Вооруженные силы Финляндии: модель сдерживания или бумажный тигр?

857

Вы прочитаете этот материал за 10 минут

Предлагаем Вашему вниманию главу из исследования эксперта польского центра OSW Петра Шиманского «На границе с Россией: политика безопасности Финляндии».

С точки зрения Финляндии, война между Россией, Грузией и Украиной подтвердила правильность сохранения принципа тотальной  обороны и призывной армии. В то же время российская операция по захвату Крыма вызвала дискуссию о слабостях финской модели обороны, связанных с финансовыми и материальными недостатками и трудоемкой мобилизацией резервистов. В результате Финляндия начала инвестировать в повышение уровня боеготовности армии и впервые после распада СССР объявила об увеличении мобилизационного потенциала. Финские вооруженные силы остаются в кадрированном состоянии и сосредоточены на подготовке призывников, что затрудняет оценку их реальных оборонительных возможностей.

Призывная армия и оборонительная доктрина

После 1991 года Финляндия сохранила основы доктрины обороны, сформированной в 1950-х и 1960-х годах – всеобщая военная повинность, высокий потенциал для мобилизационного развертывания, основанного на территориальной обороне и тотальной оборонительной системе. Аргументами для сохранения такой системы обороны были постоянное чувство угрозы со стороны России, социально-политическая привязанность к призыву на военную службу и экономический кризис 1990-х годов, который препятствовал дорогостоящей профессионализации вооруженных сил. Это отличает Финляндию от большинства стран региона, которые с конца 1990-х годов вкладывают средства в экспедиционные возможности для нужд операций НАТО по урегулированию кризисов.

Финляндия по-прежнему считает призывную армию дешевле и эффективнее. Защита большой территории (338 тыс. км2) и протяженной границы с Россией при небольшой численности населения (5,5 млн. человек) требует вовлечения всего народа в оборону страны. Обязательная военная служба также является важной частью гражданского воспитания – её проходят около 70% мужчин в год (в период Холодной войны было около 95%) (для сравнения: в Беларуси лишь 30% мужчин призываются на военную службу). В будущем старение общества станет проблемой для финской армии. Меньшее количество призывников может привести к дискуссии о большей открытости финских вооруженных сил для службы женщин. В 2017 году 81% граждан поддерживали призыв.

Финляндия предполагает, что как периферийная страна по отношению к своему цивилизационному центру (Запад) и граничащая с потенциально враждебной державой, она должна постоянно демонстрировать волю и готовность защищать свой суверенитет. Она делает это, обучая призывников (более 20 тыс. человек в год) (для сравнения: в Беларуси в год на срочную службу призывается также порядка 20 тыс. человек при населении 9,4 млн человек) и резервистов (около 18 тыс. человек в год) (для сравнения: в Беларуси в год на военные сборы в армию призывается до 5 тыс. человек). В то же время Финляндия предусматривает такие инвестиции в оборону, которые не будут восприниматься Россией как развитие наступательных возможностей. С точки зрения Финляндии, сдерживающим фактором является, прежде всего, высокий потенциал мобилизационного развёртывания (в 2017 году он составил 230 000 солдат, что составляет более 4% населения), что повышает цену возможной агрессии. Вооруженные силы Финляндии в мирное время представляют собой учебную структуру с небольшим числом профессиональных солдат (8 000 человек), ориентированных на работу с призывниками. Однако это приводит к величайшей слабости финских сухопутных войск — низкому уровню боеготовности подразделений. Мобилизация резервистов отнимает много времени, в то время как у России вдоль границы есть соединения, которые могут быстро начать наступательные операции. Военно-воздушные силы и флот Финляндии более профессиональны, чем сухопутные силы, т.е. они имеют более высокий уровень боеготовности.

На состояние военных сил Финляндии также влияет недостаточный оборонный бюджет. Потребности армии часто уступают другим приоритетам, таким как социальные расходы, поэтому к финским прогнозам увеличения расходов на оборону следует подходить с осторожностью. Их долговременная стагнация в размере около 1,5% ВВП приводит к нехватке военной техники и оборудования, в том числе для нужд мобилизации. Например, в последние годы количество военных кораблей сократилось, а в парламентском отчете за 2014 год указывалось на недостаточное количество противотанкового вооружения и средств противовоздушной обороны.

