Вторая мировая война: что думают молодые

1318

Вы прочитаете этот материал за 5 минут

Для целей настоящего материала будет использоваться общепризнанное наименование событий 1939-1945 гг. — Вторая мировая война. Стоит уточнить, что данное наименование используется государственной пропагандой исключительно в негативном ключе. Якобы через насаждение проплаченными историками термина Вторая мировая война, Запад хочет «отобрать Великую Победу», «принизить решающий вклад СССР в победе над Германией». Автор полагает, что расширение временных рамок на два предвоенных года позволяет расширить границы видения не только до подписания пакта Молотова-Риббентропа в 1939 году, но и проследить связь тех событий с войной в Испании 1936 года, несправедливо забытой официальными историками.

Советская историография начинала рассказ про войну с момента «вероломного нападения фашисткой Германии на СССР 22 июня 1941». В последние 30 лет власть рассказывает про пакт Молотова-Риббентропа, про соглашение в Мюнхене в 1938 году и про позорно проигранную войну с Финляндией. Официально признали даже негативное влияние сталинских репрессий против руководящего состава армии СССР в предвоенные годы. Границы принятия противоположной точки зрения закончились на теории Виктора Суворова о планах СССР начать наступательную кампанию против Германии, атаковав нефтяные месторождения в Румынии. Официальные историки понимали, что за принятием тезиса об агрессивной политике СССР в конце 1930-х годов неизбежно последует совмещение с признанными фактами империалистической политики СССР времён Хрущёва и Брежнева, что в итоге поставит вопрос о природной агрессивности коммунистической партии. Отрицание позитивного вклада советского периода в мировую историю ставит под сомнение и легитимность исторической политики действующей власти, чего допустить нельзя. Данное утверждение касается как исторической политики Беларуси, так и России в начале 2000-х годов. Ведь процессы «приватизации Победы» Москвой, с которыми безуспешно сражаются официальные гуманитарии в Беларуси в последнее время, начались с совместного отрицания книг Виктора Суворова и не проговоренной мысли о преступности коммунистической власти.

Говоря языком советских историков, решающий вклад в демифологизацию истории Второй мировой войны внесло развитие информационных технологий. Интернет победил Сталина. И продолжает побеждать. Часто современная молодёжь может гораздо подробнее рассказать про секретный протокол к пакту Молотова-Риббентропа, чем про двенадцать сталинских ударов. Активность сознательного меньшинства в русскоязычных медиа позволяет ежегодно актуализовать переселение в Казахстан чеченцев и ингушей, тему украинского Голодомора, оккупацию Прибалтики. Усилиями беларуских националистов история создания Беларускай Краёвой Абароны 23 февраля порой звучит гораздо громче, чем вся военная история битв Гитлера со Сталиным на территории России.

Историки в Польше и странах Прибалтики давно пришли к выводу, что наилучшим способом борьбы против советских и российских мифов является создание своих национальных мифов под руководящей и направляющей ролью институтов национальной памяти. Ярким примером является празднование на государственном уровне 30-летия Балтийского пути или дня единства балтов 22 сентября. Расстрелы в Катыни и почести Президенту Леху Качинскому,  Варшавское восстание находят своё отражение в исторической памяти поляков и жителей сопредельных территорий.

Стоит признаться, что никакой беларуской истории «Великой Отечественной войны» не существует. Это обычные остатки мифа про Машерова вместе с беларуской советской колониальной литературой. Эксплуатация партизанской тематики и антиполицайской темы была относительно эффективна в 1995-1996 годах в первую очередь из-за остатков советского мышления бывших советских школьников. К счастью партизанская идентичность беларусов уходит в небытие.

Успехи гражданского общества наиболее заметны в формировании региональной исторической политики. Особенно стоит отметить противостояние в Гродно и Орше при реконструкции (сносе) исторического центра в ходе подготовки к Дожинкам. Благодаря наличию в Гродно исторического факультета местного университета сопротивление властям было более организованным и успешным. Историческую школу, впрочем, позже разогнали, а историки эмигрировали.

Кстати, за последние несколько лет наблюдается определённый прогресс в области корректировки политики памяти во всех областных городах. Витебский облисполком и историки ВГУ поддерживают празднование Дня магдебургского права. В Могилёве проходят городские фестивали гражданского общества, а сопротивление активистов вынудило власти отказаться сначала от переименования одной из площадей в честь пророссийского священника Кониского, а парка Подниколье в парк Победы. Брестское общество «Дзедич» находит поддержку у бизнес-сообщества и бренда «Савушкин» в частности.

Не везде всё так радужно. В Молодечно, например, где была проведена единственная в Беларуси полная декомунизация городской топонимики в 1990-х годах, практически не заметно действия культурных контрэлит. На этом фоне в соседней Вилейке общество охраны памятников действует гораздо успешнее.

Отношение власти и общества к истории Второй мировой войны ярче всего прослеживается на минских кладбищах. Захоронения советских солдат на Военном кладбище были реконструированы ещё в начале 2000-х, а недавно руководство спецкомбината решило установить на цивильной части кладбища однообразные надголовники вместо железных крестов. Данная инициатива встретила сопротивление, как родственников усопших, так и экскурсоводов и научных работников близлежащих музеев. В процессе общественной реконструкции были найдены могилы членов Союза Беларуской Молодёжи, погибших в результате теракта советских партизан в Минске во время войны, что имело общественный резонанс. Защитники кладбища даже выиграли иск против власти в суде, что является случайностью в Беларуси.

