Всем ли нужны погоны? Окончание.

3429

Вы прочитаете этот материал за 8 минут.

Погоны не для всех.

Таким образом, на протяжении длительного периода знаками различия гражданских чиновников были либо петлицы, либо погоны, значительно отличающиеся по виду от погон военнослужащих. В этой связи, очевидно, что воинские звания и им аналогичные специальные звания с соответствующими знаками различия (погонами) необходимо сохранить только у кадровых военнослужащих Вооруженных Сил, а также сотрудников правоохранительных органов, спецслужб, органов пограничной охраны и МЧС, непосредственно (!) выполняющих задачи в области национальной обороны, обеспечения правопорядка и пограничной безопасности, ликвидации чрезвычайных ситуаций, для исключения какой-либо путаницы при организации их оперативного взаимодействия с представителями Вооруженных Сил или при передаче их под военное командование на период проведения каких-либо мобилизационных или совместных мероприятий. Всем остальным работникам и сотрудникам воинских и военизированных формирований необходимо установить классные чины (ранги) гражданской службы, установив, в случае необходимости наличия форменной одежды, специальные знаки различия, отличающиеся от погон. Существующая же в настоящее время система специальных званий и знаков различия, например, работников юстиции или прокуратуры является калькой с воинской системы и не соответствует своему предназначению. Например, где в республике можно найти полк финансовой милиции, юстиции или медицинской службы? А ведь звания «полковник финансовой милиции», «полковник юстиции», «полковник медицинской службы» существуют! Кроме того, знаки различия у них такие же, как и у полковников Вооруженных Сил. Такие же знаки различия – погоны имеют и работники некоторых других структур. Так, например, погоны государственного советника юстиции 1-го класса фактически являются погонам генерал-полковника.

Поэтому и отличить их погоны от погон военнослужащих может только специалист, т.к. они абсолютно соответствуют им и по виду и по расположению звезд. Например, белые «парадные» погоны с темно-зелеными просветами прокурорских работников и военнослужащих-пограничников абсолютно одинаковы, что явно противоречит требованиям Закона Республики Беларусь «О воинской обязанности и воинской службе»: «Государственные органы, иные организации могут вводить форму одежды и знаки различия для своих работников (членов), не являющихся военнослужащими, после согласования образцов формы одежды и знаков различия с Министерством обороны Республики Беларусь. Эта форма одежды и знаки различия должны иметь существенное отличие от военной формы одежды и знаков различия военнослужащих».

Погоны (наплечные знаки) работников железнодорожного транспорта, транспортной инспекции, гражданской авиации значительно отличаются от погон военнослужащих, а вот погоны должностных лиц таможенных органов, работников органов принудительного исполнения и работников спецсвязи хотя и похожи на погоны военнослужащий, но имеют ряд отличий.

Таким образом, «существенного отличия» знаков различия сотрудников Следственного комитета, Государственного комитета судебных экспертиз, прокурорских работников, а также сотрудников органов внутренних дел, от знаков различия военнослужащих нет. Это также с полным правом относится и к различным общественным казачьим объединениям, которые используют форму одежды и знаки различия военнослужащих. Кстати, в Российской Федерации этот вопрос регламентируется Указом Президента «О форме одежды и знаках различия по чинам членов казачьих обществ, внесенных в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации», в соответствии с которым членам казачьих обществ разрешено использование исторической формы, знаков различия и наименования чинов, но не воинских званий и знаков различия.

Кроме того, специальные звания указанных категорий сотрудников также соответствуют воинским званиям. Причем, именно соответствуют, так как ранее существовавшее положение о переаттестации сотрудников, имеющих специальное звание при назначении на должности в военное ведомство, уже давно упразднено. Поэтому, начальствующему составу Следственного комитета, Государственного комитета судебных экспертиз, органов внутренних дел, органов финансовых расследований, органов и подразделений по чрезвычайным ситуациям, прокурорским работникам, имеющим классные чины, но не имеющим воинских званий офицерского состава, при приеме на военную службу на должности офицерского состава присваивается офицерское воинское звание, равное имеющемуся у них специальному званию или классному чину, однако в порядке переаттестации. А начальствующему составу органов прокуратуры, при приеме на службу в органы внутренних дел, специальные звания присваиваются в соответствии с имеющимися классными чинами прокурорских работников «автоматом», например, лейтенант милиции (внутренней службы) – юристу 3 класса, полковник милиции (внутренней службы) – старшему советнику юстиции. Такой же порядок присвоения специальных званий военнослужащим при переводе их в органы внутренних дел (кроме военнослужащих срочной военной службы), рядового и начальствующего состава Следственного комитета, органов финансовых расследований, органов и подразделений по чрезвычайным ситуациям.