Наиболее важным видом финских вооруженных сил являются сухопутные силы, обладающие значительными артиллерийскими и бронетанковыми возможностями. В мирное время они состоят из пяти скадрированных бригад (в том числе арктической и танковой) и двух полков (спецназ и обороны Хельсинки). Во время войны основной ударной силой сухопутных войск является оперативный компонент (около 35 тыс. солдат). Задача территориального организованного компонента (около 125 тыс. солдат) состоит в том, чтобы замедлить противника.

Военно-морской флот отвечает за безопасность морских транспортных маршрутов и предотвращает доступ к финскому побережью (важность установки морских мин).

Традиционная роль ВВС заключалась в том, чтобы обеспечить превосходство в воздухе, но благодаря модернизации истребителей F/A-18 Hornet, завершенной в 2016 году, их задачи были расширены до непосредственной поддержки других видов вооруженных сил (получение возможности применения по наземным целям ракет JASSM и прецизионных бомб JDAM и JSOW). Как для страны с населением 5,5 млн. человек, в Финляндии сильная боевая авиация — 62 модернизированных истребителя F / A-18 Hornet.

Адаптация к новым вызовам

Несмотря на сохранение ключевых элементов оборонительной доктрины, вооруженные силы Финляндии реформируются под влиянием новых тенденций в области военных технологий и безопасности. Инвестиции в наступательные способности — самое важное изменение. Также важно повысить уровень боеготовности и большей открытости для международного сотрудничества.

Количество vs качество. После окончания холодной войны Финляндия провела реформы вооруженных сил в пользу отхода от количества к инвестициям в качество подготовки и оснащения солдат. Это означало постепенное сокращение персонала и количества резервистов, что было связано с сокращением русской армии после распада СССР. С 1990-х годов Финляндия более чем вдвое уменьшила численность вооруженных сил военного времени — с 530 до 230 тыс. Это было также связано с необходимостью экономии бюджета, что имеет решающее значение для самой глубокой реформы 2013–2014 годов, проведенной после финансового кризиса. Мобилизационная компонента была снижена с 358 до 230 тыс. человек. Более всего пострадали сухопутные силы, численность которых во время войны сократилась с 265 до 160 тыс. Также был сокращен профессиональный персонал (с 15 до 12,3 тыс., включая гражданских служащих), масштаб подготовки резерва (с 25 до 18 тыс. резервистов в год) и общее количество структур в вооруженных силах (с 51 до 32), благодаря их консолидации, централизации логистики и ликвидации одного уровня командования (то есть 4-х региональных командований, компетенции которых были переданы бригадам).

Аналогичная тенденция прослеживается в оснащении вооруженных сил. Финляндия постепенно выводит или модернизирует военную технику и оборудование периода холодной войны (главным образом советского), уделяя особое внимание приобретению меньшего количества более технологически совершенных систем. Из-за бюджетных ограничений она предпочитает закупки из резервов других армий (например, танков Leopard из Германии и Нидерландов, ракетных пусковых установок MLRS из Нидерландов, САУ K9 из Кореи). Она редко решает приобрести новое оборудование, как в случае замены советских систем противовоздушной обороны Buk на норвежско-американскую NASAMS-2. В целом сухопутные силы Финляндии имеют ограниченное количество современного оружия и техники (в основном для оперативных сил) и все еще имеют большой арсенал времен холодной войны (в основном для региональных сил). С 2021 года Финляндия будет выделять дополнительно 150 млн евро в год на приобретение оружия и военной техники. В ближайшее десятилетие Хельсинки планирует приобрести новые многоцелевые суда (1,2 млрд евро) и истребители (7-10 млрд евро). Ожидается, что к 2022 году эти амбициозные программы модернизации увеличат оборонный бюджет до 2% ВВП (увеличивая государственный долг). В их реализации Финляндия, вероятно, захочет распределить сходы между покупками в Швеции и США. Стоимость обоих тендеров, огромных для Финляндии, увеличивает риск задержек запланированных инвестиций.