Беларуская власть подменяет понятную обществу историческую политику упорядочиванием, стандартизацией мест памяти. Так реконструированный лагерь смерти Тростенец был открыт со скандалом в связи с участием почётного караула и торжественным залпом на месте расстрелов тысяч невинных жертв национал-социалистов.

Советские ритуалы чествования героев войны, могут быть механически перенесены в настоящее время, но выглядят уже неуместными, а порой могут вызывать скандалы, как случилось в Тростенце, с замалчиванием на мемориале слова «евреи», которые составляли большую часть погибших в этом лагере смерти. Недовольными остались и активисты, ведь власть снесла крест памяти христианина и патриота Винцента Гадлевского, расстрелянного немцами там же.

Исторические места, связанные с военной историей Советского Союза, были в достаточной мере отмечены ещё в 1970- 1980-е гг. Для отвлечения внимания от расстрелов офицеров Польши под Смоленском около деревни Катынь, Советы распиарили мемориал сожжённой вместе с жителями деревне в Логойском районе – Хатынь. Или мемориал Брестская крепость, являющийся ключевым местом для советской пропаганды про «героический подвиг советского народа» привлекает туристов из России и Польши, поэтому власти решили ввести институт лицензирования для экскурсоводов, которые бы рассказывали советско-беларуский вариант истории.
Под натиском общественности компания World of tanks перенесла свой праздник с Линии Сталина – комплекса укреплений на бывшей границе Западной и Восточной Беларуси, не сыгравших никакой роли при сдерживании натиска немецкой армии при продвижении к Минску. Линия дотов на запад от Минска была реконструирована в начале 2000-х годов по поручению Александра Лукашенко. В мемориал вошли православная церковь с памятником Сталину и парк советской военной техники. Тогда режим ещё нащупывал собственную национально-культурную идентичность, параллельно реконструируя замок в Мире и дворец могущественного рода Радзивиллов в Несвиже. Сегодня уже восстанавливаются замки рода Сапегов в Ружанах и Гольшанах. С помощью Польши была реконструирована усадьба композитора и политика Михаила Клеофаса Огинского в Залесье. К празднику урожая Дожинки в Лиде на Гродненщине восстановили средневековый замок основанный князем Гедымином. Идёт реконструкция замка в Креве, где была заключена Кревская уния — интеграционный союз Беларуси и Польши 1385 года.

На этом культурном фоне проигрывают советские места памяти, курганы славы и придорожные обелиски павшим солдатам. Здание музея Второй мировой войны в самом центре Минска было снесено, а на его месте был построен бизнес-центр. Самая большая в Европе  площадь Победы в Витебске была реконструирована в 2009 году, таким образом, что вместо памятника «Три штыка», символизирующих силы трёх фронтов, освобождавших от немцев Беларусь в 1944 году, центральное место площади заняла сцена для массовых мероприятий.

Особое значение для воспитания граждан при Советах имели небольшие памятники и могилы ветеранов за которыми должны были ухаживать ученики близлежащих школ, сформированные в пионерские и комсомольские дружины. За десятилетия суверенитета процессы урбанизации ускорились, деревни опустели, поэтому малые архитектурные формы реконструируют, как правило, местные власти силами строителей-профессионалов, а не комсомольских дружин. Молодёжная республиканская структура БРСМ гораздо сильнее вовлечена в текущие общественные процессы и не сильно занимается вопросами истории. Задачей нового комсомола в первую очередь является демонстрация поддержки стареющего правителя молодёжью во время избирательных кампаний. На финансирование концертов и мобилизацию учащихся для митингов 3 июля и 9 мая направлены основная часть ресурсов данной организации. Осенью-зимой БРСМ напоминает штабы республиканцев и демократов в США между избирательными кампаниями.

Теоретически именно армия должна была бы демонстрировать преемственность беларусов с «воинами-освободителями». Солдаты срочной службы с ностальгией вспоминают еженедельную передачу «Арсенал», где 15 минут рассказывалось про Вторую мировую войну (шутка). По собственному армейскому опыту могу сказать, что «Арсенал» был убог, и его никто не смотрел в отличие от украинских шоу «Хата на тата» и «Барышня-крестьянка».

Единственной темой из истории Беларуси, не подвергшейся переосмыслению беларуским обществом, за последние годы является Вторая Мировая война. Но это пока. Вполне вероятно, что в процессе переосмысления событий тех далеких лет от привычной советской мифологии мало что и останется.

Мнение автора не обязательно отражает позицию проекта.

Антон Рудаков, 25 лет, срочную военную службу проходил в одной из механизированных бригад армии Беларуси, специально для Belarus Security Blog

Logo_руна

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Имею мнение, что большинство молодежи никогда и не слышало про ВМВ, 01.09.1939, Пакт Молотова- Риббентропа, Виктора Суворова с его теорией, а если и слышало, то благополучно пропустило мимо ушей)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here