Кстати, в Российской Федерации существует специальная таблица соотношения классных чинов федеральной государственной гражданской службы, воинских и специальных званий, классных чинов юстиции, знаками различия которых также являются погоны. Причем, знаки различия федеральных государственных гражданских служащих, государственных служащих государственной правоохранительной и государственной военной службы, имеющих классные чины, имеют существенные отличия как от погон государственных служащих государственной правоохранительной службы, имеющих специальные звания, так и погон военнослужащих. Например, погоны государственных гражданских служащих различаются не продольными просветами и пятиконечными звездами, а поперечными нашивками и десятиконечными звездами особого образца, однако погоны работников прокуратуры и Федеральной службы судебных приставов также, как и их коллег в Беларуси, аналогичны погонам военнослужащих.

Зарубежный опыт.

В военном ведомстве Российской Федерации, как и в военном ведомстве Российской империи, существовал институт военных чиновников, и гражданских специалистов даже разрешено назначать на «офицерские» должности, обеспечивающих повседневную деятельность войск (тыловые, финансово-экономические, кадровые органы и др.), в подразделения юридической, экологической и медицинской служб, в воинские части и подразделениях тылового и технического обеспечения, в военно-учебные заведения, в военные комиссариаты и военные представительства.

Существует институт военных чиновников и в армиях ряда других государств, где они работают на должностях структур, преимущественно, материально-технического и медицинского обеспечением, на административных должностях, в военных учебных заведениях. Причем, достаточно высокий уровень их социальной защиты позволяет не испытывать «кадровый голод» для укомплектования данных должностей.

Так, например, в США, гражданские служащие составляют примерно 25% численности Вооруженных Сил и работают примерно по 700 специальностям, причем значительное их количество являются сотрудниками аппарата высшего военного руководства вооруженных сил, центральных управлений и ведомств. В Бундесвере численность гражданских служащих составляет почти 30% их численности, причем, 40% – женщины. Примерно такое же количество гражданских специалистов и в вооруженных силах Франции, Израиля. Причем, практически во всех государствах, денежное довольствие гражданского чиновника на военной службе на 40-50% ниже, чем денежное довольствие военнослужащего на такой же должности.

Вывод.

Очевидно, что работников, имеющих воинские или специальные звания должно быть как можно меньше. Они должны быть, кроме военнослужащих срочной службы, только у кадрового состава (офицеров, прапорщиков и военнослужащих по контракту), непосредственно выполняющих задачи боевой подготовки, боевого дежурства, а в органах внутренних дел – по борьбе с преступностью. Все другие – работники секретариатов и приемных, пресс-служб, информационно-аналитических отделов, программисты, психологи, работники кадровых органов, вещевых, финансовых, продовольственных, медицинских и иных тыловых служб, члены спортивных команд, тренеры и инструктора по физической подготовке, преподаватели военных учебных заведений и военных кафедр, сотрудников подразделений по гражданству и миграции и т.п. и т.д. должны быть сугубо гражданскими специалистами. А ими могут и должны быть, в первую очередь, военнослужащие кадрового состава, находящиеся в запасе или отставке. Тем более, что опыт такого замещения есть, например, в аппарате Министерства обороны продолжает работать в должности, которую он занимал до увольнения с военной службы в запас, начальник управления информации – пресс-секретарь главного управления идеологической работы Министерства обороны полковник в отставке В.М.Макаров, его коллега – бывший заместитель начальника управления идеологической работы Государственного пограничного комитета полковник в отставке М.И. Скомский продолжает трудиться в этом же управлении на должности главного специалиста, кадровую службу ВВС и ПВО Вооруженных Сил достаточно долгое время возглавлял полковник в отставке С.В. Семеник и т.д. Примеров можно привести множество практически по всем «силовым» ведомствам. А вот на должностях преподавателей офицеров-пенсионеров практически нет, хотя им, имеющим богатый опыт служебной деятельности, особенно на строевых командных должностях передавать свое умение и опыт будущим офицерам, как говорится «сам Бог велел».

Для исключения снижения мобилизационной готовности воинских военизированных формирований, очевидно, необходимо всех гражданских специалистов объединить в корпус военных чиновников, подобный тому, что существовали в Российской империи, как, например, корпус горных инженеров, или, как в РККА корпус административно-хозяйственного начсостава, что позволило бы затем перевести в него военных юристов, финансистов, журналистов, часть служб тыла и врачей. Это не только сохранило бы социальный статус военнослужащим запаса, много лет честно служившим Родине, но и позволило бы отделить собственно офицерский корпус от тыловых служб и структур.

Замещение многих административно-хозяйственных должностей гражданскими специалистами, в том числе кадровыми военнослужащими запаса, позволит сэкономить государственному бюджету немалые суммы, а именно на выплате «ранних» пенсий, обеспечении форменным обмундированием, экипировкой и знаками различия, сокращении документооборота по учету, изготовлении служебных удостоверений и жетонов, выплате оклада за звание, дополнительных видов денежного довольствия (например, надбавки за выслугу лет), выходных пособий и т.д. Часть этих сэкономленных средств можно будет направить и на увеличение денежного довольствия кадровым военнослужащим и сотрудникам военизированных формирований, непосредственно обеспечивающим выполнение задач боевой готовности, боевого дежурства, безопасности, правоохранительной деятельности.

Леонид Спаткай, специально для Belarus Security Blog.

Другие материалы по теме:

Всем ли нужны погоны?

Logo_руна