Российско-украинская война вызвала дискуссию в Финляндии об армейской реформе, завершенной в 2014 году. В результате в июне 2017 года страна приняла новый документ стратегического планирования (Отчет правительства об обороне), в соответствии с которым мобилизационный потенциал был увеличен до 280 тыс. солдат, что должно усилить в основном региональный компонент.  Однако значение этого исправления реформы не следует переоценивать, так как увеличение вооруженных сил во время войны будет достигнуто частично за счет включения в мобпланы неучтенных призывников и пограничников. Это также не решает проблему недостаточного количества профессиональных солдат (в финской армии около 600 должностей остаются вакантными из-за экономии бюджетных средств) и ставит вопрос об гарантии обеспечения вооружением и военной техникой мобилизованных резервистов. Вполне возможно, что технический прогресс и чрезмерная загруженность профессионального компонента подготовкой резервистов заставят Финляндию увеличить число профессиональных солдат.

Обычный и гибридный конфликт. Финская армия сосредоточена на развитии способности противостоять обычной атаке. Однако выводы крымской операции заставили ее начать уделять больше внимания противодействию гибридным угрозам. В рамках этого она усилила пограничников (личный состав, вооружение, новые полномочия), обновила программу учений, внесла ряд изменений в законодательство, что позволило быстрее реагировать на появление диверсионных групп и экспроприацию имущества вблизи военных объектов, когда есть подозрения, что оно может быть использовано против обороноспособности государства.

Боевая готовность. Хотя дискуссии о необходимости повышения уровня боеготовности вооруженных сил продолжаются в течение длительного времени, только последние несколько лет принесли ряд новых решений в этой области. Они включали обновление базы данных резервистов (900 тыс.), увеличение масштабов их подготовки (в 2012-2014 гг. из-за дефицита бюджета они покрывали только 4–5 тыс. резервистов в год, в настоящее время 18 тыс.) и подготовку дополнительных авиабаз для дежурных пар истребителей (QRA). Кроме того, с 2016 года президент имеет право приказывать проводить внезапные учения с привлечением до 25 тыс. резервистов (без обязательного предупреждения за три месяца). Это направление укрепления обороноспособности также включено в Правительственный отчет об обороне, в котором некоторые призывники выделяются для быстрого пополнения войск в случае кризиса или конфликта (аналог наших мобпредписаний). Их военная служба была продлена с 6 до 12 месяцев. С 2018 года Финляндия должна дополнительно тратить 55 млн евро в год на повышение уровня боеготовности армии. Вышеуказанные изменения направлены на преодоление преимущества России в случае внезапного конфликта и повышение гибкости реагирования на нерегулярные действия.

Потенциал наступления/ответного удара. Отступлением от принципа развития строго оборонительных способностей является покупка 70 американских ракет JASSM (воздух-земля) в 2012 году, уже интегрированных с финскими самолетами. Они имеют радиус действия до 350 км, что для Финляндии впервые в истории означает возможность поражения целей в тылу войск противника. В то же время Финляндия модернизировала ракетные пусковые установки MLRS для  использования управляемых боеприпасов GMLRS с дальностью до 70 км и баллистических ракет ATACMS до 165 км. Пока это единственная деятельность Финляндии, которую можно рассматривать как наращивание собственных наступательных способностей. Возможности в этом отношении ограничены бюджетными проблемами.

Международное сотрудничество. Финские вооруженные силы, до недавнего времени руководствовавшиеся принципом самообороны, все чаще демонстрируют готовность получения и предоставления военной помощи. Мы говорим не только о соглашении с НАТО Host Nation Support, но и об изменениях в законе от июня 2017 года, которые позволяют Финляндии просить о военной поддержке другие страны, ЕС и международные организации. В то же время Финляндия сможет отправить солдат за границу с мандатом на применение силы, чтобы помочь другой стране. Для финской оборонной политики это важные изменения, потому что до сих пор закон разрешал использование вооруженных сил только в трех случаях: защита территории, поддержка деятельности государственного управления и участие в операциях по урегулированию кризисов. Работа по внесению поправок в соответствующие законы продолжается с 2009 года, после того как Франция активировала положение о взаимной помощи Лиссабонского договора (статья 42.7) в связи с террористическими атаками в 2015 году.

С незначительными сокращениями.

Logo_руна