));

Майкл О’Ханлон, профессор-адъюнкт ряда университетов США, был членом внешнего совета ЦРУ в 2011-2012 годах.

Logo_руна